Пустынная планета. Путешествие к Антарктиде на судне «Академик Иоффе»

Путешествия и чартер
Следующая статья

Новая MCY 70 как квинтэссенция бренда

Предыдущая статья

Grandezza 27 OC: баланс возможностей

В путешествии к южной макушке Земли антарктических исследователей ожидали сказочные ландшафты и невероятная дикая природа.

Накатывают огромные волны, небо стремительно темнеет, а метеосводка пророчит 9-балльный ветер. Очевидно, нас ждет непростой переход по штормящему океану. Мы только что встретили первый айсберг, своей причудливой формой напомнивший замершее здание терминала аэропорта. Вокруг судна в небо взмывают фонтаны китов, и совсем недавно показались первые симпатичные пестрые дельфины Коммерсона. Мы еще даже не дошли до Антарктики, а путешествие уже обещает стать захватывающим!

На три недели нашим домом стало российское научно-исследовательское судно «Академик Иоффе», известное на Западе как One Ocean Navigator. Эту плавучую лабораторию ледового класса длиной 117 м построили в Финляндии для Института океанологии РАН. Жилые помещения судна вмещают 96 человек, его максимальная скорость составляет 14 узлов — всего на четыре узла больше, чем выдает наш семейный круизер Selene 47 под названием High Flyer, стоящий теперь в Лимингтоне, за 6000 миль отсюда. Однако все наши путешествия на High Flyer проходили вдалеке от этого царства льда, снега и диких суровых островов.

«Академик Иоффе» — не круизное судно, его главной задачей является обеспечение научной работы, что для нас как раз очень важно, поскольку эту часть планеты лучше посещать на крепком, надежном корабле. Судно оснащено парой мощных дизелей (закон запрещает ходить южнее 60‑й параллели без дублирования силовой установки), успокоителями качки, шахтой для спуска под воду многочисленных приборов и системой динамического позиционирования, которая (мы очень надеемся!) поможет держаться подальше от айсбергов. Экипаж «Академика» — из России, сейчас на борту около 80 пассажиров, включая десяток журналистов. Среди них съемочная группа ВВС, которая путешествует по Антарктике с правнучкой отважного полярного исследователя сэра Эрнеста Шеклтона для съемок документального фильма. На борту поистине гремучая смесь наций, возрастов и темпераментов, но всех объединяет любовь к красоте дикой природы и уважение к подвигам исследователей Антарктиды.

Курс на юг

Сейчас середина ноября, и мы стартуем из Ушуайи — самого южного города планеты, расположенного на оконечности Аргентины. До Фолклендских островов два дня пути, и к утюжащему искрящуюся воду «Академику Иоффе» присоединяется внезапно упавшая с неба стая морских птиц, которые стремительно ныряют под воду в захватывающем дух стройном порядке.

Фолклендский архипелаг и в особенности его столица, Порт Стенли, невероятно интересен. Дом губернатора и одна из главных улиц, Тэтчер Драйв, которую теперь переименовали, напоминают о событиях тридцатилетней давности, когда газеты пестрели репортажами о войне за Фолкленды. Холодное противостояние между Аргентиной и Великобританией продолжается по сей день, но местные жители гостеприимны, а яркие домики на городских улицах смотрятся весьма привлекательно. Из Стенли мы продолжаем путь на юго-восток, к Южной Георгии. Переход занимает трое суток, и однообразный морской пейзаж понемногу начинает надоедать. Но скучать не дают бесчисленные рассказы полярников и ученых, а также наши добровольные «вахты» на капитанском мостике: мы выглядываем оттуда китов и дельфинов на горизонте.

Рано утром высаживаемся на один из самых прекрасных островов, которые мне довелось видеть за всю жизнь. Вдалеке виднеются покрытые снежными шапками горы, а от самого голубого моря под ногами расстилается зеленый ковер каменистой тундры. На катерах RIB мы исследуем остров, время от времени выбираясь на пляжи и изучая побережье. Самое сильное впечатление производит невероятное буйство жизни на суше и в море. Трудно передать словами ощущения, которые испытываешь при виде колонии пингвинов численностью 250 000 особей, — это можно только прочувствовать! Бесчисленные ряды черно-белых птиц уходят к горизонту, насколько видит глаз. Антарктические пингвины невероятно дружелюбные, жизнерадостные и деловитые существа: они меньше своих королевских собратьев, но наблюдать за ними жутко забавно. Не менее интересны пингвины Генту, Адели и комичные Макароны с широкими желтыми бровями. Ходить по местным склонам непросто, и часто мы оказывались увязшими в снегу по пояс. Чтобы не делать в глубоком девственно чистом снегу слишком много углублений, мы старались ходить след в след, так как, если пингвин попадет в такую нехитрую снежную ловушку, выбраться из нее самостоятельно уже не сможет. Часто наш гид просил всю группу остановиться и пропустить неторопливо ковыляющих по своим делам птиц, которые являются хозяевами острова и имеют приоритет.

