Небесные близнецы Heesen

Обзоры и тесты
Следующая статья

Круиз по большой «Большой петле»

Предыдущая статья

Дмитрий Самойлов — о верфи Hallberg-­Rassy и ее лодках

Названия своим проектам верфи иногда дают с хирургической точностью и изрядной долей предвидения их судьбы. Именно так произошло с двумя проектами Castor и Pollux голландской верфи Heesen, получившими имена диоскуров Кастора и Поллукса. Первый превратился в суперяхту Solemates, спущенную на воду в августе 2020 года, второй стал Moskito, дебютировав на Monaco Yacht Show в сентябре этого года.

Кастор и Поллукс, чьи имена носят ярчайшие светила созвездия Близнецы, согласно греческой мифологии, родились вовсе не близнецами: отцы у них были разные. Проекты Castor и Pollux тоже не полностью идентичны, хотя имеют общих «родителей»: построившую яхты верфь Heesen; Фрэнка Лаупмана (Omega Architects), создавшего внешний дизайн; и студию Bannenberg & Rowell, отвечавшую за интерьеры. При том, что оба судна построены на одной платформе, интерьеры у них, естественно, совершенно разные. И на кого они уж точно не похожи, так это на другие яхты Heesen той же длины.

Дизайн

Яхт таких или близких размеров у Heesen немало, но эта новая платформа — самая свежая разработка верфи. Стальной водоизмещающий корпус длиной 55 м с оптимизированными обводами — последняя версия Fast Displacement Hull Form (разработка и патент давнего партнера Heesen инженерного бюро Van Oossanen). Внешние линии, предложенные Omega Architects, элегантные, но в то же время рациональные и словно заряженные энергией, дополнены строгими вертикальными иллюминаторами и напоминающим акулий зуб свесом надстройки. Но главное — инновационный подход к планировке, позволяющий гибко распределять солидный объем, в частности, размещать каюты сразу на трех палубах. В этом — важное отличие от предыдущей серии 55‑метровых Heesen, где все пять кают для гостей находились на нижней палубе (такую планировку можно увидеть, например, на Vida).

«Мы забрали снизу одну каюту, поскольку нижняя палуба была излишне „спрессованной“, и переместили ее на верхнюю, превратив в VIP-апартаменты, — рассказывает Марк Кавендиш, исполнительный коммерческий директор Heesen. — Верхний салон стал гораздо больше. Было сделано еще много изменений в разных помещениях, чтобы улучшить эргономику и освещение. Например, главный салон остеклен во всю высоту, и в мастер-­каюте сейчас семь огромных окон от пола до потолка».

Brexit, Covid и немного истории

Heesen начала работать над своими «небесными близнецами» одновременно, причем обе яхты изначально были заложены на средства верфи. Но если Castor (Solemates) быстро нашел владельца, то с Pollux все обстояло куда интереснее. Яхта была достроена, и в сентябре 2020 года в Северном море начались испытания. Именно тогда у яхты наконец появился хозяин и имя Moskito.

У Heesen 55 Series хорошие размеры для Средиземного моря.
Сейчас многие думают о крупных яхтах — 70−80 м и даже больше, но на нашей лодке мы имеем возможность заходить в небольшие бухты и марины. Мы только что вернулись из Греции, где могли спокойно швартоваться в прекрасных местах — там, где большие яхты могут стоять только «снаружи». Больше — не всегда значит лучше.

Ричард Гэлл, Капитан Moskito

«Из-за сложностей с путешествиями в то время владелец купил яхту, даже не видя ее, — комментирует Марк Кавендиш, — и ни разу лично не встретившись с Дики Банненбергом, который должен был заниматься интерьером. Это очень необычно, ведь, покупая яхту такой длины, заказчики, разумеется, всё хотят лично увидеть и потрогать. К моменту ходовых испытаний интерьер, естественно, еще отсутствовал, ведь его выбор — прерогатива будущего владельца. Brexit добавил своих сложностей c доставкой ряда материалов и предметов (Bannenberg & Rowell базируется в Великобритании. — Прим. ред.): после 31 декабря вступили в действие новые торговые правила, изменились цены и налоги, тем не менее все согласования и интерьерные работы провели удаленно. В связи с этим передача яхты владельцу немного задержалась: вместо конца января работы завершили в марте, после чего судно сразу отправилось на Средиземное море. Так что владелец впервые ступил на борт Moskito только на Мальте».

