Когда греческие острова были русскими

Путешествия и чартер
Следующая статья

Sunseeker 65 Sport Yacht

Предыдущая статья

Виктор Олерский — о судостроении в России и потенциале рынка круизных и прогулочных судов

250 лет назад в составе Российской империи появилась новая губерния — Архипелагская, иначе именовавшаяся Архипелагским великим княжеством, состоявшая из нескольких десятков греческих островов. Никогда дотоле ни Московия, ни Россия не имели подвластных территорий на Средиземном море. Впору было говорить, что мечты Екатерины Великой о возрождении Византийской империи со столицей в Москве — Третьем Риме — начали воплощаться в жизнь.

Путь на юг

С восшествием на престол Екатерины II стратегические планы России не изменились. То, что начал Петр I, требовало продолжения. Стране был нужен выход к Черному морю, но этой цели всячески препятствовала Турция, хозяйничавшая в Северном Причерноморье. Было очевидно, что вой­ны не избежать. Так и случилось: 25 сентября 1768 года Османская империя объявила вой­ну России.

Доподлинно не известно, в чьей светлой голове: самой ли Екатерины или ­кого-то из ее советников-­фаворитов, людей отважных и неглупых, — родилась дерзкая идея нанести туркам «удар в спину». Для этого было решено использовать… Балтийский флот.

Никогда еще корабли под Андреевским флагом в таком числе не совершали столь дальних плаваний. Они и в Атлантику толком не выходили, не считая переходов от архангельских верфей в Кронштадт вокруг Скандинавии. В 1769‑м русская эскадра под началом графа Алексея Орлова покинула холодные воды Балтики. Так началась экспедиция, впоследствии получившая название Архипелагской. Первоначальный план был таков: высадить на побережье Греции несколько небольших десантов и тем побудить греков выступить против турецких оккупантов, дабы заставить тех направить вой­ска для усмирения восставших, что неизбежно ослабило бы их позиции на сухопутном театре военных действий.

Яхтсмены из России — частые гости Кикладского архипелага. Но хорошо ли мы знаем историю этих островов?

Увы, греки не смогли договориться, кто из вождей станет «номером один», да и отвага их ­куда-то испарилась, поэтому десантникам пришлось вернуться на корабли. Казалось, экспедицию ждет фиаско, но победы в Хиосском и Чесменском сражениях изменили все, став настоящим триумфом русского флота. Особенно Чесма! Русские моряки под командованием адмирала Спиридова и контр-­адмирала Эльфинстона (англичанина на русской службе) числом 6500 противостояли 15 000 турок; потери русских — около 650 моряков, у турок — 11 000.

Воодушевленное победой командование экспедицией попыталось захватить остров Лемнос, служивший своего рода «ключом» к Дарданеллам, чтобы потом вой­ти в пролив, начать бомбардировку Константинополя и заставить османов подписать мир. Однако атаки были отбиты, к тому же 80‑пушечный «Святослав» — главная сила русского флота, сел на мель, а потом сгорел. Неудача поубавила решимость графа Орлова быстро и победоносно закончить вой­ну. 15 октября 1770 года российские корабли «Три иерарха», «Ростислав», «Родос», «Гром», «Слава», «Победа» и «Святой Павел» ушли к Кикладским островам, чтобы создать там опорный пункт для будущего наступления.

Вольтер — Екатерине II (из письма 1770 года)

Когда Вы станете сувереном Константинополя, Вы сразу же создадите греческую академию изящных искусств. В Вашу честь напишут «Катериниады»… Афины станут одной из Ваших столиц… Все негоцианты Эгейского моря будут просить греческие паспорта у Вашего Величества

Свои порядки

Базой флота выбрали остров Парос. Это было стратегически верное решение. Во-первых, Парос находится в центре Киклад, что давало контроль над Эгейским морем. Во-вторых, защищенная глубоководная бухта Наусса позволяла там стоять на якоре не только «мелким судам», как в Парикии, столице острова, но и боевым кораблям. В разное время на острове квартировало от 2500 до 5100 русских солдат и матросов. Вели себя они достойно, с уважением к местным жителям, пахарям, виноградарям, овцеводам, коих насчитывалось около 5000 человек. Однако и свои требования россияне выдвигали, в частности, в отношении чистоты и порядка, поскольку положение, когда мусор выбрасывался на улицы, сочтено было нетерпимым.

