С аквалангом — на Дальний Восток!

Путешествия и чартер
Следующая статья

Школа MBY: ночной переход

Предыдущая статья

Школа MBY: правила расхождения судов

Погружения с аквалангом в Японском море сулят неожиданные встречи с подводными обитателями и целый букет ярких впечатлений.

Дайвер без моря — что птица без неба, и для нас, жителей края мутных и темных озер, путешествия стали единственным способом окончательно не высушить «жабры». Нырять мы ездим много и с энтузиазмом: Мальдивы, Норвегия, Белое и Баренцево моря, Индонезия — подводный мир везде по-своему интересен и уникален. Редко какая экзотика сравнится с погружениями с большими белыми акулами, поэтому очередную поездку мы запланировали в Южную Африку, где легко можно встретить этих хищников. Однако минувшим летом пресса буквально взорвалась сообщениями о нападениях акул на купальщиков в Приморье,
и мы, пересмотрев планы, решили отправиться с питерским клубом «Белый тюлень» на Дальний Восток в надежде не только увидеть акул, но и познакомиться с другими удивительными обитателями Японского моря.

Итак, цель нашего путешествия — бухта Витязь на полуострове Гамова в Приморском крае. Этот участок суши с изрезанной береговой линией расположен почти в сотне километров от Владивостока и на 20 километров вдается в залив Петра Великого. В двух шагах отсюда — Китай и Северная Корея, а прямо напротив, по другую сторону Японского моря, — Страна восходящего солнца. Температурный режим в заливе определяют два течения: теплое Цусимское и холодное Приморское. Температура воды в верхних слоях жарким летом может достигать +20 °C, в бухтах прогреваясь еще сильнее, но обычно она ниже, а зимой значительная часть залива замерзает. В таких далеких от курортных условиях лучше не испытывать силу воли и погружаться в сухих костюмах с толстой поддевкой — и здоровье не пострадает, и внимание будет занято окружающим морским миром, а не подсчетом времени до конца дайва.

Известно, что дайверы налегке практически не ездят. Вот и в этот раз на двоих у нас оказался без пяти килограммов центнер: комплекты снаряжения для погружения в холодной воде, а также полный набор техники для подводной фото- и видеосъемки — существенный перевес не только для спины, но и для кошелька.

Приморье встретило нас солнечной, теплой и безветренной погодой, хотя штиль здесь — событие неординарное. Редкие облачка оживляли высокое голубое небо, которое ночью светило мириадами крупных цветных звезд. В этом путешествии нашим гидом по подводным красотам стал Валерий Даркин — известный на всю страну дайвер и поистине ходячая энциклопедия. Будучи не просто дайв‑инструктором, но морским биологом и страстным собирателем раковин моллюсков, он обнырял практически все воды Мирового океана и способен бесконечно рассказывать интереснейшие истории из подводной жизни.

Нам хотелось не только увидеть акулу, но и не стать для нее обедом

«Если мы видим, что дайвер подает сигнал опасности, но при этом маска на лице, дыхательный аппарат во рту и жилет-компенсатор надут, значит, все не так страшно», — рассказывает на вводном брифинге Валерий. «Конечно, — вторим ему мы, — маска на лице, жилет надут, только ноги уже откушены!» Два летних случая атаки акул в Приморье еще не забылись, и даже отважные дайверы вроде нас за внешней бравадой прокручивают в голове возможный алгоритм действий, если под водой промелькнет силуэт смерти, ведь нам хотелось не только увидеть акулу, но и не стать для нее обедом.

Апеллируя к авторитетным источникам, Валерий доверительно сообщил нам, что первый случай с откушенными конечностями на совести большой белой акулы, а за второе нападение, когда подросток едва не лишился ног, ответственна акула-мако. В предыдущие полвека происшествий такого рода в Хасанском районе Приморья не случалось, однако специалисты-ихтиологи давно знают, что в конце лета хищники подходят сюда в поисках пищи, поскольку чистая вода здесь хорошо прогрета. Если им не хватает рыбы и кальмаров, они могут охотиться за нерпами и, как выяснилось, нападать на людей. Мы надеялись, что громкий звук вырывающихся из акваланга пузырей и запах неопрена гидрокостюмов не позволит хищникам спутать нас с тюленями.

