Обзоры и тесты
В гостях у Sarins Båtar
Когда готовишь выпуск новой модели, стараешься сделать все по максимуму и надеешься на успех.
Обзоры и тесты

В гостях у Sarins Båtar

Когда готовишь выпуск новой модели, стараешься сделать все по максимуму и надеешься на успех.
Следующая статья

Дэвид Марш: "Наш аппетит в отношении комфорта на борту яхт не знает границ. Но как поведут себя этакие плавучие хоромы на волнении?"

Предыдущая статья

На пике роскоши

В наступившем году исполняется полвека верфи Sarins Båtar, производящей в городе Кокколе финской провинции Остроботния моторные лодки под брендом Sargo. Эта верфь до сих пор является фамильным бизнесом; сейчас ею управляет уже второе поколение семьи.

MBY протестировал все лодки верфи, которые прежде назывались Minor, а теперь именуются Sargo, редакция хорошо знакома с руководством верфи. А поводом для этой публикации стало недавнее присуждение модели Sargo 33 премии Best of Boats Award — премии, которой удостоились всего пять построенных в Европе лодок. О том, как все начиналось и к чему пришло, рассказали MBY братья Томас и Йоханнес Сарин.

Как появилась верфь и какие модели выпускали в то время?

Томас. Все началось еще до того, как наш отец основал Sarins Båtar. Он работал на верфи Nautor’s Swan, строил там парусные яхты и принимал участие в создании самой первой Swan в 1966 году. Когда ее строили, искали подрядчика, способного делать хорошие интерьеры. Так спустя год отец и открыл свое дело — всего с тремя сотрудниками начал делать интерьеры для Nautor’s Swan.

А когда появились сами лодки?

Йоханнес. Через пару лет Nautor’s Swan организовала свое столярное производство, и отец решил строить лодки из стеклопластика. В то время этот материал был абсолютно новым, во всяком случае в Финляндии. Начинал отец с небольших парусных яхт и сам принимал участие в регатах. А в 1976 году построили первую моторную лодку типа aft cabin — с каютой в корме.

Но это совсем другой тип, нежели то, что вы делаете сейчас…

Т.  Этот тип и тогда был непривычным: никто не строил такие лодки, где вся носовая часть оставалась свободной — для отдыха, рыбалки. Многие считали, что это некрасиво и ходить такая лодка не будет. Но отец стоял на своем, и в итоге у него стали заказывать все, что верфь могла построить. Так что лодка aft cabin обеспечила верфи хороший старт на рынке.

А когда начались «морские внедорожники»?

Й.  Первым в начале 1980-х годов появился Minor 700 — действительно серьезная мореходная лодка нового типа. Ее выпускали до середины 1990-х годов.

Вы, думаю, выросли на верфи? Как проходит детство среди лодок?

Т.  Мы действительно выросли на верфи. Это нормальное явление, когда вся семья занимается общим делом. С двенадцати лет мы все должны были что-то делать в выходные и летом, например, помогать с уборкой, а с пятнадцати уже работали на сборке лодок.

Какие-нибудь случаи из того времени запомнились?

Т.  Некоторые вещи запоминаются навсегда. Однажды на верфи делали огромный киль для парусной лодки — нужно было залить его свинцом, но от излишнего нагрева плавильная форма разрушилась, и свинец залил все вокруг. Первая мысль была: «Боже, что мы будем со всем этим делать?!». В 1978 году мы пережили пожар — выгорела половина верфи. Такое не забывается.

Когда вы приняли управление компанией от отца?

Й.  Томас вернулся в Кокколу в 1997 году, до этого он работал капитаном на юге Испании. Я вернулся позже, в 2007 году. А в 2009 году к нам присоединился наш брат Дэвид.

Как вы делите обязанности в компании между собой?

Т.  Йоханнес занимается финансами, Дэвид — производством, а я — генеральный директор.

Уже известен финансовый результат по итогам 2016 года?

Й.  По данным сентября в конце года у нас небольшое увеличение продаж, а в будущем году мы ожидаем рост на 10−15%.

Несколько лет назад вы сменили название лодок с Minor на Sargo. Как вам результат?

