La Datcha на Камчатке. Охота за красотой

Обзоры и тесты
Следующая статья

На вечном топливе

Предыдущая статья

Cон по системе Togas

День, когда мне доведется подняться на борт эксплорера La Datcha, я представлял себе совершенно иначе и даже немного сожалел, что это произойдет в Монако, где под конец выставки все яхты нередко в сознании сливаются в единый собирательный образ. Но жизнь распорядилась иначе, и, стоя перед зданием Морского вокзала на берегу Авачинской губы, я почти ликовал от возможности увидеть La Datcha в ее естественной среде обитания.

Да, Петропавловск-­Камчатский — совсем не Монте-­Карло, но даже здесь, среди дряхлеющих рыбацких судов, угольных куч и желтых стеб­лей портальных кранов, La Datcha смотрится величественно и органично. Ее безупречный корпус цвета ржавого металла солидарен с городским пейзажем, а надстройка будто списана со снежной шапки Корякского вулкана. На борту царит деловая суета: через портовый шум пробивается английская и русская речь, ­что-то грузят, расставляют, наполняют… Меньше чем через сутки начнется очередной чартер, и ни у кого, кроме капитана, нет времени разговаривать с журналистом.

Алистер Рейд взял судно под свое командование уже давно: он участвовал в строительстве и приемке La Datcha и вел ее из Голландии в первый поход. Любопытно, что на заре своей карьеры в этой индустрии он служил первым помощником на яхте Amels, а после работал преимущественно на стометровых Lürssen. Дальний Восток — новая для него акватория, но освоиться в ней ему помогает опыт, полученный в Северном море.

«В прежние времена здесь непременно стояла бы гарпунная пушка, — подойдя к самому форштевню, начинает рассказ Алистер. — В ветреную погоду тут, конечно, холодновато, но это ничто по сравнению с теми впечатлениями, которые получаешь, гадая, где же теперь вынырнет морской исполин».

К счастью, дни, когда Европа освещалась китовым жиром, ушли в прошлое, и носовая палуба La Datcha служит исключительно удобной наблюдательной площадкой. На ней нет ничего, кроме камеры видеонаблюдения, и в шторм этот обнесенный высоким фальшбортом островок нещадно заливает; но именно он является отличительной особенностью всех моделей SeaXplorer. По словам Алистера Рейда, яхта уже прошла через пятиметровые волны и ощутила на себе 70‑узловой ветер, показав отличную динамическую остойчивость и управляемость в этих условиях.

Из нависающих серой ватой облаков начинает моросить, и, затворив водонепроницаемую дверь, мы прячемся в экскурсионную комнату. Можно называть это помещение так, но мне больше нравится слово «аудитория», ведь именно здесь приглашенные гиды, биологи и вулканологи предваряют вылазку на берег рассказами о том, что предстоит увидеть, а инструкторы по дайвингу и хелиски проводят свои брифинги. Здесь удобно всем вместе наблюдать за морем в плохую погоду и встречаться после насыщенного дня, чтобы делиться впечатлениями, рассматривать фотографии и видеоролики, которые снимают для гостей операторы из состава экипажа.

«Наши гости по большей части ищут на Камчатке волнующие приключения, — живо откликается на мой вопрос Алистер Рейд. — Они стремятся исследовать новые места, а некоторые прямо обожают идти на яхте в шторм. Пусть недолго, но все же в настоящий шторм. Они готовы к тому, что в этих краях неминуемо столкнешься со скверной погодой, и для них это важная часть получаемого опыта. Хотите верьте, хотите нет, но во время первого же чартера в начале мая гости катались на гидроциклах и вейкбордах в сухих костюмах. Я вот поверить сначала не мог! Более того, два наших инструктора организовывали для них погружения с аквалангами. Для экипажа это ­что-то совершенно новое, и мне очень интересно видеть столь нетипичные ожидания гостей».

