Камчатка яхтенная

Путешествия и чартер
Следующая статья

Vladivostok Boat Show 2021

Предыдущая статья

Limassol Marina. Дом вдали от дома

В Авачинской бухте весна,
А впрочем, мы скажем иначе.
Поверь, возвратятся, Авача,
В родные края корабли.
Камчатского солнца блесна
Сверкнет сквозь усталые мачты,
Желая тепла и удачи
Всем жителям этой земли.

Александр Гейнц и Сергей Данилов,
«В Авачинской бухте туман…»

Прилетевшего с запада страны человека может удивить, что все маломерные моторные прогулочные суда на Камчатке называют катерами, будь то крохотный каютный «Бриз» дальневосточного производства или солидная 25‑метровая европейская флайбриджная яхта. Надо сказать, привыкших к более точной классификации людей это поначалу озадачивает, но к такому скоро привыкаешь. Гораздо сложнее примириться с контрастом красоты могучего океана и унылостью людского обиталища на его берегах. Стараясь не обращать внимания на городскую архитектуру, ветхость жилого фонда и качество дорог Петропавловска-Камчатского, мы сразу отправились выяснять то, за чем приехали, а именно: состояние и особенности местного яхтинга.

На 311 тысяч жителей Камчатки приходится около 18 тысяч зарегистрированных в ГИМС маломерных судов — в четыре раза больше на душу населения, чем, например, в Самарской области. Однако сопутствующая инфраструктура при этом практически отсутствует.

«Единственное, что может привлечь сюда яхтсменов, — это природа, — рассказывает Юрий Овсянников, капитан парусной яхты Svarga, которого мы встретили на причале самой крупной стоянки прогулочных судов у Морвокзала. — Здесь очень много фьордовых бухт, каждая из которых по-своему уникальна. На мой взгляд, тот же Владивосток в отношении природы беднее, а мне есть с чем сравнивать. Сезон на Камчатке не такой уж и короткий: официально навигация открывается 15 апреля, и ходим мы до конца октября. В прошлом сезоне в Петропавловске-Камчатском насчитывалось порядка 15 парусных яхт, а в этом году должны прийти еще семь-восемь. Все лодки не новые, гонят их из Владивостока, Японии и Кореи. Малочисленность флота обусловлена прежде всего особенностями инфраструктуры, а точнее, ее отсутствием, плюс стоянка здесь достаточно дорогая. В прошлом году цена за место для моей 9‑метровой яхты составляла 25 000 руб./мес., а в этом ее, естественно, еще накрутят. Владельцы стоянки, расположенной на территории бывшего судоремонтного завода, гордо заявляют, будто она лучшая на всем побережье, но вы сами видите, что тут происходит».

Действительно, стоянка на территории порта гораздо больше походит на неухоженную промзону, нежели на марину, и призывы судовладельцев что-то изменить остаются неуслышанными. Учитывая внешний вид и состояние самого города, надеяться на то, что по соседству с хладокомбинатом, угольной и металлической гаванями, причалом ГСМ и филиалом «Нацрыбресурсов» появится цивилизованный яхт-клуб, пока не приходится. А посему, выкладывая 120−140 тыс. руб-лей за место для 60−80‑футовой яхты у необорудованной причальной стенки, нужно готовиться к тому, что вместо облагороженной набережной с ресторанчиком или хотя бы хозблоком придется любоваться на елочки, тянущиеся к небу в окружении ржавого металла и осыпающегося бетона…

Городские власти нейтральны к яхтингу: от них нет поддержки и помощи, но нет и препон, а потому неравнодушными к этому увлечению людьми движет голый энтузиазм.

«Разрешение на водопользование здесь получить несложно, ибо нет конкуренции, — рассказывает Алексей Кириленко, владелец яхт-клуба Mooring Tin, что находится на окраине города в бухте Бабья. — Был момент, когда у нас собирались строить марины, но потом, оценив инвестиции, к этой идее охладели. Сейчас в нашем яхт-клубе 50 стояночных мест у самодельных, максимально экономичных понтонов, и мы строим новые, чтобы удвоить вместимость».

