MOTORBOAT

Алексей Михайлов — о честном ледовом классе и о том, почему от яхт Bering ничего не отвалится

Алексей Михайлов — совладелец и президент компании Bering Yachts

В чем преимущество стальных яхт над композитными? Есть ли различия между экспедиционными яхтами и траулерными? Какие заблуждения встречаются у заказчиков яхт и как их воспринимают на верфи? Обо всем этом, попутно затронув массу других вопросов, мы побеседовали с Алексеем Михайловым, президентом компании Bering Yachts, которой принадлежит верфь в Анталье (Турция).

В последние годы экспедиционных яхт становится все больше. Чем это вызвано?

Люди ­наконец-то начали мыслить в правильном направлении. Полагаю, этот тренд простимулировали ковидные события, когда жители больших городов оказались узниками своих, пусть даже хороших, домов и квартир. И это всех напрягло. Многие осознали, что жизнь конечна, и захотели жить так, как им мечтается. У нас четко виден момент всплеска интереса: он пришелся как раз на начало пандемии.

Естественно, активизацию спроса на лодки для длительного и автономного пребывания в море заметили не только мы. Такой рост внимания к live aboard (жизни на борту) привел к тому, что все чаще стали появляться лодки, которые только с виду можно назвать эксплорерами. Эти яхты, пускай с большими окнами и просторные внутри, по сути, являются лодками выходного дня и не пригодны для серьезных морских путешествий, а некоторым вообще не стоит терять из вида берег. Просто их нарекли эксплорерами, придали некоторую похожесть на экспедиционные яхты и на этом успокоились. Тренд обозначился, в этом нет сомнений, такие производители следуют ему, но не собираются строить настоящие эксплореры.

Моторные яхты Bering: к путешествиям и приключениям готовы!

А какими должны быть полноценные эксплореры?

В нашем понимании, лодка для длительного пребывания в море должна иметь комплекс качеств — начиная от эргономики, мест для хранения всего, что требуется в продолжительном путешествии, и заканчивая отсутствием вибрации, низким уровнем шума, способностью без дозаправки покрывать большие расстояния (у наших моделей запас хода превышает 5000 миль). И, безусловно, концептуально заложенную безопасность. Многие говорят: «А мы не будем в шторм ходить». Но иногда шторм начинается внезапно. Это как говорить о самолете: «А мы не полетим в плохую погоду». Но если такое все же случится, будет неприятно осознавать, что могут отвалиться крылья. У наших лодок ничего не отвалится: да, шторм вызывает дискомфорт, но на борту яхты Bering вы точно будете в безопасности.

Людям нужно объяснять, что такое настоящий эксплорер? Как вы это делаете в общении со своими клиентами?

Лучше всего объяснять со спецификацией в руках. Самая массовая ошибка, когда лодки сопоставляют только по длине, хотя мы живем в трехмерном мире. Размеры дома мы указываем в квадратных метрах, и люди, понимая, какие в доме потолки, могут представить объем. Потом задают уточняющие вопросы: один этаж, два или три, — чтобы лучше понять… А про лодки мы говорим: «80 футов». Это что? Отрезок? У лодки есть ширина, осадка, другие параметры, описывающие форму корпуса…

Случается, к нам приходят и говорят: «Ой, восемьдесят футов… Другие компании за пластиковую яхту такого же размера хотят четыре миллиона, а у вас семь. Почему так?» Начнем с того, что такие лодки часто весят до 60 т, а наша — 225 т. При этом она не в три-четыре раза дороже, а всего в два!

Для больших судов используют параметр «валовая вместимость», для коммерческих — грузоподъемность, дедвейт… Например, яхта Horizon при такой же, как у нас, вместимости весит вдвое меньше. Отчего так? Мы же не 150 т балласта туда положили! Стальной корпус, надстройка, изоляция из хорошего материала, серьезная машинерия… Мы не добавляем веса специально — это все для определенной цели. Если у нас толщина корпуса 10 мм, то для композитной конструкции равной прочности потребуется 100 мм — так никто не делает. В нашем понимании, экспедиционные яхты — это прежде всего безопасность.

Под одними и теми же словами люди часто понимают разные вещи. Термин «траулерные яхты», хоть и американский по происхождению, в России прижился. Можно ли считать, что траулерные яхты — это те же эксплореры, и само слово «траулерный» относится лишь к внешнему дизайну?

