MOTORBOAT

Оливье Ракупо — о своих проектах, увлечении парусом и мечтах о кругосветном плавании

Оливье Ракупо — яхтенный дизайнер, руководитель студии Berret-­Racoupeau Yacht Design

За почти 30 лет работы студия из Ла-Рошели Berret-Racoupeau Yacht Design создала сотни проектов для самых разных верфей, включая Beneteau, Wauquiez, Amel, Garcia, Fountaine-Pajot, Royal Huisman, Southern Wind и других. Мы встретились c Оливье Ракупо, руководителем компании, чтобы поговорить о яхтенном дизайне и о будущем парусных яхт. Закончив в 1983 году Университет Тулузы по специальности «Авиационные технологии», он присоединился к Jean Berret Yacht Design, где занимался разработкой гоночных яхт. В 1993-м появилась студия Berret-Racoupeau, которая начала быстро расти, и в 2007 году, после выхода Жана Берре на пенсию, Оливье Ракупо принял на себя управление бизнесом. Сегодня он с командой из 12 специалистов проектирует не только серийные модели для крупных европейских верфей, но и кастомные моторные и парусные суперяхты.

Прежде всего, поздравляем вас c тем, что спроектированная в Berret-Racoupeau яхта Hanse 460 только что удостоилась награды «Парусная лодка года». Как дизайнеру, создающему серийные модели, сохранить стиль верфи-заказчика и не утратить при этом свой?

Спасибо за поздравления! Сохранить баланс между собственными идеями и традиционными ценностями бренда всегда сложная задача. Обычно она решается в процессе взаимодействия с компанией-заказчиком. Например, когда мы проектировали модели для Amel (Amel 55, 60 и 64), то долго изучали производство, проводили время в цехах, общались с инженерами и менеджерами непосредственно на местах.

Появились санитарные ограничения, и задача усложнилась. Перед тем как начать работу над новыми моделями Hanse, мы побывали на верфи лишь однажды, а основное взаимодействие со специалистами компании проходило в онлайн-режиме. Для нас крайне важна «человеческая» составляющая верфи, но живого общения не было. Тем не менее мы подготовили эскизы будущей яхты, Hanse наши идеи понравились, и нам предложили сотрудничество.

Получить контракт в условиях эпидемиологических ограничений —  потрясающий опыт. Что в Hanse 460 от Berret-Racoupeau, а что — от Hanse?

Мы сохранили кое-что из традиционного экстерьера, например внешний вид надстройки с двумя характерными для Hanse продольными иллюминаторами. Обратный форштевень сделал силуэт еще спортивнее. Кроме того, мы оставили довольно высокий надводный борт.

Благодаря увеличенной высоте мачты площадь парусов выросла, а то, что корпус от Berret-Racoupeau получился более широким, позволило при увеличении балласта несколько снизить осадку лодки. По сути, мы оставили не так много элементов предыдущего дизайна, но, глядя на лодку со стороны, в ней безошибочно узнаешь именно Hanse.

Семейный круизер Amel 60 - фото
Семейный круизер Amel 60
Hanse 460, победившая в конкурсе European Yacht of the Year - фото
Hanse 460, победившая в конкурсе European Yacht of the Year

Расскажите о своем парусном опыте.

Я начал ходить под парусом на одноместном монотипе Europe лет в двенадцать. К­акое-то время увлекался катамаранами Tornado и Formula 18, но затем меня захватили гонки в IOR-классах и Admiral’s Cup. Именно там я показал свои лучшие результаты. Позднее, когда я занялся проектированием яхт вместе со своим партнером Жаном Берре, я уже выступал на международном уровне на больших килевых яхтах, в том числе на лодках, которые мы создавали в студии Berret. С 1983 года я живу в Ла-Рошели, по-этому тренировался в основном на побережье Атлантики. Ну а гонялся в чемпионатах по всему миру.

А сейчас вы гоняетесь?

Мне никогда не нравилось участвовать в регатах любительского уровня. Настоящие гонки требуют отдачи и времени на подготовку. Поэтому сейчас я наслаждаюсь только круизными плаваниями с друзьями и семьей. У нас уже довольно давно есть 50‑футовая яхта Beneteau, которая стоит близко к дому, поэтому я часто выхожу в море. Иногда мы ходим в длинные круизы вдоль побережья Бретани или, например, через Бискай в Испанию.