Хорошо понимая специфику подобного отдыха, владелец яхты Олег Тиньков проявил мудрую практичность, поставив дизайнеру Василию Шприцу задачу создать соответствующий экспедиционному формату интерьер. При всей кажущейся простоте и нейтральности отделка глубоко продумана, гармонирует с духом яхты и тонко проводит тему дикой природы, с которой гости La Datcha встречаются лицом к лицу. Привычных картин и фотографий на стенах почти нет: местами их заменяет спокойный орнамент, кое-где — изображения живого мира. Над изголовьем кроватей проложены муравьиные дорожки или покоятся пчелиные соты; стены санузлов украшают мозаики коралловых рифов или тропического леса; светильники напоминают зонтики медуз и скелеты стеклянных губок. Когда спускаешься по главной винтовой лестнице с включенной синей подсветкой, возникает ощущение, будто медленно падаешь в населенную люминесцирующим планктоном океанскую пучину. Эту атмосферу дополняют плакаты с цветными рисунками асцидий, моллюсков, офиур и прочих морских тварей; встретить такие сейчас можно лишь в редких зоологических кабинетах. Все это превращает интерьер яхты в своего рода университет, и порой даже думаешь, что, открыв ­какой-­нибудь шкафчик, непременно обнаружишь там микроскоп или бинокуляр…

Еще одна дизайнерская задумка выражается в изделиях из полированного акрила: похожая на массивную ледяную глыбу барная стойка с разноцветной подсветкой; журнальные столики — овальный с порхающими в его толще бабочками и другой, напоминающий золотистую кляксу неправильной формы; крупные кристаллы под горный хрусталь на люстре в салоне. Вроде простой материал, а какие эффектные формы!

Поскольку яхта изначально строилась для чартера, важно было спланировать помещения так, чтобы на борту в одинаковых условиях могли одновременно отдыхать две семьи. Те, кто ходит в чартер с друзьями, знают, что нет-нет да возникают споры и недовольства по поводу того, кто поселится в мастер-­каюте, а кому придется жить в VIP-апартаментах. Чтобы избежать этого, на судне оборудовали две равноценные мастер-­каюты и четыре каюты VIP. Для удобства все они носят названия мест, где расположены курорты La Datcha Tinkoff Collection, так что добро пожаловать в Куршевель, Кабо-­Сан-­Лукас, Валь Торанс, Астрахань

Следуя за капитаном из помещения в помещение, я удивляюсь масштабам работы, которую команде предстоит проделать за следующие 12 часов, прежде чем судно встанет на рейде в ожидании пассажиров. Спрашиваю: «Успеете?» На что Алистер утвердительно кивает и продолжает рассказ.

«Однажды у нас была очень приятная семья, и люди стремились проводить как можно больше времени на экскурсиях и пикниках на островах Курильской гряды, — вспоминает он. — Вообще, чтобы по-настоящему раскрыть эти места, необходимо приглашать местных гидов, которые обладают специфическими знаниями. Например, жителей Северо-­Курильска: они могут показать и рассказать про японские укрепрайоны на Шумшу. Кстати, когда мы прошли узким проливом у одного из Курильских островов, чтобы посмотреть заброшенный русский форт, наш агент обмолвился, что La Datcha — первое крупное судно, попавшее сюда за последние 15 лет. А сколько там было трески — не передать словами! Рыбалка тут просто нескончаемая, гости ловят сами, причем часами. Мне иногда кажется, что той треской и палтусом, которые они натаскали за это время, можно забить яхту под завязку, причем не один раз. Просто невероятно!»

Что делает удачливый рыболов со своей добычей? Конечно же, отправляет ее на камбуз! «Когда гости приносят свой улов, нам не требуется готовить из него ­что-то сложное с обилием ингредиентов, — поясняет шеф-повар, которого мы тоже застали за работой. — Люди предпочитают простые рецепты, чтобы блюдо поскорее оказалось на столе. Когда у вас действительно свежая рыба, не стоит мудрить с ее приготовлением». По прибытии яхты на Камчатку он опасался, что там возникнут проблемы с пополнением запасов провизии. Но, к его удивлению, все оказалось не так плохо. Ч­то-то, конечно, приходится заказывать и доставлять самолетом из Москвы, однако большинство необходимых продуктов должного качества можно найти на месте.