Планировка и интерьер

Визитная карточка яхты — ее главный салон — на Moskito выглядит довольно брутально: сдержанные тона, массивные, простых очертаний кресла и диваны, строгая геометрия во всем — от расстановки мебели до места для абстрактных картин, но все это компенсируется богатством оттенков и фактур. В деревянной отделке сочетаются светлый эвкалипт и темный сикомор, на полу — наборный дубовый паркет… Но, пожалуй, самая интересная деталь здесь — кофейный столик со специальным покрытием, способным самостоятельно «затягивать» мелкие царапины.

Как уже говорилось, основной особенностью планировки новой 55‑метровой серии Heesen стала возможность размещать каюты на трех из четырех палуб яхты. Мастер-­каюта, естественно, расположена на главной палубе, занимая площадь 82 кв. м в ее носовой части. Очень светлая благодаря ряду высоких вертикальных иллюминаторов, она спланирована просто, хотя кажущаяся лаконичность «разбавлена» легким изгибом переборок: кабинет при входе, собственно каюта в центре, а далее в нос — огромная ванная комната, обрамленная по бокам двумя гардеробными. В отделке — такой же дубовый паркет, как и в салоне, эвкалиптовые панели с металлическими вставками на стенах, а в ванной — два сорта мрамора: белый Thassos и серый с прожилками Laurent Gris; контрастом к их прохладной гладкой поверхности выступает грубый текстурированный известняк.

Дики Банненберг, студия Bannenberg & Rowell

Мы много лет работаем с Heesen, и благодаря взаимному доверию верфь всегда дает нам много свободы в начале проекта. Наша философия в создании пространства на борту Moskito заключалась в том, чтобы владелец, устраивая ужин в смокингах, чувствовал себя так же свободно, как лежа в шортах на шезлонге. В итоге весь путь — от концепции до реализации — был прекрасен, и в этом нам очень помог сам владелец, который не только оценил все аспекты нашего первоначального дизайна, созданного для Heesen, но и попросил нас самостоятельно подобрать произведения искусства и книги. А ведь дизайнерам не всегда удается сохранять полный контроль над планом создания дизайна! Мы хотим поблагодарить Minotti, Holly Hunt, Armani Casa, Parkway Interiors и многих других за то, что они сделали все возможное в сложные времена, связанные с пандемией COVID‑19 и Brexit, чтобы доставить выбранные нами объекты и материалы. Особая благодарность — художникам, которые лично привезли свои работы нашим грузоотправителям, чтобы гарантировать их успешную доставку на борт и завершить работу над Moskito в кратчайшие сроки.

Четыре гостевые каюты находятся на нижней палубе, куда из центрального лобби яхты ведет спиральная лестница с отделанными кожей ступенями. Все каюты одинаково просторные, с большими бортовыми иллюминаторами не только в самом помещении, но и в ванных комнатах, с объемными гардеробами и туалетными столиками. Две из них получили большие двуспальные кровати, две — раздельные, но, разумеется, возможна любая компоновка. Допускается даже объединить две гостевые каюты в огромный VIP-сьют во всю ширину корпуса. Все эти трансформации весьма удобны, если учесть, что Moskito сдается в чартер: летом на Средиземном море, зимой — на Карибах.

Все гостевые каюты располагаются в центральной части корпуса, где менее всего заметна качка. А вот в носу — большой отсек экипажа на 12 человек: шесть кают, столько же ванных комнат и собственный салон-­столовая с камбузом. Moskito рассчитана на долгие путешествия, поэтому забота о комфорте команды в данном случае не роскошь.