Зов дикой природы

Мы остановились в Грютвикене, чтобы посетить могилу антарктического исследователя сэра Эрнеста Шеклтона. Там съемочная группа ВВС вместе с его правнучкой Александрой и членами семьи Вайлд провели в крохотной норвежской церквушке у самой воды волнительную церемонию. Фрэнк Вайлд был тем, кому Шеклтон доверил судьбы 22 человек, когда они потеряли свое судно во льдах во время экспедиции 1914 года. Шеклтон с четырьмя соратниками отправился в путь длиной 800 миль через Южный океан к Южной Георгии на 22‑футовой спасательной шлюпке James Caird, чтобы оповестить о попавших в беду людях. Четыре трудных холодных месяца Вайлд поддерживал дух оставленных на него людей, которые укрывались под шлюпками на острове Мордвинова (Элефант) и охотились на тюленей и пингвинов ради пропитания. Все выжили, в итоге Вайлд вернулся на свою ферму в Южной Африке, где и закончил жизненный путь в возрасте 66 лет в 1939 году. Сам Шеклтон был погребен на крохотном кладбище в Грютвикене, и желание Вайлда похоронить его рядом с «боссом» не было исполнено из-за разразившейся войны. Но спустя почти 60 лет, после семилетних поисков журналист Анжи Батлер обнаружил урну с прахом Фрэнка в маленькой южноафриканской часовне. При поддержке обеих семей он отправился в Грютвикен и выполнил последнее желание Вайлда. После церемонии перезахоронения останки двух товарищей наконец упокоились рядом.

Замерзшая планета

Во время путешествия мы встретили несколько крупных судов и парусных яхт-одиночек. Чувство почти полного одиночества одновременно потрясает и повергает в ужас, поскольку акватории тут очень опасные. В Антарктике действуют строгие правила: на берег с одного судна разрешается сходить не более чем сотне пассажиров одновременно. Подобные меры необходимы для сохранения окружающей среды и хрупких полярных экосистем.

Доступ в ходовую рубку, где работает российская команда (их стоит пожалеть!), всегда открыт, поэтому мы можем не только высматривать оттуда китов и айсберги, но и изображать из себя капитанов суперяхты, когда только пожелаем. На судне вообще нет закрытых зон, и наше любимое место — верхняя палуба, откуда открывается невероятный круговой обзор. Погода здесь меняется за считанные минуты: безветренный солнечный день с температурой +3 °C может преподнести опасный шторм с ветром 60 узлов и морозом -15 °C. Нисходящему ветру, стремяющемуся вниз с Антарктического плато высотой 10 000 футов, требуется для этого совсем немного времени. По пути неожиданно может опуститься туман или начаться дождь, даже если 10 минут назад небо было голубым, а мы, одетые в водонепроницаемое снаряжение и термобелье, жаловались на жару.

После трехсуточного перехода от Южной Георгии минуем остров Мордвинова и движемся дальше, к Южным Шетландским островам. Едва мы пересекли антарктическую конвергенцию (граница схождения северных, относительно более теплых, и южных, холодных поверхностных вод), как вода вплотную приблизилась к точке замерзания. Мы обошли остров на катерах и отыскали место, где на узком каменистом пляже рядом с ледником располагался лагерь Фрэнка Вайлда и его команды.

Приключения на RIB’ах

Ежедневно, если позволяла погода, для нас устраивали экскурсии: кто-то отправлялся на RIBах поплавать между айсбергов, другие рискованно высаживались на пляжи, чтобы наблюдать за животными или пройтись по островам. Иногда самые заядлые любители пеших прогулок возвращались на пляж к точке высадки, скатываясь вниз по леднику.