Mooring Tin, который здесь чаще называют «стоянкой на ЖБФ» (рядом расположена жестяно-баночная фабрика), уже гораздо больше похож на типичный социальный финский яхт-клуб, где с причалами соседствует административное здание, а на охраняемой территории зимуют вытащенные на берег лодки. Жаль только, что вид на Авачинскую губу портит скопище ржавеющих посудин, включая последнюю на Камчатке подлодку проекта «Варшавянка» и вросший в ил у самых причалов клепаный остов какого-то судна. Картина на третьей более или менее крупной стоянке «Морской ветер», расположенной в бухте Богородское озеро, тоже не обнадеживает: прогулочные катера притулились у старой бетонной причальной стенки и незамысловатых причалов вперемешку с разномастными промысловыми и рабочими судами.

Как здесь саночки возить?

Вопрос зимнего хранения прогулочных судов на Камчатке стоит крайне остро: все, что не влезает в автомобильные гаражи, приходится оставлять под открытым небом.

«Кто-то строит собственные ангары, другие закатывают лодки в пленку за сотни тысяч рублей, вызывая для этого людей из Владивостока, — рассказывает Дмитрий Остапчук, капитан яхты Ruby 65. — Отапливаемых помещений для зимнего хранения у нас нет, и единственная реальная альтернатива — уходить в теплые страны».

Именно так поступают многие владельцы не только крупных моторных, но и небольших парусных яхт. Проведя на Камчатке лето и осень, они отправляются зимовать в Южную Корею и на Филиппины через Владивосток и Японию, причем остаются там вместе с лодками, ибо жить в этих странах дешевле, чем дома. Затраты на топливо при этом частично покрываются сэкономленными на спуске и подъеме судна средствами. В Петропавловске четыре плавкрана типа «Черноморец» грузоподъемностью до 100 т, которые могут за один подход скинуть или поднять любую из имеющихся яхт. Однако проблема в том, что два из них принадлежат военным, а посему планировать что-либо очень сложно, тогда как два других поочередно выходят из строя. Как следствие, значительная часть яхт все еще остается куковать на берегу в ожидании спуска, когда сезон уже начался.

Не лучше обстоит дело и с сервисом: все приходится чинить и обслуживать своими руками. «Чего я уже только не переделал, в том числе методом проб и ошибок, — делится с нами Дмитрий Остапчук. — Авторизованных сервисов у нас нет, специалист по двигателям приезжает из Владивостока, и приходится под него подстраиваться. Частники, как правило работавшие в торговом или рыболовном флоте и в глаза не видевшие „Азимутов“ и „Ферретти“, действуют по наитию, поэтому результат гарантирован не всегда. Капитаны, которые приходят на яхты в основном с большого флота, сначала думают, что работа эта — не бей лежачего, но реальность оказывается совсем другой».

Ни одного магазина с дельными вещами, красками, запчастями и прочими яхтенными товарами в Петропавловске нет, поэтому все приходится везти из Владивостока или заказывать в Сети. Равно как нет тут компаний, специализирующихся на яхтенной косметике, клининге и электрике, вот и вынуждены владельцы небольших лодок и наемные капитаны становиться мастерами на все руки.

Отдохнуть или заработать?

Несмотря на все эти проблемы маломерный флот на Камчатке постепенно растет, но лодки сюда покупают в основном не для отдыха, а для работы. Содержать яхту исключительно для собственного удовольствия здесь весьма накладно, а те, кто может себе это позволить, как правило, предпочитают держать ее за границей. В результате частных прогулочных судов длиной более 40 футов, которые регулярно или эпизодически не используются для извоза туристов, дайверов или рыбаков, на Камчатке единицы.

«Флот скоростных катеров и парусных яхт медленно, но все же растет в ответ на увеличение туристического потока, — поясняет Алексей Кириленко. — В прошлом году, например, никто не жаловался на недостаток фрахта. Основными клиентами здесь всегда были иностранные туристы, но хлынувшие на Камчатку после закрытия границ соотечественники полностью компенсировали их отсутствие».

