На яхте по Российской Арктике, или Будни законопослушного «нарушителя»

Путешествия и чартер
Следующая статья

Audi e-tron Sportback. Сила электро

Предыдущая статья

Жидкостные отопители Eberspächer. Чтобы лето не кончалось

Популярность путешествий на яхтах в высоких широтах у обоих полюсов растет. Люди идут в Гренландию и на Шпицберген знакомиться с севером, смотрят на ледники и фотографируют диких животных.

Прибывающих регулярными рейсами туристов там ждет пусть не первоклассная, но все же инфраструктура, коей лишена дикая во всех смыслах Российская Арктика. Добраться до красивейших архипелагов, входящих в национальный парк «Русская Арктика», на самолете невозможно, а потому остается только путь по воде. И тут владельцев частных яхт подстерегают многочисленные бюрократические препоны, особенно со стороны пограничников, которые не просто хорошо, но чрезмерно бдительно стерегут наши рубежи. Любое перемещение в этих безлюдных краях максимально зарегулировано, и сложностей с каждым годом становится все больше.

Я хожу на яхте в Арктике с 1998 года и хорошо вижу динамику процессов. Если до 2014 года мы просто получали разрешение на навигацию по Северному морскому пути (СМП), докладывали время и координаты входа на маршрут и раз в сутки сообщали о состоянии дел (координаты, запасы топлива и воды, ледовую и погодную обстановку), то после контроль ужесточился. Сейчас любое судно, которое движется по СМП вдоль границы России и выходит из территориальных вод (12 миль от берега), должно иметь подключенный к системе слежения спутниковый передатчик — так называемый маячок. Этот прибор следует заранее зарегистрировать в «Морсвязьспутнике» и держать включенным, чтобы он в автоматическом режиме каждые два часа отправлял пограничникам информацию о местоположении судна. Перед выходом в море необходимо открыть рейс на сайте «Морсвязьспутника» и запустить мониторинг, а затем смотреть, что маячок исправно работает, вплоть до возвращения и закрытия рейса.

Северный морской путь (СМП) — кратчайший водный путь между европейской частью России и Дальним Востоком. Расстояние от Санкт-Петербурга до Владивостока по СМП составляет чуть более 7500 миль

Но и это еще не все. Хотя пограничники и видят у себя трек судна (он должен совпадать с заявленным маршрутом!), капитан все равно обязан докладывать о каждом факте пересечения государственной границы. Изначально эту процедуру вводили для судов под иностранным флагом, чтобы те могли ходить по СМП сквозным транзитом без погранично-таможенного оформления, но потом решили распространить на все суда. Если вы идете в каботаже и не выходите в нейтральные воды, то маячок не нужен, однако большинство арктических архипелагов находятся за пределами 12‑мильной зоны, и без пересечения границы до них не добраться. Законом предусмотрена ситуация, когда на борту нет маячка, но в этом случае судно имеет право передвигаться только в светлое время суток, что для крейсерской яхты в этих местах, конечно, не вариант.

На бумаге вроде все понятно, но когда дело доходит до практики, казусы неминуемы. В 2018 году за всю навигацию на яхте «Апостол Андрей» я 14 раз пересек государственную границу. Острова в нашей Арктике местами сильно разбросаны, и если, например, пролив Вилькицкого на Северной Земле полностью лежит в пределах территориальных вод, то чтобы добраться до Земли Франца-Иосифа или некоторых островов в Карском море, приходится выходить в нейтральные воды, ибо расстояние до материка превышает 24 мили (12 + 12). И здесь капитану нужно быть очень внимательным, чтобы не превратиться в нарушителя, как это случилось со мной в Печорском море, между островами Вайгач и Матвеев. Расстояние между ними чуть больше 24 миль, и на бумажной карте эта узенькая полоска нейтральных вод не толще карандашной линии. Средствами классической навигации (с компасом по счислению) границы этого «ручейка» вообще не определить, ибо они остаются в пределах погрешности. Фактически возникает ситуация, когда корма яхты еще не вышла из России, нос уже вошел в ее территориальные воды, а мидель формально находится за границей!

Логика и здравый смысл подсказали, что при движении прямым курсом докладывать о минутном выходе в нейтральные воды нет смысла, а в итоге это обернулось возбуждением двух дел об административном правонарушении… Урок я усвоил, нарушения признал, два штрафа заплатил. Можно сказать, что мне повезло, ведь пограничники знают нашу яхту и отнеслись к нам по-человечески, выписав мне штрафы как частному, а не должностному лицу.

Путь от острова Вайгач до островов Матвеев и Долгий подразумевает два пересечения государственной границы

На следующий год мы без происшествий дошли по Баренцеву морю до северной оконечности Новой Земли, но когда обогнули мыс Желания и начали спускаться в Карское море, покрытие Inmarsat пропало, и наш маячок перестал отправлять пограничникам координаты. Вдобавок у нас как назло сгорел терминал Iridium Pilot, поэтому мы остались вообще без связи и не могли докладывать о пересечении границы.