Французская парусная традиция известна на весь мир. Есть ли ­что-то подобное в яхтенном дизайне?

Во Франции очень популярны офшорные гонки и круизы, поэтому и у французских дизайнеров наблюдается тяга к надежным океанским гоночным и круизным парусникам.

Кастомная яхта Louise обошла вокруг света, оставив за кормой 55 000 миль

Чем вызван интерес такой «парусной» студии, как Berret-Racoupeau, к крупным моторным катамаранам?

Мы проектируем не только парусные, но и моторные суда. Некоторые клиенты, приходившие к нам за парусными катамаранами, неожиданно переключались на моторные — так у нас образовалось новое направление. Одним из недавних проектов стало сотрудничество с ISA Yachts, для которой мы сделали 40‑метровый катамаран Zeffiro 130.

Насколько трудно было вой­ти в нишу суперяхт?

Чтобы зайти на этот рынок, нужно иметь по-настоящему хорошую репутацию. Мы начали проектировать крупные яхты давно, но основную массу наших проектов все же составляли лодки длиной до 80 футов. В определенный момент мы обнаружили интерес наших клиентов к яхтам больших размеров и поняли: наше время пришло.

Каков, на ваш взгляд, оптимальный размер или диапазон размеров для крупных катамаранов?

Если говорить о прогулочном флоте, то для покупателя катамарана важно, где и как он будет его использовать. Например, в США многие довольствуются небольшими судами длиной 30–40 футов — этого достаточно, чтобы комфортно чувствовать себя в прибрежных водах.

А вообще средний размер катамарана растет. Двухкорпусники нравятся многим за больший объем внутреннего пространства, более удачные планировки и универсальность. Катамаран дает возможность выбирать, как его использовать: это может быть яхта для дальних путешествий или, например, party boat для коллективного досуга на воде. Больше места для жизни, больше возможностей для разнообразных развлечений, больше пространства для хранения водных «игрушек» и спортивного инвентаря — преимущества многокорпусной яхты налицо.

Какие технологии, использующиеся на гоночных парусниках, в ближайшем будущем придут на круизные яхты?

Спортивные парусники и круизные яхты — очень разные сегменты индустрии. Тем не менее это не исключает взаимного проникновения идей. Думаю, что подводные крылья, которые мы видим на однокорпусных судах, катамаранах и разнообразных досках для серфинга, со временем появятся и на круизных яхтах. Фойлы — своего рода бустер, задача которого состоит не просто в том, чтобы поднять корпус над поверхностью воды. Подводные крылья снижают сопротивление корпуса, увеличивают скорость и помогают сделать движение яхты плавнее, попутно устраняя качку и повышая комфорт на ходу. Как следствие, люди чувствуют себя на борту безопаснее, снижается риск получения травм и развития морской болезни.

Есть ли у вас проекты с подводными крыльями, и что вы скажете о системе DSS (Dynamic Stability System), которая предусматривает наличие в корпусе яхты боковых выдвижных швертов?

Да, мы уже применяем подводные крылья как способ стабилизации и улучшения скоростных характеристик яхты и всегда предлагаем клиентам такие решения. Что касается DSS, то я хорошо знаю это решение и ее создателей. Это довольно дорогая технология, но в то же время хороший способ улучшить ходовые характеристики яхты. Не исключено, что в будущем мы обратимся к ней.

Проект парусного катамарана для верфи Royal Huisman - фото
Проект парусного катамарана для верфи Royal Huisman
Мастер-каюта с панорамным остеклением на 180° - фото
Мастер-каюта с панорамным остеклением на 180°
Интерьер каюты владельца - фото
Интерьер каюты владельца

Как изменятся яхты через полтора-два десятилетия, и когда наступит эпоха полной автоматизации, если такое вообще возможно?

Сегодня люди меньше боятся моря. Помните, какие лодки строили в 1970‑е годы? Закрытые, с маленькими иллюминаторами, ведь безопасность тогда была главным критерием при дизайне и проектировании. А сегодня парусные яхты остаются такими же безопасными, как и 30 лет назад, но при этом их скорость выросла, комфорт повысился, а яхтинг стал более доступным видом отдыха и путешествий. Я уверен, что в будущем все больше яхт будут укомплектованы кнопочным управлением на всех уровнях, как это сегодня происходит с автомобилями. Лично мне эта тенденция не нравится, но общий настрой таков: большинство дизайнеров стремится к упрощению систем управления яхтами, а яхтенный рынок за счет этого будет лишь расширяться.