«Жителям накрепко подтвердить, дабы на улице никаких пометов отнюдь не было, а всякой бы имел чистоту пред своим домом, также в каналах, где вода протекает, платья не моют, и скотину не резать, и кишок мыть не велеть, а мыли бы платье и протчее пристойное тех каналов близь моря».

Развернулись работы по укреплению бухты. На ее левом берегу возвели два редута с почти двумя десятками пушек и каменными брустверами и оборудовали еще одну батарею на десять пушек на крошечном островке у входа в бухту. Огня этих батарей было достаточно, чтобы поразить турецкие корабли, вздумай они зайти в бухту. Также были построены госпиталь, казармы Шлиссельбургского пехотного и лейб-гвардии Преображенского полков, мельница, пекарня, парусная и прядильная мастерские. На верфи вели ремонт кораблей, строили небольшие суда. Общее руководство жизнью на острове осуществлялось из Адмиралтейства, для которого возвели отдельное здание. Подумать только, Адмиралтейство!

Пошла писать губерния…

Граф Никита Панин, ведавший российской внешней политикой, собирался сделать из греческих островов, буде их отвоюют у Турции, некое государство по образцу «Голандских генеральных статов соединенных Нидерландов»: «Они, отложась тогда от Гишпании, сделали конфедерацию между семи своих провинций и… учредили себе правительство в одном корпусе, составленном из выбранных депутатов от каждой провинции».

Победы в Хиосском и Чесменском сражениях стали истинным триумфом русского флота

Однако четких указаний, что делать и как, из Санкт-­Петербурга не поступило, и потому пришлось действовать по собственному разумению. В октябре 1770 года Алексей Орлов издал указ о назначении адмирала Григория Спиридова российским управляющим островов, а Спиридов разослал на острова архипелага «анкету» с вопросами, дабы иметь полную информацию о населении, наличии укреплений, производимых продуктах и товарах. 12 января 1771 года Спиридов потребовал признания островов зависимыми от Российской империи: «Ежели положите точно под покровительством нашего оружия освободиться от рабства и подданства агарянскаго и возставить древнею вашу славную греческую волность, то надлежит вам, немало не боясь турков, ныне публично отказатца от рабства и подданства турецкаго и турков на острова свои не пускать».

К концу февраля 18 островов архипелага прислали свою «слезную мольбу» российской императрице «принять в вечное защищение и покровительство несчастливый архипелаг». Вскоре такие же «слезы» пролили еще девять островов, потом еще четыре. Все они и были объявлены Архипелагским великим княжеством — Архипелагской губернией.

Греческая демократия

В отличие от России с ее «коронованным единоначалием», Спиридов и его первый помощник генерал-­адъютант Павел Нестеров наилучшей формой управления губернией полагали республику или «архидукство» по венецианскому образцу. На каждом острове должны были ежегодно выбирать трех «главнейших всего острова членов», коим предстояло стать «островными депутатами» в Сенате и осуществлять гражданскую власть. Руководствоваться при этом они должны были своеобразной «конституцией» — Сводом законов Архипелагской губернии.

Так и было сделано, хотя, как водится, не обошлось без накладок. Если с «депутатами» все прошло гладко, то с местным самоуправлением заладилось не везде. Так, например, в 1773 году жители острова Самос умоляли прислать им главой «российского человека», и, когда просьбу уважили, выражали горячую благодарность за такую милость, ибо «мы прежде были, как овцы без пастыря».

Организован был и сбор податей с жителей Киклад, но налоги назначили щадящие — лишь четверть того, что взималось при турецком владычестве, причем часть податей шла натурой — скотом, вином, мрамором, древесиной.

Был решен и вопрос с пиратством: этот промысел греки считали вполне законным делом, сродни торговле. Незадолго до Чесменского сражения несколько греческих капитанов явились к Орлову и попросили разрешения поднять на их кораблях Андреевский флаг. Разрешение было получено, и вчерашние пираты стали каперами, с дозволением и даже обязанностью захватывать турецкие корабли и атаковать турецкие порты в Малой Азии.

Часть добычи каперы честно отдавали в российскую казну. И, надо заметить, иной раз в каперские рейды греки отправлялись под водительством российских офицеров…

Граф А. Г. Орлов после Чесменского сражения.Неизвестный художник второй половины XVIII в.