Термин «траулерные яхты» действительно пришел из США: в 1950‑х годах там обозначился интерес к лодкам для дальних плаваний. Сначала было много «конверсионных» проектов: покупали рыболовную лодку и переделывали ее в такой «эксплорер», чтобы ходить далеко, безопасно и с комфортом. Рыбаки строят лодки для работы в любую погоду, и те совершенно иначе ведут себя в море, поэтому из них и начали делать траулерные яхты. Характерный признак траулера — raised pilothouse; такой дизайн пришел ­опять-таки от рыбаков: им требовался обзор кормовой палубы, где работают люди, и защита от высоких волн. У нас есть две модели: Bering 65 и Bering 72, — которые по дизайну мы можем назвать траулерами, но не называем. Мы уходим в маркетинге от траулерной темы, да и слово «траулер» уже не отражает сути наших яхт.

Как часто вы обновляете модельный ряд? Что в этом случае меняется, ведь «экспедиционный» дизайн, по сути, вне времени?

Это постоянный процесс — так же, как в автоиндустрии. Volkswagen Passat мы видим, по-моему, уже лет сорок, и он все это время эволюционирует. Мы следуем такому же принципу. Появляются новые материалы и технологии, новые подходы… Мы получаем обратную связь от наших клиентов, и это тоже учитывается в модификации моделей, хотя их название не всегда меняется. Например, Bering 80: сейчас яхта приобрела более современный вид, через год она еще видоизменится. За год может появиться пять новых моделей… или ни одной. У нас нет задачи ежегодно выпускать новую модель — только когда накапливается некая масса инноваций, которую мы хотим заложить в новый проект.

Насколько сложно переходить к более крупным лодкам? Важно ли делать это постепенно, и какие трудности могут возникать в процессе?

Мы уже доросли до 145 футов. Сейчас две лодки находятся в процессе строительства, одна из них сойдет на воду в апреле. Есть и Bering 125, и Bering 121… Вообще, большие лодки строить проще, чем маленькие. У нас огромная конкуренция в сегменте 38–45 м, а до 24 м ее практически нет, потому что такие лодки очень сложно строить. Это дорогие маленькие эксплореры: они имеют те же системы, нужны те же материалы… Представьте: упаковать все то же самое в лодку длиной 65 футов! И автономность по топливу — те же 5000 миль.

Bering B70 в плавании по Средиземному морю - фото
Bering B70 в плавании по Средиземному морю
Пост управления в ходовой рубке яхты Bering B77 - фото
Пост управления в ходовой рубке яхты Bering B77
Команда Bering Yachts на фоне экспедиционной яхты Bering B77 перед спуском судна на воду  - фото
Команда Bering Yachts на фоне экспедиционной яхты Bering B77 перед спуском судна на воду

У вас была модель Bering 106, которая отличалась экстерьером от других яхт Bering, и даже сообщалось, что вы подписали контракт на ее постройку. А сейчас на вашем сайте ее нет…

В процессе она стала 117‑й. Проект еще до начала строительства был «раздвинут» по желанию заказчика: тот понял, что слегка «не влезает». Вот в чем прелесть металлических лодок: мы не связаны с матрицами, как при работе со стеклопластиком; переделывать матрицы — это тяжелая работа! Матрицу будут использовать, пока она не «умрет», потому что новую делать дорого. А стальная конструкция позволяет изменить корпус даже в ходе строительства… Дизайн для всех лодок Bering разрабатывает наш постоянный австралийский партнер Скотт Бли, с которым мы работаем уже 12 лет.

Какая из ваших моделей наиболее популярна?

Bering 80. Просто классная лодка! При длине корпуса до 24 м «переплюнуть» ее тяжело: я не знаю, что еще стоит уместить в ней. Она широкая (8,1 м), массивная, с осадкой 2,5 м… Это стереотип, что большая осадка мешает заходить в марины. Зачем с этой лодкой вообще марины, где с вас возьмут приличные деньги? Есть тендер 8,5 м, куда можно посадить 18 человек и поехать со скоростью 45 узлов. Если вам ­что-то нужно в марине, зайдите туда, сделайте все, что планировали, и вернитесь на борт.