Наконец, пятая, приватная, VIP-каюта для гостей находится на верхней палубе по правому борту. Строго говоря, она не единственная на этом уровне яхты: неподалеку есть еще и каюта капитана, поскольку на этой же палубе располагается ходовая рубка. Все это не помешало разместить здесь огромный салон-­скайлаунж — менее формальный, чем главный салон, но не менее впечатляющий: вид на воду, достойный бар, скрытый в интерьере ТВ-экран и уникальные предметы обстановки, сделанные специально для Moskito как студией Bannenberg & Rowell, так и сторонними дизайнерами. Среди них, например, кресла (Holly Hunt) и необычный ковер (Oliver Treutlein). Продолжением салона служит обширная кормовая терраса с обеденным столом и лаунж-­зоной на свежем воздухе.

Открытые палубы

В сумме они предлагают гостям 250 кв. м пространства для отдыха на морском воздухе. В первую очередь это масштабный сандек (100 кв. м): в его центральной части «подковой» располагается бар с высокими стульями, «смотрящий» на джакузи в носовой части палубы. В тени хардтопа — обеденная зона, а в корме — площадка для свободной расстановки шезлонгов. Ее также можно затенить: к хардтопу предлагается «продолжение» в виде съемного тента.

Уровнем ниже, перед входом в салон, — кокпит главной палубы — традиционная и уютная лаунж-зона с диванами и столиком. Еще одно похожее, но куда более приватное место находится в носу, перед рулевой рубкой. Здесь удобно расположиться, когда яхта ошвартована в гавани кормой: там вас не застанут взгляды зевак, прогуливающихся по набережной. Однако большая часть носовой палубы отдана под практические нужды: здесь находится открытый «гараж», где размещены тендер, гидроциклы и прочие «игрушки», а также установлен кран для спуска этой техники на воду.

Благодаря такому решению вся кормовая часть свободна от технических помещений, что позволило создать там не только огромный «пляжный клуб», но целую велнес-зону с сауной и хаммамом. Отделка здесь одинаково практична и изысканна: тик, фактурный известняк и рифленое стекло.

Ходовые качества

Вряд ли кто усомнится, что построенные в Нидерландах яхты обладают высокими мореходными качествами, в частности способностью далеко ходить. Вот и 55‑метровая серия Heesen хоть и считается среднеразмерной среди суперяхт, обладает весьма внушительным запасом хода. С двумя двигателями MTU 8V 4000 M63, выдающими по 1000 кВт каждый, в экономичном режиме на скорости 13 узлов Moskito в состоянии дважды пересечь Атлантику без дозаправки: автономность по топливу — 4500 миль при его запасе 100 т. А на 11 узлах расход вообще составляет всего 150 л/ч. При этом двигатели, кстати, отвечающие требованиям Tier III, способны разогнать лодку до 15,5 узла, что очень немало для такой стальной яхты.

Кажется необычным, что Heesen взялась за столь масштабные проекты, как Castor и Pollux, без подписанных контрактов, но верфь успешно развивает такую бизнес-­модель еще с 2001 года. Ключ к успеху — надежная, технически совершенная инженерная платформа, востребованный дизайн, вариативность интерьера. Закладывая корпуса на собственные средства, верфь экономит покупателям время. Именно так, помимо Moskito, строились другие известные Heesen: Home и Erica, — чьи интерьеры выполнены в полном соответствии со вкусами владельцев, хотя те подключались к работам на довольно поздних этапах. И сегодня, когда за суперяхтами снова выстраи­вается очередь, такую предусмотрительность Heesen сложно переоценить.

Heesen Moskito

Длина:
55,00 м

Ширина:
9,60 м

Осадка:
2,70 м

Вместимость:
760 рег. т

Запас топлива:
100 000 л

Запас воды:
24 000 л

Мощность:
2 × 2000 кВт

Пассажиры:
12 чел.

Экипаж:
13 чел.

Дата:

30.11.2021

Текст

Ольга Селезнева

Фото

Heesen/David Churchill

Следующая статья

Круиз по большой «Большой петле»

Предыдущая статья

Дмитрий Самойлов — о верфи Hallberg-­Rassy и ее лодках

Новые материалы
Похожие статьи