Под водой

Одна из причин, побуждающая нас снова и снова уезжать на «край света» и погружаться с аквалангом, — возможность своими глазами увидеть животных, с которыми большая часть людей встречается лишь на телеэкране. Подводная фотоохота делает это занятие еще более увлекательным.

Живописные подводные ландшафты залива Петра Великого весьма разнообразны: они изобилуют скалистыми грядами, каньонами, гротами и подчас оставляют гораздо более сильные впечатления, даже чем тропические рифы.

Богатство жизни в холодных водах Японского моря поражает: здесь обитают тысячи видов животных и растений, некоторые из которых уникальны и являются настоящей экзотикой. Более того, в Приморье зарегистрирована самая высокая прозрачность моря в России — видимость более 30 м возможна далеко не всюду. Скалистые стенки и каменистые россыпи покрывает густой ковер из представителей сообщества обрастателей: ярко-красные асцидии — «морские помидоры», причудливые гидроидные полипы, мясистые актинии, а между ними неторопливо путешествуют в поисках пищи офиуры, морские звезды и шипастые ежи.

Пожалуй, нет более известного приморского животного, чем дальневосточный трепанг — невзрачная коричневато-зеленая голотурия, или «морской огурец», ставшая важным объектом промысла, со временем перешедшего в поголовную браконьерскую «зачистку» акватории. Даже камчатский, или королевский, краб избежал столь беспощадного преследования, поскольку не представляет такой же ценности для китайской традиционной медицины.

Острова Таранцева — среди популярных дайв‑сайтов у входа в бухту Витязь. Свое название они получили в 1863 году в честь гидрографа капитана П. И. Таранцева. Три скалистых, заросших травой и кустарником кусочка суши отделены друг от друга узкими каменистыми проливами. Прибрежные свалы глубиной до 30 м населены осьминогами — здесь легко найти крупных и не слишком пугливых гигантских осьминогов Дофлейна, которые вырастают до 5 м в длину и весят до 21 кг. Во время погружений мы встретили четыре особи этого фантастического вида, но только двое из них согласились пообщаться. За позирование перед камерой и занятия «армреслингом» они получали поощрение в виде мягких и аппетитных мантий моллюсков. Менее сговорчивые «фотомодели» так и остались под камнями помахивать перед нашими носами щупальцами и плеваться чернилами.

Несмотря на все ожидания, акулы не торопились увидеться с нами, а использовать под водой свежедобытую приманку мы не решались — слишком большой риск при отсутствии клетки. Не теряя надежды, мы отправились в другое интересное место для общения с морскими животными — на камни Алексеева. Скалистая гряда на мелководье стала любимым местом отдыха дальневосточной пестрой нерпы, или ларги. Животные находят здесь укрытие от волн при любом ветре, перебираясь по двум протокам на ту или другую сторону гряды. Разумеется, отказаться от погружения с этими забавными и очень любопытными ластоногими просто невозможно. Минут двадцать, пока мы ждали нерп, нас швыряло о камни на небольшой глубине — плавать в сухом костюме у поверхности и сохранять нейтральную плавучесть не так-то просто, а мощный прибой только усложняет задачу. Время шло, мы постепенно уставали и замерзали, однако нерпы упорно не шли на контакт. Однако позже наше терпение было вознаграждено появлением двух десятков любопытных тюленей. Гормоны счастья хлынули в кровь, заглушив ощущение холода, и к звуку вырывающихся из дыхательных аппаратов воздушных пузырей присоединились щелчки затвора фотокамеры. Поднятая волнами муть мешала съемке, ларги слегка нервничали и сначала отказывались приближаться. При встрече под водой нерпы обычно обнюхивают друг друга и слегка покусывают за ласты, а если они не напуганы, то и с дайверами знакомятся так же. Полвека назад нерп в Приморье добывали в больших количествах, но, к счастью, экономическая депрессия последних десятилетий позволила популяции восстановиться, и они стали подпускать людей ближе, несмотря на угрозу со стороны браконьеров. Во время сезонных миграций в эти воды заходят сивучи, дельфины, киты (малые полосатики), а иногда даже касатки, хотя встретить их здесь под водой так же сложно, как и акул.