У нас своя концепция. Да, наши лодки идут со скоростью 8 узлов. Некоторые говорят: «Медленно, дайте хотя бы шестнадцать». Зачем? «Ну, чтобы успеть больше посмотреть, убежать от непогоды». Гораздо больше можно успеть с быстрым вместительным тендером: пока ваша яхта идет практически нон-стоп, мы спускаемся в тендер и идем куда нужно (запас хода 230 миль). Например, нашему Bering осталось до пункта назначения пять часов хода. На тендере мы это расстояние покроем за 40 минут. Яхта продолжает идти, мы проводим день на берегу, а потом догоняем ее меньше чем за час. Очень удобно, весь день ваш: можно съездить на экскурсию, пообедать в приглянувшемся месте, а ваш «дом» продолжает плыть…

Или на греческих островах… Кажется, огромное море, куча островов… На самом деле вы можете базироваться в удобной и красивой бухте, и там все близко — 30–40 миль, для нашего тендера это не более 40 минут. В этом варианте у вас появляется возможность столько всего увидеть, и мы не раз это доказывали! Практически все наши клиенты уже придерживаются такой концепции и удивляются тому, как они раньше ходили по-другому.

Насколько «глубоко» вы кастомизируете яхты Bering (интерьер, планировка, оборудование), и начиная с какой длины можно сделать «всё что угодно»?

Мы не хотим делать «всё что угодно» — мы стремимся делать то, что надо. У многих клиентов бывают идеи (например, по компоновке), от которых их приходится отговаривать, потому что яхту потом будет сложно продать. Некоторые заявляют, что не собираются продавать. Но неизбежно все ­когда-то продают. Сейчас для моделей до 24 м мы предлагаем определенный набор опций, который на порядок больше, чем у любой пластиковой лодки. Но и он имеет технологические ограничения: не хочется каждый раз делать «корпус № 1» для одной и той же модели.

Вы поддерживаете отношения с клиентами после того, как они купили яхту? Знаете, в каких акваториях они ходят, как ведут себя яхты? Что интересного они рассказывают?

Разумеется, включая заказчиков самых первых лодок. Во-первых, есть гарантийный период. Но мы общаемся с клиентами и без этого, если у них возникают вопросы технического характера, связанные с ремонтом. Помогаем вплоть до того, что даже организуем отправку ­каких-то запчастей, хотя это и не оговорено контрактом на послегарантийное обслуживание. Клиенты, конечно, много чего рассказывают. Один недавно шел при ветре 70 узлов и волне 7 м… Нормально все.

Большинство ваших клиентов — россияне?

Нет, россияне не доминируют. Однако из России мы чаще, чем из других стран, получаем заказы на яхты длиной от 24 до 50 м. Яхты до 24 м больше заказывают американцы, немцы (Германия заметно лидирует по лодкам до 24 м: за последнее время у нас 8–10 немецких покупателей). Много наших лодок ходит в Европе, две в Австралии, есть Bering в Америке, в Нью-Йорке, в Азии — на Филиппинах, в Таиланде, Владивостоке…

У лодок Bering нет ледового класса, и отправиться на них к полюсу не получится?..

О­тправиться-то можно… Но, честно говоря, когда ­какие-то производители яхт заявляют о ледовом классе, на самом деле там его может и не быть. Мы имеем полное право говорить, что Bering 145 ледового класса: у нее ледовый пояс 12 мм, есть специальные устройства, защищающие винты от плавающего льда, предотвращающие замерзание шпигатов и кингстонов. Но это еще не ледовый класс. Мы можем ломать лед толщиной до 300 мм, но предпочитаем не говорить об этом. Х­одить-то можно, но потом ремонт… Идиотизм с этим ледовым классом! Зачем колоть яхтой лед? Чтобы потом красить корпус? При этом вся носовая часть будет искорежена. Кому придет в голову идея продираться через ледяное поле, попасть на миллионы и поставить яхту на год ремонтироваться?!

Bering В145 среди айсбергов - фото
Bering В145 среди айсбергов
Bering B77: интерьер мастер-каюты - фото
Bering B77: интерьер мастер-каюты
Bering B77: интерьер салона на главной палубе - фото
Bering B77: интерьер салона на главной палубе

Какие у Bering Yachts планы на будущее: новые модели, изменения в производстве?

