Шхуна, которая не желала плавать (отрывок из книги)

Следующая статья

Крис Гартнер — о работе на яхте Black Pearl, любви к парусу и об экологическом мышлении в яхтинге

Предыдущая статья

Cranchi A44 Luxury Tender

Фарли Моуэт (1921–2014), канадский прозаик, биолог, защитник окружающей среды

Поскольку плоскодонные баркасы Сен-Пьера и Микелона каждый вечер должны извлекаться на берег, их владельцы изобрели замечательный способ оберегать вал и винт. Вал снабжен универсальным шарниром в том месте, где он пропущен сквозь днище судна; а ближе к корме имеется колодец с деревянными стенками. При приближении к мелководью торчащую из этого колодца ручку вытягивают вверх, винт с валом поднимаются в колодец, и днище освобождается от каких-либо выступов.

Вынюхивая проход там, где, казалось, не было ничего, кроме мелей, Тео приказал мне встать рядом с ручкой и по его команде поднимать винт прежде, чем он заденет дно. Несколько раз нас сносило на глубину трех-четырех дюймов, но мы умудрялись находить протоку достаточно глубокую, чтобы можно было опустить винт и вновь включить двигатель.

Но на полпути к выходу я чуточку запоздал выполнить свою обязанность, когда Тео рявкнул в очередной раз. Толчок — двигатель смолк, мы потерпели аварию. Правда, нам оставались весла — массивные, длиной в пятнадцать футов, сильный мужчина мог еле-еле управиться с одним. Но до Сен-Пьера было пятнадцать миль, и я решил, что мы погребем назад к домику Мартина и кто-нибудь из нас отправится пешком в Микелон, до которого десять миль, и договорится о буксире или найдет необходимые запасные части.

Но я плохо знал Теофиля Дечеверри. Мы погребли — если такой глагол подходит для описания манипуляций с этими бревнами в деревянных уключинах, — погребли в противоположную сторону. Мы гребли, гребли, часто садясь на мель, пока не достигли выхода, а там бросили якорь в глубокой воде, чтобы установить характер и размер повреждений.

Поскольку нам троим было не под силу вытащить «Орегон» на песок, а Тео не умел плавать, мне же галантность не позволяла возложить эту миссию на Клэр, то я был вынужден раздеться и нырнуть за борт. Вода была ледяной, но зато абсолютно прозрачной. Нырнув в первый раз, я обнаружил, что гребной вал безнадежно погнут. Исправить это сами мы никак не могли, не говоря уж о других повреждениях. Единственное, что мне оставалось, — попытаться высвободить вал, чтобы можно было убрать винт в колодец.

Это потребовало времени и привлекло зрителей. Нырнув в третий раз, я увидел с расстояния в три фута крупную серую тюлениху. То есть я предположил, что это была именно тюлениха, поскольку она, казалось, испытывала ко мне сильнейший и бесцеремонный интерес, придвинув любопытствующую морду так близко, что я, при полной моей наготе, покраснел бы от смущения, если бы мог.

Но поскольку покраснеть я никак не мог (так как посинел от холода), то поплыл к берегу, где встал на ноги, содрогаясь от озноба и негодования, и попытался объяснить Клэр и Тео двусмысленность моего положения. Но сочувствия у них не нашел. Тео заверил меня, что в моем замороженном состоянии я абсолютно гарантирован от сексуальных посягательств. Клэр же только хихикнула.

Я вновь взялся за работу. И теперь уже три тюленя примеривались мне подсобить — или что еще там было у них на уме. Повернувшись к ним спиной, я наконец высвободил винт, вынырнул и влез на борт.

— Вот видишь, — сказал мне Тео (с некоторым разочарованием, как мне показалось), — ничего же не случилось, а?

Я не представлял себе, что Тео планирует делать дальше, но он скоро меня просветил.

— Maintenant (А теперь, фр.), — сказал он твердо, — мы поплывем домой под парусом.

Я не знал, что у нас есть парус… и какой же это оказался парус! По-моему, свою жизнь он начал на греческой триреме, ибо древности был неописуемой. Косой, бермудский по форме, он был таким тонким, истертым, что ветер, веявший легчайшим зефиром, продувал его насквозь.

С помощью весел-бревен мы преодолели дикую толчею, где накатывающаяся зыбь встречалась с отливным течением, и вновь оказались в открытом океане…

Дата:

08.01.2021

Следующая статья

Крис Гартнер — о работе на яхте Black Pearl, любви к парусу и об экологическом мышлении в яхтинге

Предыдущая статья

Cranchi A44 Luxury Tender

Новые материалы
Похожие статьи