Почти все владельцы прогулочных яхт на Камчатке зарабатывают извозом туристов

Морские прогулки тут предлагают от самых коротких (выйти вечером в Авачинскую губу и встретить закат на фоне вулканов) до более длительных, занимающих целый день. Стандартные маршруты включают поход к скалам «Три брата», до острова Старичков, что лежит сразу за «воротами» губы, и в бухту Русскую, где морских животных и птиц еще больше и выше вероятность встретить косаток. У камчатского чартера свои особенности: лодки без капитана в аренду здесь не сдают, а также не практикуют многодневные переходы с ночевкой пассажиров на борту, если только это не экспедиционные туры на Курильские или Командорские острова. В высокий сезон нередко поступают запросы на празднование дней рождения и свадебные прогулки, и чартерные операторы готовы обеспечить на борту достойный кейтеринг. По словам агентов, конкуренция на местном чартерном рынке присутствует, но не слишком острая, поскольку летом поток туристов даже избыточный, и заказы на будущий сезон сейчас начинают поступать, когда лодки еще не завершили текущий.

Не благодаря, но вопреки

Задумывая прогулку на яхте, стоит заранее настроить себя на то, что удовольствие от нее могут испортить погода и военные. Алексей Кириленко рассказал, что однажды они посчитали количество ходовых дней, когда погода «шепчет» и «таможня дает добро»: получилось 60 за сезон. И если птичьи базары, каланов, китов, лежбища нерп и сивучей можно посмотреть и в пасмурный день, то, когда «хозяева» закрывают море из-за учений или вообще без объяснения причин, остается только томиться в ожидании и надеяться не опоздать на самолет. Военные считают Авачинскую губу своей собственностью, и гражданским судам не остается ничего другого, кроме как подчиняться установленным правилам, некоторые из которых могут оказаться весьма неожиданными. Например, в губе нельзя пересекать курс любого военного корабля, будь то даже самый тихоходный буксир. Его следует пропустить или обойти с кормы, на что уходит время и топливо. Чтобы выйти в море, необходимо сообщить об этом в несколько мест: заявиться у пограничников (в прошлом году это следовало сделать за четыре часа, теперь сократили до двух), доложить капитану порта, рейдовой службе «Восход»…

Экипажам яхт под иностранным флагом тоже следует готовиться к неожиданностям: их в любой момент могут развернуть или поставить к причальной стенке «до выяснения». Иностранные яхты в основном заглядывают в эти края, когда идут транзитом на Аляску или спускаются из Канадской Арктики. Кстати, до начала пандемии камчатские яхтсмены сами нередко ходили в гости к соседям.

«Регионы эти во многом похожи, только как бы немного перевернуты друг относительно друга, — поясняет Сергей, капитан яхты Orca, во время нашей прогулки к острову Старичков. — Камчатка южнее Аляски, но вода здесь холоднее и климат более суровый. Дело в течениях: у них теплое Аляскинское, которое берет начало от Куросио, а тут холодное Курильское. Поэтому по берегам Камчатки растет в основном каменная береза, а на Аляске — ель, пихта, лиственница. Ну и туристов там три миллиона человек в год, а не триста тысяч, как у нас».

Отдельный вопрос — топливо. Привычных жителям европейской части России заправок на воде в Петропавловске нет. Пополнить запасы можно на стоянке в порту, где постоянно дежурит автоцистерна, но многие возят горючее в канистрах с автомобильных заправок или заказывают доставку туда, где есть причал и можно подъехать, а мест таких мало.

«На военных надеяться нечего, так как они ходят на флотском соляре и „Евро‑5“ для приличных моторов у них просто нет, — поясняет Дмитрий Остапчук. — В порту предлагают купить дизель „Евро‑5“ для яхт, но в реальности продают только честный „Евро‑4“. При бункеровке я каждый раз беру сертификат и пробник из этой партии. За сезон набирается целый ящик опломбированных пузырьков!»