Продолжая разговор о еде, Алистер Рейд отметил, что гости очень любят завтракать на верхней палубе, где за ходовой рубкой, корабельным офисом и каютой капитана расположена лаунж-зона. Когда холодно и ветрено, ее можно изолировать стеклянными экранами и отапливать встроенными в подволок инфракрасными панелями, а в теплом климате превратить в открытую столовую.

По словам капитана, нисходящий воздушный поток от винтов вертолетов сюда почти не доходит, а значит, не мешает, когда пассажиры, например, смотрят кино на специальном двустороннем экране, позволяющем видеть картинку с проектора, сидя как внутри, так и снаружи. Рядом предусмотрено барбекю, и вместо попкорна под хороший фильм можно похрустеть свежеобжаренным крабом. Кстати, ассортимент вместительного винного погреба на нижней палубе составляла лично Дарья Тинькова…

Отсюда, сверху, отлично просматривается огромная взлетно-­посадочная площадка, и мне не терпится узнать, где же сами вертолеты, ведь за гостями лететь еще рано. «Сейчас расскажу», — подмигивает Алистер и указывает в сторону гаража. На La Datcha тот поистине колоссален, а уж каким может стать на 100‑метровой SeaXplorer, даже представить трудно. Миновав «сидящий» на борту стеклопластиковый тендер-­лимузин, построенный на немецкой верфи Fassmer по образу и подобию материнской яхты, мы ­наконец-то попадаем в ту часть судна, которая отличает этот эксплорер от обычных суперяхт.

Екатерина Павлова, руководитель чартерного направления Imperial Yachts

La Datcha провела на Камчатке максимально успешный и очень насыщенный сезон. Теперь, когда она почти непрерывно проработала в чартере с начала мая до конца сентября, мы можем сделать выводы о предпочтениях гостей. Наибольшим спросом, конечно, пользуются вертолетные экскурсии, на которые отправляются, чтобы увидеть вулканы, гейзеры, кислотные озера в кратерах, а также крупных животных — медведей, сивучей, нерп. На втором месте стоит рыбалка: на Камчатке от нее не отказываются даже те, кто в обычной жизни об этом и не задумывается. Опытные гиды выбирают наиболее богатые рыбой и в то же время максимально безлюдные места, куда не могут добраться обычные туристы, поэтому у гостей получается действительно эксклюзивный отдых, которому не мешают посторонние. Многие из наших клиентов давно хотели побывать в этих местах, но их останавливало полное отсутствие подходящих по комфорту и уровню сервиса вариантов размещения, но с появлением La Datcha открылась совершенно уникальная возможность увидеть Дальний Восток в очень достойных условиях. Гостям настолько понравилось на этой яхте, что их друзья уже сейчас активно бронируют чартер на будущее лето, ведь судно снова придет в этот регион. Ближайшую зиму оно проведет в Антарктике, однако в этом году расписание уже заполнено, и сейчас мы предлагаем там чартер на сезон 2022/2023.

Вертолетный ангар занимает левую часть гаража, и в нем помещаются два Eurocopter AS350 B3 со сложенными лопастями. Лучше них для хелиски пока ничего не придумали, и Олег Тиньков попросил Damen переработать базовую модель SeaXplorer 65 так, чтобы яхта вмещала именно два воздушных судна, ведь в горах бывает всякое. Для перемещения вертолетов внутри ангара используется самоходная дистанционно управляемая мини-платформа со всенаправленными «колесами» Tiger Tugs Typhoon. Хранятся и обслуживаются они в контролируемых условиях, а подготовка к полету обеих машин занимает всего полчаса.

«Простаивать вертолетам не приходится, — замечает Алистер. — В день может быть и шесть, и десять рейсов как с пассажирами, так и для доставки на берег техники вроде снегоходов».