Век просвещенный

На российских кораблях наряду с моряками находились ученые и путешественники, да и сами офицеры проявляли похвальную склонность к наукам. Их совместными стараниями была проведена перепись населения островов, детальное картографирование, описаны поселения, монастыри, церкви, античные руины. Так, голландец на русской службе Паш ван Кринен утверждал, что якобы нашел на острове Иос гробницу Гомера.

По распоряжению графа Орлова и на его средства в монастыре на острове Наксос была открыта гимназия для мальчиков из семей различного состояния. Из них предполагалось вырастить «новую породу людей» будущего Греческого государства. После отъезда Орлова адмирал Спиридов отправил «малолетних гречат 46 человек… в число кают-юнг на разные корабли», чтобы учить морскому делу. Потом школьников забрали в Россию — указом Екатерины II в 1775 году в Петербурге было учреждено новое учебное заведение — Гимназия чужестранных единоверцев.

Возвращение

Архипелагская губерния просуществовала недолго. В 1774 году между Россией и Турцией был заключен Кючук-­Кайнарджийский мирный договор, согласно которому Османская империя получала назад Киклады в обмен на отказ от Крымского ханства. Россия должна была уйти с островов в течение трех месяцев.

Отдельно оговаривалось, что все греки, сражавшиеся на стороне России, подлежат амнистии и не будут преследоваться турецкими властями. Тем не менее жителям островов, российским подданным или только вознамеривавшимся ими стать, разрешалось на русских и греческих судах отплыть в Россию с гарантией получения в пользование обширных земельных участков. Согласиться на предложение решили несколько тысяч человек, большинство из которых в дальнейшем поселились в Крыму и на побережье Азовского моря. Несколько каперских кораблей под видом торговых судов прошли проливами в Черное море и тем фактически положили начало зарождавшемуся Черноморскому флоту. А мир оказался лишь перемирием: в августе 1787 году Османская империя вновь объявила России вой­ну…

День нынешний

Свободолюбивая Греция, где доход от туризма составляет заметную часть бюджета, распахнула свои прежде закрытые из-за ковида границы в мае этого года. Моторные и парусные яхты вновь украсили собой воды Кикладского архипелага. Места эти давно любимы яхтсменами. Это же просто мечта: каждый день новый остров, белые домики, уютные бухты, рестораны и таверны с прекрасной кухней… Правда, сервис в маринах часто оставляет желать лучшего, зато дешево. И вообще, для Греции именно такое отношение к туристам является обычным. Они уверены, что к ним, эллинам, все равно приедут, и в этом правы!

Да, приятно курсировать на яхте среди Кикладских островов, а еще лучше — имея при этом вполне конкретную цель. Например, посетить бывшие русские греческие острова. Каждый достоин отдельного рассказа, но мы, дабы избежать искушения «объять необъятное», уделим внимание лишь некоторым.

Парос

Этот остров был главной базой российского флота в годы Архипелагской губернии. О тех временах напоминают остатки артиллерийских батарей, руины госпиталя, якоря русских кораблей, а в монастыре Лонговардос хранятся корабельные иконы, карты, личные вещи, документы и рисунки русских моряков. Еще на Паросе есть залив Наусcа, где некогда стоял «Шлюшенбургский полк». Яхтсмены обычно встают в порту Наусcа, хотя он недостаточно защищен от северного ветра и часто переполнен.

Миконос

Здесь находилась вторая база русского флота, охранявшего покой Архипелагской губернии. На здании мэрии столицы острова, известном как «дом Орлова», есть мраморная табличка, где по датам расписана история острова, и там 1770−1774 годы значатся как «русская оккупация». Старый город Миконоса, чрезвычайно популярного у туристов, прозвали Маленькой Венецией.

Кеа

Порт Вуркари — основная якорная стоянка на острове, неплохо защищенная от мелтеми — дующих летом сильных северных ветров, хотя при сильных западных ветрах здесь наблюдается зыбь. Летом на рейде мест практически нет, особенно в выходные. В Вуркари можно стать на якорь непосредственно в бухте или ошвартоваться кормой к набережной. В небольшом селении множество баров и таверн.

Наксос

Этот остров — излюбленное место яхтсменов. Их очаровывает старый город, словно нависающий над портом. Местная марина хорошо защищена, но с ее внешней стороны неспокойно во время мелтеми, и к тому же туда докатываются волны от многочисленных паромов.