Т.  Мы над этим думали лет десять. Смена названия произошла в 2014 году, а готовиться мы начали за два года до этого. Нужно было учесть все, чтобы фактически «сменить декорации за одну ночь». Сейчас уже понятно, что новый бренд лучше — лодок продается больше. Так что это было правильное решение.

Все мощности загружены или есть «слоты» для клиентов, желающих получить лодку к лету?

Т.  Ребрендинг компании действительно повлиял на рост интереса к катерам Sargo. Верфь забита заказами, сейчас бронируются «слоты» с поставкой лодок на сентябрь 2017 года.

Вы планируете расширять производство?

Й.  За три года хотим увеличиться на 30% — строим новую производственную площадку в Кокколе, у воды. Возможности для роста есть: если мы продаем больше лодок, то должны больше их строить. Sargo — это произведение искусства, для создания которого нам нужны лучшие люди и возможности. У нас нет задачи быть самыми крупными производителями, цель — быть лучшими.

Какая модель сейчас является бестселлером?

Й.  Sargo 33 продается очень хорошо, построено уже 16 корпусов. Меньшие модели длиной 28 и 31 фут — тоже, их продано даже чуть больше.

Как часто появляются новые модели или происходит рестайлинг старых?

Т.  Запуская новую модель, мы рассчитываем производить ее лет пять, прежде чем что-то менять. Спустя пять-семь лет, в зависимости от динамики продаж, делаем ей face lifting, после чего еще такой же срок она может пользоваться спросом.

Недавно Sargo 33 получила премию BOB Awards в номинации «Лучший семейный круизер Европы». Что для вас это значит?

Т.  Конечно, мы были счастливы приехать в Берлин и получить премию. Представительное жюри, журналисты из 17 стран… Мы не ожидали этого, хотя… Всегда, когда делаешь новую модель, стараешься сделать все по максимуму и надеешься на успех. Опрашиваешь клиентов, дилеров, продумываешь каждую деталь. Мы сами много времени проводим на разных лодках, отмечаем, что можно сделать лучше, и всегда внимательно выслушиваем мнения клиентов насчет того, чего бы им хотелось.

6 моделей

«морских внедорожников» Sarga длиной
от 25 до 36 футов составляют сегодня линейку финской верфи Sarins Båtar

Можете припомнить какую-нибудь давнюю модель, которая до сих пор на воде?

Й.  Старейшая наша лодка — самая первая, которую построил еще из красного дерева наш отец. Когда мы отмечали 40-летие верфи, нашли эту лодку и выкупили ее для компании. Она по-прежнему в хорошем состоянии, мы ее используем — по сути, это единственная наша личная лодка. (Смеются.)

50-летие — большая дата. Будут сюрпризы для клиентов? Например, выпуск 50-футовой модели?

Т.  Конкретных планов по строительству более крупных лодок у нас пока нет. Но специальные модели обязательно будут. К концу года собираемся провести на верфи маленькую юбилейную вечеринку… а, может, и большую! Потому что 50 лет — это действительно очень много. За эти годы случались и очень хорошие, и непростые времена, особенно в период кризисов — это всегда приводит к снижению продаж. Но ведь это бизнес — тут все что угодно может случиться в любой момент.

Российский яхтенный рынок сейчас довольно «медленный». Как выглядит ваша стратегия работы здесь?

Т.  Российский рынок для нас практически «домашний»: он близок географически, климат и условия навигации очень похожи на финские. Так что для компании присутствие на этом рынке очень важно. У нас достаточно тесные деловые отношения и активное общение с российским дилером — компанией Jonacor Marine. Есть запросы и интерес к нашим функциональным и мореходным лодкам, хотя не такие активные, как хотелось бы. Поэтому мы много обсуждаем стратегию продаж: на каких выставках присутствовать, какие модели и возможности предлагать российским клиентам. У них бывают особенные требования, но нас это не пугает: Sarins Båtar — небольшая компания, и мы готовы максимально индивидуализировать наши лодки.

Дата:

20.03.2017

Текст

Ольга Селезнева

Фото

Sarins Båtar

Следующая статья

Дэвид Марш: "Наш аппетит в отношении комфорта на борту яхт не знает границ. Но как поведут себя этакие плавучие хоромы на волнении?"

Предыдущая статья

На пике роскоши

Новые материалы
Похожие статьи