Курсоглиссадной системы на судне нет, но предусмотрен комплекс мониторинга взлета и посадки вертолетов по авиационному стандарту офшорных посадочных зон (CAP 437). Он автоматически собирает и анализирует различные параметры, такие как крен, видимость, показания палубных датчиков и т. д., а затем выводит оператору в ходовой рубке сигнал, разрешающий или запрещающий посадку.

Средняя часть гаража вмещает флагманские гидроциклы BRP, буксировщики, фэтбайки, каяки и море всяких водных «игрушек», включая флайборд и электрические доски для серфинга. По правому борту хранится тендер для дайвинга и мини-субмарина с глубиной погружений до 500 м, но последнюю предусмотрительно оставили в Сингапуре, чтобы не привлекать лишнее внимание пограничников и военных, которые на Камчатке «есть царь и бог» и вряд ли разрешили бы погружения. Так что, если хочется под воду, надевайте акваланг. Назвать La Datcha истинно дайверским судном нельзя, ибо погружения с него не выходят за рекреационные пределы, и на борту нет гелия. Однако дайв-центр здесь оборудован гораздо лучше, чем на среднестатистической яхте: есть даже двухсекционная одноместная барокамера. Капитан признается, что не очень удобно носить баллоны и прочее оборудование в раздевалку, откуда дайверы отправляются к месту погружения, но этот вынужденный компромисс не умаляет ценности последней.

Представьте, что вы провели несколько часов в кальдере вулкана, потом прогулялись по песчаному пляжу, где попали под дождик, и теперь возвращаетесь на яхту. Штаны в пепле и сере, на ботинках глина, рюкзак в песке… Где переодеться и оставить экипировку? Не в каюту же так идти! Именно для этого служит раздевалка, которую здесь именуют mud room. В ней держат костюмы, обувь, шлемы, горнолыжные комплекты. Главный плюс этого помещения в том, что сюда можно высадиться прямо с тендера, минуя гостевые или другие чистые зоны.

«Есть ли на La Datcha „пляжный клуб“ и спа-центр?» — спросит привыкшая к определенному уровню комфорта жена путешественника. Конечно, тут есть джакузи и сауна, парилка с генератором льда и массажная комната, спортивный зал и купальная платформа. Все это чуть скромнее, чем мы привыкли видеть на типичной средиземноморской яхте близкой длины, но вполне позволяет должным образом позаботиться о теле после богатого событиями дня. Как вам, например, идея наполнить открытую купель на сандеке теплой, даже горячей водой и, остановив время, наблюдать оттуда за ускользающим от взгляда движением льдин или считать белых китов?

«Дикая природа вокруг поистине невероятна, — заканчивает нашу экскурсию Алистер Рейд, у которого все чаще звонит телефон. — В одном из походов я насчитал более 50 косаток! Они вели себя почти как дельфины: кружили вокруг яхты. Видеть их скользящие над водой высокие плавники — это ­что-то!»

На следующее утро я приехал в порт, чтобы проводить яхту в очередной поход. Картина разительно отличалась: сияло солнце, море и заснеженные склоны нестерпимо блестели, отражая его яркий свет, а притихшие у причальных стенок корабли, кажется, завидовали той, что сейчас гордо уходила на охоту за красотой.

Потребовалось очень много усилий самых разных людей, чтобы La Datcha была спроектирована, построена, пришла на Камчатку и смогла работать там в коммерческом чартере. К­то-то не верил, что это получится, ведь первые не только пожинают плоды, но и первыми совершают ошибки. Теперь, когда эти трудности позади, яхта заканчивает свой успешный сезон, чтобы зимой продолжить работу в Антарктиде, а будущим летом вернуться на Дальний Восток и показать его тем, кто еще не видел.

Дата:

13.09.2021

Текст

Антон Черкасов-Нисман

Фото

Imperial Yachts

Следующая статья

На вечном топливе

Предыдущая статья

Cон по системе Togas

Новые материалы
Похожие статьи