Сейчас у нас в постройке 13 лодок длиной от 22 до 45 м. Это, безусловно, резкий рост: в 2020 году их было восемь, в 2019 году — четыре. Ничего особенно нового мы не планируем, кроме постоянного улучшения качества. Это скрупулезная работа. На всех лодках до 24 м у нас инверторная система, то есть генератор включается эпизодически, не «тарахтит» сутками, а работает два-три часа в день. Мы ставим мощные аккумуляторные батареи, которые позволяют до трех суток стоять без генераторов. На ходу у нас электричество вырабатывает валогенератор — сейчас это уже стандарт для всех лодок до 24 м. И как опция — параллельный «гибрид». Мы не верим в гибриды в принципе, но время такое — надо предлагать гибрид. Определенное удобство в этом есть: можно зайти туда, где нельзя использовать двигатели внутреннего сгорания, пройти на электротяге несколько часов со скоростью 5 узлов. А так в гибриде я смысла не вижу. Топливо он не экономит: второй закон термодинамики никто не отменял. Двигатель у нас и так работает тихо — вы его не услышите. В будущем пропульсия станет принципиально иной, и мы забудем про гибриды. Есть концепт водородных ячеек, но возить с собой водород…

Так что это будет?

Пока не скажу.

Бренду Bering уже больше 10 лет, и понятно, что рано или поздно вашим яхтам потребуется рефит. Как обстоят дела с этим вопросом?

Мы этим занимаемся с 2008 года. Плюс изначально делаем стандартизированные модульные интерьеры. Например, у нас нет дверей со случайной шириной: их три типоразмера, и все легко заменяется. Весь интерьер установлен на подвесах и несложно снимается без разрушения. Полный демонтаж выполнят два человека за пару дней, а четверо за две недели смонтируют новый. И провести такой рефит можно где угодно — все доставляется в контейнере. А по оборудованию… Оно 20 лет не потребует ремонта. Естественно, если ­кто-то захочет обновить, например, электронику, все это тоже легко осуществить.

Но вы ведь смотрите на бизнес шире, нежели только как на строительство и рефит яхт?

Да, конечно. Дело в том, что владение яхтой доставляет массу неудобств. Нужно думать о стоянке, страховке, прочих документах, ремонте, команде — это вообще постоянная головная боль. Все это мы берем на себя, работаем как управляющая компания: организуем и чартер, и подбор экипажа, и мероприятия, прорабатываем маршруты — то есть осуществляем весь менеджмент, связанный с владением лодкой. И уже начали предлагать лодку как… бизнес. Одно дело — просто купить дорогую игрушку, а вот когда ты покупаешь бизнес, который позволяет списывать налоги, — это твоя инвестиция и возможность при этом пользоваться яхтой.

Мы просим клиентов откровенно ответить, сколько времени они предполагают находиться на лодке. Единицы отвечают: «Я буду там жить и не сходить с борта, принимая всех у себя». Но многие честно говорят: «От трех недель до полугода». Но что с лодкой происходит остальное время? Она просто тянет деньги. А когда ты приезжаешь на три недели, она не готова в должной мере. Низкое качество отдачи от владения лодкой не может радовать, и мы хотим, чтобы люди поняли, что можно по-другому.

Официальное представительство Bering Yachts в России. Royal Yacht Club, Москва

Как выглядит идеальная яхта лично для вас?

Если в длину, то 24 метра. Потому что если больше, то качество жизни возрастает не намного, не пропорционально стоимости и издержкам на эксплуатацию. Нашу 80‑ю модель по многим параметрам можно сравнить с 35‑метровой лодкой. Я не знаю, зачем больше: пять кают, два салона, все то же самое, что на суперяхтах. Bering 80 скомпонована как суперяхта. Там есть все: и «пляжный клуб», и помещение для хранения за моторным отсеком… Только весь этот «пакет» позволяет упростить классификацию, дает возможность иметь до пяти человек команды, но в то же время управлять лодкой без профессиональной лицензии. Я говорю о комфортабельной лодке, которая предлагает приличную дальность хода, тишину, возможность взять с собой все, что вы хотите, и для этого есть место… Это такая лодка, которая позволит вам жить на ней в безопасности, в привычном вам ритме и стиле, о чем многие на воде только мечтают.

Похожие статьи