Китнос

Здесь находится одно из красивейших и удобных для стоянки на якоре мест — бухта, разделенная надвое песчаной отмелью. Альтернатива ей — порты Меридас и Лутра с на редкость хорошей инфраструктурой: электричество, вода, топливо, таверны, пункты проката. Рестораны и бары прилагаются. А вот в тихой бухте Ейринис яхты швартуются кормой к скалистому утесу.

Сирос

К­огда-то этот остров был важнейшим после Афин торговым местом Греции. Ныне его столица Эрмуполис — не самый чистый и слишком шумный порт. И все же здесь не так многолюдно, как на Миконосе или Санторини, соответственно, и цены ниже. Однако на западе острова, в маленьком порту Финикас, спокойно и уютно. Яхты обычно швартуются у причалов ресторанов и кафе.

Сифнос

Сифнос может похвастать живописными поселками, такими как Камарес, отлично защищенными бухтами, такими как Вафи (круглая бухта с узким входом, огибаемая горным хребтом) или Фарос на восточной стороне (с часовней на живописном узком мысе, выдающемся далеко в море). Марина Платис-­Гиалос — тоже хорошее место.

Серифос

В центре острова высится 600‑метровая гора с крутыми склонами. Столица острова — городок Ливади с небольшим портом. У берегов острова есть хорошие якорные стоянки, однако надо опасаться мелтеми, спускающегося в бухту с горных склонов беспорядочными потоками. Однозначно стоит подняться в старый город, идти туда около часа и все в гору, но какой оттуда открывается вид!

Милос

Природа самого западного острова архипелага поражает разнообразием. На севере — белые меловые скалы, на западе — глубокие гроты, на юге — пляжи Фириплака с разноцветными вулканическими породами. В большой бухте в середине острова расположена рыбацкая деревня Клима и главный порт Адамас. И, кстати, остров Милос подарил человечеству эталон женской красоты — Венеру Милосскую.

Санторини

Санторини — самый известный остров архипелага Киклады. Сначала дорийцы дали острову название Фира (или Тира), а название Санторини остров получил много позже в честь святой Ирины.

Визитная карточка острова — кальдера, напоминающая об извержении, которое вызвало волну такой высоты, что ей удалось погубить минойский Крит. В наследство от тех вулканических времен острову достались отвесные берега, местами высотой 300 м, а еще пляжи «красный» и «черный» — по цвету песка.

На яхте можно встать в нескольких местах. Например, на якорь в старом порту Скала-­Фирон под фуникулером (глубины там от 50 до 100 м). Еще есть стоянка в северной части внутренней бухты острова — там установлены вполне надежные буи. Есть на острове и классическая марина на самом юге, только она обычно переполнена и до городков острова оттуда далековато. А их стоит посмотреть — и столицу Фиру, и не менее красивый городок Ия, да и деревня Аммуди тоже достойна внимания. И что обязательно: на Санторини надо задержаться до вечера — там самые красивые закаты в мире! Во всяком случае, те, кто ими любовался, в этом уверены.

Миконос. Церковь св. Ирины (Agia Irini), стоящая над морем и одноименным пляжем

• В Афины летают все крупные авиакомпании, на острова — только при наличии взлетно-­посадочной полосы, но повсюду ходят паромы.

• Самые крупные чартерные базы находятся в Афинах и поблизости от столицы Греции.

• Начиная с июня на Кикладах хозяйничает мелтеми. Наибольшей силы он достигает в июле-августе и стихает в сентябре. Обычно дует с севера и северо-­востока силой 5−6 баллов, но может достигать и 7−8 баллов. Осенью чаще дуют южные ветра.

• На гористых островах при сильном ветре могут формироваться нисходящие воздушные потоки, а также «туннельные» ветра. Печально известна ветровая воронка между островами Парос и Наксос.

• Температура воды в сентябре выше +20 °C; в мае прохладнее.

• Муниципальные порты на островах предлагают электричество (почти всегда), пресную воду (реже), дизельное топливо (еще реже), но обычно в марине всегда можно договориться о топливе с автоцистерн.

• Плата за стоянку — от 0 до € 20 за ночь (это, как правило, но бывает и больше, а меньше некуда).

Информация о регионе

Дата:

21.09.2021

Текст

Борис Денисов

Фото

envato.com

Следующая статья

Sunseeker 65 Sport Yacht

Предыдущая статья

Виктор Олерский — о судостроении в России и потенциале рынка круизных и прогулочных судов

Новые материалы
Похожие статьи