MOTORBOAT

Александр Рубинов — о том, что для каждого района плавания и модели эксплуатации найдется свое оптимальное судно

Александр Рубинов, основатель компании Adventor Yachts

В судостроении, как, впрочем, и в судоходстве, есть базовый принцип: судно по своим техническим характеристикам должно соответствовать акватории, где оно будет работать. Но если речному судну нельзя выйти в океан из соображений безопасности, то океанскому, напротив, ходить по реке не возбраняется. И тут вполне уместен вопрос: а что ему делать на реке?

Я давно занимаюсь яхтами и встречал разных клиентов. Помнится, на стенд в Дюссельдорфе с 65‑футовым Elling E6, который мы позиционируем как яхту «кругосветного класса», приходит дама со свитой. И «руководящим» голосом спрашивает, сколько стоит, какое дерево в интерьере и т. п.? Чувствуется, лодка ей нравится и, видимо, по карману. Я робко интересуюсь:

— Где будете ходить, собираетесь ли в моря-океаны?

— Да нет, — отвечает дама, — мы с Камы, рядом Нижнекамское водохранилище, там и будем отдыхать.

Я снова с вопросами:

— Может, на Каспий или в Черное море пойдете?

В ответ:

— Нет, Камское водохранилище…

Мне за Elling обидно стало, объясняю: такой лодке на Каме будет тесно, она морская и даже океанская, проектировалась с запасом прочности, остойчивости, высоким надводным бортом и другими мореходными штуками. Для реки все это не надо, и можно взять другую лодку, проще и дешевле. Пытаясь выразиться более доступным языком, говорю:

— Вот в Берлине видел несколько автомобилей Hammer, все с российскими или украинскими номерами. В Москве их побольше, но это неправильно — по мегаполису на таком авто ездить неудобно; так же и с лодками…

Не мой, видимо, был день — дама рассердилась: оказалось, она сама ездит на «Хаммере». Позже я видел ее на стенде другого бренда океанских яхт

А еще раньше, в 2010 году, на выставке в Гамбурге знакомый из Саратова, владелец глиссирующей Cranchi длиной около 50 футов, просил построить ему Elling E6 и готов был внести аванс. На тот момент проект только анонсировали и не было даже матриц, и строительство продлилось бы минимум года три. Тогда заказчик ко мне:

— Спроектируйте и постройте аналог из стали для дальних походов и, возможно, кругосветки; и пусть не 20 узлов, а 11–12, но за полтора года.

— А как же Cranchi? — спрашиваю.

— Да вот, — говорит, — пока по окрестностям ходил, был доволен, но когда пошел на Соловки, измучился и расстроился. Десять раз заправлялся (в одну сторону), не всегда мог идти быстро, даже простаивал ­где-то. Думал пройти туда за восемь дней, а получилось почти две недели… Посчитал и понял: на водоизмещающей лодке было бы не дольше, зато спокойнее, комфортнее, и топлива меньше сжег бы. Теперь собираюсь далеко ходить, на Волге уже скучно…

В общем, сделали проект, выбрали надежную верфь в Нидерландах, и спустя 20 месяцев стальная 20-метровая лодка с классом мореходности «А» и запасом хода более 3000 миль была готова. Счастливый владелец ушел на ней в Средиземное море, затем в Австралию, где и остался. Живет на лодке, путешествует, звонит мне, иногда консультируется и с восторгом рассказывает, как австралийцам нравится его лодка и что он на ней модернизировал…

Конечно, можно ходить по Каме на Elling и подобных яхтах, но это нерационально, неудобно и дорого. Просто надо понимать: ничто не дается даром. Более мореходное судно — это повышенная прочность (то есть вес), непотопляемость (то есть водонепроницаемые переборки, ухудшающие организацию пространства внутри), мощные водоотливные средства и прочее. У речного судна надводный борт может быть ниже, что удобнее при эксплуатации, возможны «поблажки» в отношении конструкции, остекления и др. Да и цена речной яхты при той же длине наверняка будет ниже. Для каждого района плавания и модели использования есть свое оптимальное судно — нужно только суметь его найти.

Похожие статьи