Сложности со стоянкой, хранением и сервисом хотя и портят настроение, но не останавливают камчатских яхтсменов. Уже по первым минутам разговора с ними становится понятно: эти люди любят море и готовы мириться с недостатками инфраструктуры ради того, чтобы проводить время на воде.

«Признаюсь, что на покупку лодки меня сподвигла жена, — рассказывает Борис, хозяин небольшого каютного катера, с которым мы разговорились в яхт-клубе Mooring Tin. — В молодости она занималась туризмом, и сначала мы ездили отдыхать на машине в близлежащие бухты. Но однажды она сказала мне: иди учись на «маломерника», а деньги на лодку найдем. Сначала купили надувнушку, потом взяли катер. И теперь, когда приятели напрашиваются со мной на рыбалку, я им отвечаю, что в море хожу с женой! На борту мы никогда не ночуем, хотя каюта позволяет. Вместо этого предпочитаем спать на берегу в палатке.

Я действительно отдыхаю на воде и всегда говорю друзьям, что если бы они знали, как это здорово, то давно бы побросали свои машины. Заходишь в бухточку, встаешь на якорь, рыбачишь, загораешь, гуляешь по берегу… Никакой суеты, и вокруг никого. Кстати, рыбацкая удача тут изменяет редко: без улова почти никогда не возвращаешься. У всех свои разведанные места на банках, которые стараются держать в секрете. Треска ловится до 18 кг, а в прошлом году на глубине 11 м я случайно поймал палтуса на 32 кг! Сначала решил, что -какая-то тряпка зацепилась за снасть, а когда увидел в воде эту огромную спину, то глазам своим не поверил. Повезло, что тот не бушевал, пока его вытаскивали, а то ведь бывает, они такие свечи выделывают!"

Увидеть, чтобы вернуться

Узнать Камчатку за один визит, отметив все пункты стандартной туристической программы с морской прогулкой, джип-туром на вулкан и вертолетными экскурсиями в Долину гейзеров и на Курильское озеро, не получится. Даже при самой благоприятной погоде она обеспечит лишь малую часть впечатлений, которые способен подарить этот удивительный регион. Чтобы увидеть как можно больше за короткий срок, нужны тщательно спланированные «гибридные» экспедиции с использованием водной и наземной техники, под руководством опытных гидов, лично исходивших Камчатку вдоль и поперек, а потому знающих, куда, когда и как добраться.

В качестве плавучей базы может выступить великолепно оснащенная яхта-эксплорер Damen La Datcha с различной техникой на борту или гораздо более скромное судно вроде дайвбота «Омега».

«Одной только лодки недостаточно, чтобы прочувствовать Камчатку, — уверен Константин Волошин, опытный инструктор и путешественник, выросший в этих краях. — Например, чтобы хорошо исследовать живописную береговую линию островов, не проходя мимо скал, на которые не ступала нога человека, нужны гидроциклы. Они позволят быстро и без суеты попасть туда, где можно поплавать с китами и косатками, понаблюдать за подводной вулканической активностью».

Damen La Datcha

По словам Алистера Рейда, капитана La Datcha, многие чартерные гости, уже успевшие побывать на Камчатке в этом сезоне, стремились проводить больше времени на суше в пеших прогулках.

«Лучший вездеход — это, конечно, сам человек, — говорит Константин Волошин, — но когда хочется посмотреть больше, нужна подходящая техника. Если высаживаться на берег в бухтах, то квадроциклы не помогут, ведь пешеходные тропы для них слишком узкие, а старые военные дороги давно заросли бамбуком и ольшаником. Летом по таким местам легче всего передвигаться на кроссовом мотоцикле. А там, где проедет четырехколесная техника, я советую мотовездеходы. Представьте, что у вас, скажем, день рождения, и судно доставляет вас вместе с друзьями на мыс Лопатка, где уже ждут подготовленные двух- или четырехместные багги. Это же просто бомба, когда под вами 195 сил и вы мчитесь по прибрежной полосе, поднимая в воздух песок и брызги. Высоко в небе светит солнце, вокруг плещется рыба, беснуются медведи… По пути к Курильскому озеру вы преодолеваете броды, заглядываете на горячие источники, а на подъезде пересаживаетесь в лодки с водометами, чтобы продолжить движение по воде, наблюдая, как сотни медведей ловят нерку. Такие впечатления остаются навсегда!»

