Путешествия и чартер
Майк Хорн — об установке водородного двигателя на яхту Pangaea и проекте GEN-Z
Майк Хорн — профессиональный путешественник-экстремал
Путешествия и чартер

Майк Хорн — об установке водородного двигателя на яхту Pangaea и проекте GEN-Z

Майк Хорн — профессиональный путешественник-экстремал
Следующая статья

Козыри суперяхты Ace

Предыдущая статья

BMW AVILON Golf Cup 2021: новый сезон

В рамках традиционной монакской «Недели океана» прошел 10‑й симпозиум по проблемам окружающей среды, главной темой которого стали альтернативные источники энергии. Мероприятие, на котором присутствовал князь Альбер II, состоялось в Яхт-клубе Монако, и среди интересных докладов особо выделялось выступление незаурядного швейцарского путешественника Майка Хорна, которое мы публикуем в сокращенном виде.

Я родился в Южной Африке, где природа — это часть жизни. В школе, сидя за партой, я глядел в окно и не понимал: почему я должен там оставаться, когда меня тянет на свежий воздух, туда, где я чувствую себя лучше всего?

Красота и опасности природы очаровали меня еще в детстве. Уже тогда я мечтал сплавиться по всей Амазонке до самого океана и позже стал планировать, как это сделать. На определенном этапе, когда уже накоплены опыт и знания и закрепилась уверенность в себе, ты вдруг чувствуешь, будто способен на что-то такое, чего никто и никогда прежде не делал. И если не попробовать это сделать, то никогда не узнаешь, получится или нет.

Я проплыл 7000 км по Амазонке, преодолел 40 000 км по экватору, поднимался без кислорода на самые высокие пики планеты, прошел через Северный и Южный полюсы, обошел на яхте вокруг света 15 раз и скажу, что человек должен жить не только мечтой, но и ее воплощением в жизнь. Это очень важно, и если мечтать свободно, как в детстве, то мечты станут реальностью.

Мир сильно поменялся за очень короткое время. После 27 экспедиций на своей яхте Pangaea я могу утверждать, что стал одним из немногих людей, которые своими глазами наблюдали эти изменения. В экспедиции 2019 года после 64 дней пути по льду я достиг Северного полюса. Лед там оказался всего 8 см толщиной, тогда как во время прошлой моей экспедиции 13 лет назад его толщина составляла 2,5 м. Это не просто большие — это огромные изменения, и происходят они гораздо быстрее, чем мы можем себе представить. Живя в крупных городах, мы не замечаем их, но стоит оказаться в удаленных от цивилизации местах, и перемены становятся очевидными. Теперь нам предстоит решить проблему, которую мы сами себе создали.

Многие до сих пор ошибочно полагают, что основным источником энергии в будущем останется ископаемое топливо. Однако уже сейчас ясно, что будущее за электричеством, водородом и другими альтернативными источниками, и к этому стоит относиться очень серьезно. Конечно, мы хотим знать, во сколько это нам обойдется, но у нас нет времени переживать о том, что придется заплатить двойную цену. Это вложение в наше будущее, и если мы не хотим платить сегодня, то завтра банально может не наступить.

Вернувшись из 27‑й экспедиции, я отправился на ралли «Дакар». Меня не интересуют ни сами машины, ни их звук, ни двигатели внутреннего сгорания, равно как и другие составляющие этого спорта. Я поехал туда, чтобы учиться и попробовать то, чего прежде не делал. Никогда не работая с роадбуком, я сел штурманом на багги к Сирилю Депре — пятикратному чемпиону «Дакара». Пристегнувшись, мы встали у стартовой черты, и я силился понять: какое удовольствие люди получают от всего этого? Да, гонка захватывает, но совсем не так, как путешествие на «снежную шапку мира», восхождение без кислорода на вершину К2 или погружение на дно океана. Гоняться может каждый.

Загорелся зеленый свет… Взревели моторы… Поднялась пыль… Стартовали и мы. Я забыл сообщить Сирилю, куда ехать, а когда разобрался с роадбуком, оказалось, что нужный нам правый поворот остался в четырех километрах позади. Это был полный провал.

Почти 62 млн подписчиков в социальных сетях следили за тем, как я покорял Северный полюс, и почти все они осудили мое участие в «Дакаре». По окончании той полярной экспедиции я говорил, что для сохранения планеты мы должны многое изменить, но сам отправился на ралли. В итоге я не стал для всех этих людей тем примером, который они стремились увидеть во мне, а вместо этого превратился в объект критики, одновременно полезной и вредной для каждого из нас.

Именно тогда я задумался о замене дизельных двигателей Pangaea на водородные. Но для этого мне нужно лучшее решение из имеющихся на сегодня. Hyundai и Toyota сейчас производят двигатели с водородными ячейками по технологиям десятилетней давности, тогда как нас интересует новое поколение агрегатов, которые смогли бы в полной мере конкурировать с двигателями внутреннего сгорания по мощности и КПД. Если удастся изобрести достаточно легкие и мобильные водородные топливные ячейки, которые можно использовать не только на яхтах, но и на автомобилях, промышленность начнет инвестировать в них, и ожидаемые изменения, включая развитие инфраструктуры, произойдут гораздо быстрее.

Вспоминая критику за участие в «Дакаре», я в какой-то момент решил построить гоночный автомобиль с водородным двигателем, чтобы публично выставить его против обычного раллийного авто с ДВС. Чтобы создать агрегат мощностью 400 л.с., мы разработали совместную научную программу с компанией CIA, у которой уже есть топливная ячейка нового поколения на 390 кВт. Нам предстоит приспособить ее к экстремальным условиям, поработать над устранением влияния вибрации и системой фильтрации воздуха, а также обеспечить работу компрессора не только на дорогах, но также в пустыне и в море.

К концу года в рамках этого проекта с названием GEN-Z будет готов водородный двигатель, который мы сначала испытаем на багги, а потом используем для модернизации Pangaea. Это станет отправной точкой, после чего появится возможность применять двигатели такого типа на разных видах транспорта.

Очевидно, что нам нужно спросить себя: хорошая ли это идея — путешествовать на водороде в отдаленных регионах? Я готов рискнуть и отправиться туда на своей яхте, так как всегда смогу вернуться обратно под парусом. Но к началу массового внедрения водородных двигателей мы должны быть уверены, что эта технология не подведет вдали от цивилизации.

Часто проблема заключается не в самой технологии, а в том, как мы к ней относимся. Много раз мне говорили, что невозможно достичь Северного полюса полярной ночью, но я дошел до него. Говорили, что нельзя покорить один за другим четыре восьмитысячника, но я сделал это. Чтобы сделать невозможное возможным, нужно просто поменять свое мышление, и тогда необходимые технологии найдутся!

Я — Майк Хорн, и мне безразличны деньги. Я хочу лишь подниматься в горы, пересекать океаны или сплавляться по Амазонке; ловить крокодилов, разговаривать с белыми медведями или спать в палатке где-нибудь на краю света. Все это побуждает меня искать и показывать людям пути устойчивого развития технологий, не вредящих нашей планете. И то, что мы делаем в рамках проекта GEN-Z, мы делаем не ради прибыли, а для развития нашей цивилизации и самой возможности человечества иметь будущее.

Дата:

01.06.2021

Текст

Татьяна Овчинникова

Фото

Дмитрий Шаромов

Следующая статья

Козыри суперяхты Ace

Предыдущая статья

BMW AVILON Golf Cup 2021: новый сезон

Новые материалы
Похожие статьи