У яхт из 1980‑х порой было по 8–10 лебедок, а в кокпите всегда было тесно из-за груды рабочих концов. Сегодня даже у крупных яхт всего 3–4 лебедки, причем зачастую электрические, и просторный, не загроможденный кокпит, где доминируют диваны для отдыха, а рабочая зона и штурвалы занимают небольшую площадь у самой кормы. Практически все яхты длиной от 50 футов в наше время стандартно комплектуются носовыми и кормовыми подруливающими устройствами, тогда как еще 20 лет назад такое оборудование встречалось лишь на гораздо более крупных лодках. Современной яхтой можно управлять в одиночку, и это уже не считается подвигом. Так что процесс упрощения идет полным ходом, хотим мы того или нет.

Вы давно входите в жюри конкурса DAME Design Award и лучше других видите, чем живут производители оборудования. Какие тенденции вы бы отметили, и какой инновационный продукт вам запомнился больше всего?

Сейчас на пике моды уменьшение негативного влияния на окружающую среду, поэтому производители интересуются экологически чистыми технологиями. Другая тенденция касается всевозможного облегчения эксплуатации яхт. Появляются вспомогательные системы швартовки, которые независимо разрабатывает целый ряд компаний. В прошлом году мы присудили награду именно такой системе от Volvo Penta (Volvo Penta Assisted Docking). Помню, мне очень понравился легкий и компактный электромотор компании Temo — фантастически удобное решение для тузиков. Раскладываешь, нажимаешь на кнопку — и поехал!

Парусный катамаран Fountaine-Pajot Samana 59

За какими регатами вы следите и участвуете ли в онлайн-соревнованиях?

Парус всегда был и остается моей страстью, поэтому я слежу практически за всеми крупными гонками. Плюс мне как дизайнеру интересно наблюдать за трансформацией идей и технологий. Иногда я участвую в Virtual Regatta. Мне нравится, но ведь и там надо тратить много времени, чтобы достичь высоких результатов, а его у меня не так много.

Кого вы считаете яхтсменом всех времен и народов?

Конечно, это Эрик Табарли, отец той самой французской яхтенной традиции, о которой вы спрашивали. Он стал знаменитым после победы в одиночной трансатлантической гонке 1964 года (на яхте Pen Duick II. — Прим. ред.), а затем участвовал и выигрывал во многих знаменитых офшорных регатах, включая Fastnet, Sydney Hobart, Transpac, Whitbread. Благодаря Табарли многие молодые люди во Франции увлеклись парусом. День, когда он исчез в море, был траурным не только для яхтсменов, но и для всей страны. Табарли остается настоящим национальным героем.

Кто из яхтенных дизайнеров вас вдохновляет?

Для меня одним из самых ярких дизайнеров всегда был и остается Даг Петерсон. Он сделал много замечательных лодок. Две из них победили в Кубке «Америки»: America 3, успешно защитившая Кубок в 1992 году, и Black Magic, которая выиграла его для новозеландцев в 1995 году. С Дагом всегда было легко общаться и обсуждать детали той или иной конструкции. Я познакомился с ним в 80‑х, во время Admiral’s Cup, а потом мы неоднократно виделись во время America’s Cup. В последние годы мы частенько встречались на боат-шоу в Дюссельдорфе — он любил эту выставку и всегда посещал ее…

Проект парусного катамарана для верфи Royal Huisman - фото
Проект парусного катамарана для верфи Royal Huisman
Оливье Ракупо — о своих проектах, увлечении парусом и мечтах о кругосветном плавании - фото 2

Какие аспекты жизни, не связанные с яхтингом, дают вам новые идеи? Искусство, путешествия или ­что-то еще?

Мы живем в открытом мире, и я как дизайнер постоянно наблюдаю за людьми, природой, животными, автомобилями… Идеи приходят отовсюду, порой совершенно неожиданно, но все же больше всего их появляется, когда я в море на своей яхте.

Собираетесь ли вы ­когда-нибудь совершить кругосветку?

Каждый яхтсмен мечтает о кругосветке, и мы с моей женой Изабель не исключение. К­огда-нибудь мы отправимся в такое путешествие на несколько лет.

Похожие статьи