Не менее захватывающей станет поездка на багги от мыса Африка до Усть-Камчатска, где можно вернуться на яхту или отправиться дальше, в Ключевской парк, чтобы побывать в одном из красивейших мест на планете — на стоянке Копыто, откуда открывается вид сразу на 12 вулканов. Если уйти морем вдоль восточного побережья на север, то за Олюторским мысом вас встретит другая Камчатка, с необъятной, безлюдной, дикой тундрой. Береговая линия там густо изрезана фьордами, одни названия которых наводят на мечты об открытиях: бухта Наталии, бухта Анастасии, бухта Василия, бухта Экспедиции… Не верите? Найдите в Интернете советские топографические карты Генштаба и посидите над ними час-другой!

«Чтобы путешествие в эти места запомнилось еще лучше, возьмите с собой не только фотографа или видеооператора, но еще и летописца, чтобы тот составлял красивые словесные описания прожитых дней, — советует Константин Волошин. — Так в свое время поступили Беринг и Чириков, и потом их задокументированные труды приобрели научную ценность».

Чтобы познакомиться с коренными жителями Камчатки — ительменами и коряками, стоит подняться на север с другой стороны полуострова, вдоль его западного побережья. Там можно заглянуть в древний поселок Хайрюзово и посетить подлинное, не туристическое стойбище оленеводов в среднем течении реки Ичи. В тех же местах советуют побродить по берегам «ломаной реки» Вэемлен, названной русскими казаками Лесной, и поискать поразительно красивые агатовые жеоды. Еще севернее, в «тупике» залива Шелихова, наблюдаются одни из самых высоких в мире приливов и отливов. Если в окрестностях Петропавловска наибольшая разница между большой и малой водой составляет около 2,2 м, то высота приливной стенки в Пенжинской губе достигает 13 м!

«Тем, кто массово возит туристов из Петропавловска в одни и те же места, экспедиционные истории не интересны, никто не хочет этим заниматься, — заключает Константин Волошин. — Мы же создали чрезвычайно интересные, разноплановые по содержанию и сложности маршруты для тех, кто хочет посмотреть Камчатку не для галочки. Мы знаем, какая нужна техника, как обеспечить ее доставку в удаленные точки и выстроить остальную логистику, включая VIP-кейтеринг с привычной столичным жителям первоклассной кухней. Такие вещи действительно запоминаются на всю жизнь, но парадокс в том, что возвращаются сюда не многие. Причина тому — вовсе не унылый, лишенный уюта Петропавловск или почти полное отсутствие сервиса, а камчатский бурый медведь. Когда просыпаешься в палатке оттого, что он дышит за стенкой, становится не по себе. За день можно насчитать 60 особей, и это если ехать в группе вторым, а первый нисколько не соврет, если скажет, что видел их больше сотни. Порой вокруг оказываются одновременно 30−40 медведей, и это нравится не всем».

Чтобы ожидания от путешествия по Камчатке оправдались, стоит просто заранее соотнести их с реальностью и ответить себе на вопрос: хочу ли я лично прикоснуться к удивительной красоте ее природы и своими глазами увидеть всех этих крупных морских и сухопутных животных? Готов ли я потратить время и средства, местами пожертвовав привычным комфортом, чтобы дышать воздухом экспедиции, переживая вместе с близкими новые открытия, и привезти в себе обратно нечто такое, что невозможно нигде и ни у кого позаимствовать? Если да, то Камчатка ждет вас…

Дата:

15.07.2021

Текст

Антон Черкасов-Нисман

Фото

Кирилл Невоструев, Дина Стурза, Антон Черкасов-Нисман, Кристина Щербина, Damen

Следующая статья

Vladivostok Boat Show 2021

Предыдущая статья

Limassol Marina. Дом вдали от дома

Новые материалы
Похожие статьи