Южные Шетландские острова выглядят так, будто они из другого мира. Мы осмотрели остров Полумесяца и остров Кувервиль, затем отправились в бухту Надежды, и каждое из этих красивейших мест навсегда запало в память. Когда сойти на берег из-за зыби невозможно, капитаны RIBов устраивают прогулки между айсбергов. Картины белоснежных ледяных гор, парящих в чистейшем воздухе, составляют один из самых завораживающих и девственных пейзажей, которые нам приходилось видеть. Мы наблюдали за кормящимися пингвинами, за тем, как птицы защищают свои гнезда от больших поморников, а морские леопарды нежатся под солнцем на глыбах льда. Мы оказались невероятно близки к дикой природе, и судно почти всегда сопровождали дельфины, альбатросы и красивые капские голубки.

На остановке у острова Тейля (Десепшн) пятеро ученых пересели на 50‑футовую яхту, стоявшую на якоре под защитой черного вулканического кратера. Нам рассказали, что за последние несколько дней яхте пришлось бороться со штормовым ветром 40 узлов, и мы порадовались, насколько нам повезло прийти сюда позже, поскольку сейчас условия были почти идеальными. Далее мы продолжили путь по проливу, обрамленному цепью белых горных вершин и скользящими по воде айсбергами, своими формами напоминающими башни и галеоны. В это время здесь, на макушке мира, полярный день, и ночью практически не темнеет — мистические багряные сумерки опускаются на море айсбергов лишь на несколько часов.

По пути домой

Последний день в Антарктике преподнес сюрприз: пара горбатых китов плыла рядом с судном, словно специально красуясь перед нами. Они держались параллельным курсом и переворачивались в воде, обнажая свои огромные серые бока, прежде чем взмахнуть в воздухе величественными хвостами и нырнуть.

Судно повернуло назад, к Ушуайе, и по пути мы зашли в бухту Удачи, где паковые льды подтаяли настолько, что мы смогли пройти у самого ее края. Вечером настало время аккуратно упаковать все хрупкие вещи, наклеить пластыри от морской болезни (наши действуют 72 часа) и подготовиться к двухдневному переходу по проливу Дрейка. Надежды на спокойную дорогу не оправдались, и следующие два дня мы цеплялись и висли на всем, на чем удавалось, пока судно пробивалось через 10‑балльный шторм, который так и норовил усилиться до 11 баллов. Однажды ночью на нос корабля обрушилась невероятно мощная волна, которая даже смогла остановить движение этого гиганта водоизмещением 7000 т. Некоторые пассажиры просто не вылезали из коек, принимая сверху передачи с едой, которые посылал заботливый экипаж, но большинство из нас все же ходило в столовую и время от времени даже посещало лекции. Прощальный капитанский ужин представлял собой хаос, в котором пассажиры хватались за посуду и друг за друга, чтобы на палубе не получилась «куча мала». Лу де Марко все это очень нравилось, и ночь напролет он оставался в рубке, получая удовольствие от созерцания 12‑метровых волн. Это последнее приключение стало хорошим дополнением к путешествию: печально известный пролив Дрейка показал свой истинный характер, но увидеть его другим мы и не рассчитывали.

Антарктика — это настоящая Замерзшая Планета, где видишь совсем иную, отличную от обыденной, жизнь и другую природу. Туда долго и дорого добираться, там холодно, но это путешествие, без сомнения, стало самым интересным и незабываемым из всех, которые мы когда-либо совершали. Садитесь на полярное исследовательское судно — и вы никогда об этом не пожалеете!

Факты

Путешествие Тесы и Лу на научном судне «Академик Иоффе» было организовано компанией Ice Tracks Expeditions. Юбилейный круиз в память о Фрэнке Вайлде начнется 20 ноября 2012 года. Судно вернется на Южную Георгию через Фолкленды, перед тем как пойти дальше, к Антарктиде. Стоимость места в каюте на двоих на 18 суток начинается от £ 7700. Возможны более короткие 10-дневные путешествия, стоимость которых с проживанием в трехместной каюте составляет £ 3800.
Интернет: www. ice-tracks.com

Дата:

19.08.2012

Текст

Тесса Теннант, Лу де Марко

Фото

Тесса Теннант, Лу де Марко

Следующая статья

Новая MCY 70 как квинтэссенция бренда

Предыдущая статья

Grandezza 27 OC: баланс возможностей

Новые материалы
Похожие статьи