Лежбище нерп на камнях Алексева

На суше

В окрестностях полуострова Гамова интересен не только подводный мир — здесь есть что посмотреть и на суше. Местные вулканические ландшафты считаются геологическими памятниками, а отдельно стоящие в море скалы — кекуры — чем-то напоминают камни-«сундуки» Баренцева моря. Европейцы попали в эти края относительно недавно, в 1787 году с французской экспедицией Жана-Франсуа де Лаперуза, но аборигены обжили Приморье гораздо раньше, и археологи относят найденные здесь следы первобытного человека к эпохе неолита. Человек современный оставил на приморских берегах гораздо больше следов в виде разного рода оборонительных сооружений: гамовская артиллерийская батарея была вооружена 180‑миллиметровыми орудиями, и законсервированные двухорудийные башенные установки теперь стали военно-историческими памятниками. Помимо многочисленных заброшенных ДОТов, можно встретить одиноко стоящие на скалах «ротонды» теплопеленгаторных станций, которые до появления РЛС служили для обнаружения вражеских кораблей.

Одна из главных достопримечательностей полуострова — расположенный на его южной оконечности маяк № 1, или Гамовский, с которого начинается отсчет всех маяков страны. Белая башня построена в начале XX века на высоте 50 м, а свет маяка виден на расстоянии 60 км. Секрет такой эффективности — необычная лампа мощностью всего 75 Вт, рассчитанная на 30‑летний срок службы. «Все лампы для маяков уникальны, изготавливаются в единственном экземпляре и стоят очень дорого», — с гордостью поделился с нами смотритель Гамовского маяка Александр Сергеевич Соболев. На территории маяка сохранились симпатичные постройки начала прошлого века с каменными стенами под метр толщиной, дощатыми полами из лиственницы, бомбоубежище и колокол, который предупреждал оказавшиеся в опасной близости от скал корабли во время тумана.

Затонувшие корабли

Не всем судам удалось благополучно добраться до причала — некоторые из них навсегда остались в водах рядом с Гамовским маяком, превратившись в причудливые искусственные рифы, к которым тянутся и морские обитатели, и рэк-дайверы. Три наиболее известных рэка (затонувших судна) в окрестностях бухты Витязь: пароход «Владимир», рыбацкое судно «Лысьва» и научно-исследовательское судно «Кварц». Кораблекрушение «Кварца» произошло в 1982 году, когда корабль натолкнулся на массивную каменную колонну, отвесно вырастающую из песка с 36‑метровой глубины, впоследствии получившую название «Камень опасности». Пароход «Владимир» пролежал на дне у мыса Гамова почти век до того момента, когда его в 1996 году обнаружили приморские поисковики. Попав в полосу густого тумана, принадлежащее пароходной компании Шевелева судно английской постройки из-за ошибки штурмана наскочило на отвесную подводную скалу, получило две пробоины в районе носового трюма и затонуло.

И все же дайверам стоит стремиться в эти места, в первую очередь, из-за биологического, а не «железного» разнообразия. Пускай в этот раз нам не удалось повстречаться с акулами, но сказать, что мы остались разочарованными, нельзя. Ведь погружения с гигантскими осьминогами и нерпами вызывают поистине детский восторг, а «микродайвинг» с макрообъективом принесет богатые плоды в виде уникальных портретов скрытных и не всегда общительных больших и маленьких морских обитателей. В качестве заключения к нашему путешествию великолепно подходит хрестоматийная фраза «Уставшие, но довольные…». Но то, что за ней скрывается, трудно передать словами. Холодноводный дайвинг на Дальнем Востоке временами изнурителен, однако он открывает дверь в прекрасный мир, который того, без сомнения, стоит!

Дата:

20.02.2012

Текст

Татьяна Журавлева

Фото

Евгений Новиков

Следующая статья

Школа MBY: ночной переход

Предыдущая статья

Школа MBY: правила расхождения судов

Новые материалы
Похожие статьи