Прибыв на Диксон, я заглянул в морской координационно-спасательный центр и поинтересовался, что с покрытием. «Ну, привет! Спутники Inmarsat над нами не летают с декабря прошлого года!», — ответили мне там. Оказывается, я упустил этот момент, потому что компания разослала уведомительные письма только крупным абонентам. Опять запахло жареным…

Я закрыл рейс на сайте «Морсвязьспутника» и тут же написал пограничникам объяснительное письмо, где рассказал, что один терминал у нас вышел из строя, а у другого не было связи со спутниками. Затем мы отправились на Северную Землю в каботаже, и за это время друзья на материке купили и отправили нам новый маячок Iridium LookOut. Мы вернулись в Диксон, установили и зарегистрировали его, открыли новый рейс и пошли напрямую в Архангельск, где нас уже поджидали родные пограничники. «Теперь-то в чем дело?! — спрашиваю я их. — Вам же все написали: у нас не было связи, и, согласно вашим же рекомендациям, я повел яхту в ближайший порт, причем единственный в Карском море. Что я опять нарушил?» Они начали было цепляться к походу на Северную Землю, но там у нас был чистый каботаж — придраться не к чему. В итоге вроде бы разошлись, но на следующий день мне позвонили и попросили прийти подписать явку с повинной и уплатить штраф. Ситуация становилась абсурдной, и я спросил: «Вообще у нас человек может быть невиновным?» На что мне прямо объяснили, что если я не соглашусь, то от них не отстанет управление, а значит, придется завести дело на наш клуб «Приключение», которому принадлежит яхта, и на меня как на капитана, отчего штраф вырастет на порядки. Что оставалось делать? С момента прошлого нарушения еще не прошло 12 месяцев, поэтому я уже считался рецидивистом по данной статье…

Спутниковый маячок Lookout в автоматическом режиме передает информацию о местоположении яхты

Я четыре раза обошел вокруг света, посетил все материки и континенты, но такой строгости, как в России, не видел нигде. Кому нужен этот избыточный контроль?! У нас заформализовано все до предела, а мы еще мечтаем о развитии туризма!.. Из-за одной неправильно оформленной бумажки срываются годами планируемые экспедиции, а если в пути вас застиг шторм, то теперь просто так укрыться на каком-нибудь не заявленном в маршруте острове нельзя — неминуемо прилетит штраф. В этом плане наши соседи куда более демократичны. Например, в той же Гренландии достаточно раз в сутки докладывать, что ты жив-здоров.

Был у меня случай на Балтике, когда из-за сильного встречного ветра я вел яхту галсами, регулярно пересекая границу Финляндии. После третьего эпизода (уже ночью!) к нам по штормовой волне прилетел RIB с финскими пограничниками, которые поинтересовались, есть ли у меня карта, и попросили больше не пересекать линию границы. Вот и всё — никаких штрафов. Тогда как у нас ты замучаешься доказывать, что не хотел нарушать.

А ведь, помимо пограничников, есть еще и портовые власти со своими «тараканами». К счастью, порты Петербурга и Мурманска больше не цепляются к маломеркам, а в Архангельске по-прежнему требуют оформляться через систему Port Call. Как, скажите на милость, подать заявку за три дня, повторить за сутки и за шесть часов, если на борту нет Интернета?!

Помню, как в 1997 году мы три недели ждали в порту Провидения разрешения на плавание по СМП, потому что местный начальник не хотел брать на себя ответственность. Выпустили нас лишь после того, как вернулся из отпуска вышестоящий чиновник, который дал подчиненным соответствующую команду. Чем не гоголевский сюжет? Впрочем, сейчас со стороны морских служб все стало проще, особенно если яхту уже знают.

Мне довелось три года командовать небольшой ирландской яхтой Northabout, на которой британский путешественник Дэвид Хэмплеман-Адамс хотел обойти Арктику по периметру за одну навигацию. Выходя из Англии, я поразился, что отмечаться вообще нигде не нужно, зато, когда мы подали заявку на проход по СМП, у нас запросили классификационное свидетельство! Это напрямую противоречит Кодексу торгового мореплавания — главному международному документу, где указано, что маломерное судно должно иметь только судовой билет. Вернувшись тогда из похода, я заглянул на сайт Севморпути и с удовлетворением обнаружил, что там эту досадную ошибку уже исправили. Выходит, жизнь прожита не зря!

Сколько нам еще ждать того дня, когда путешествия по Российской Арктике на яхте будут проходить «благодаря, а не вопреки»? Этого я не знаю… Но знаю точно, что процесс перестраивания бюрократической машины идет у нас не быстро. В 1992 году, когда в стране было разрешено все, что не запрещено, мы с Дмитрием Шпаро (клуб «Приключение») провели яхту британского журналиста Майлза Кларка из Белого моря в Черное по внутренним водным путям. Понадобилось «всего» 20 лет, чтобы вышел указ, дозволяющий прогулочным судам под иностранным флагом ходить по ВВП, да и то не по всей стране… Так что продолжаем ждать и надеяться!

Дата:

24.06.2021

Текст

Николай Литау

Фото

Мария Гаврило, Николай Литау

Следующая статья

Audi e-tron Sportback. Сила электро

Предыдущая статья

Жидкостные отопители Eberspächer. Чтобы лето не кончалось

Новые материалы
Похожие статьи