Рыбалка на Амуре

Путешествия и чартер
Следующая статья

Удивительная Россия

Предыдущая статья

Было... стало!

Многие из  нас, жителей европейской части России, любят Дальний Восток инстинктивно, даже ни  разу не  побывав там. У  одних он ассоциируется с  красной икрой, для других это что-то из  школьной географии «рядом с  Камчаткой», третьи вспоминают таежные приключения Владимира Арсеньева… Но  для любителей рыбной ловли эти края особенно интересны, ведь в  том же Хабаровске успешно рыбачить можно везде, даже на  городском пляже, чем многие жители и  занимаются.

Не  выезжая за  город

В  черте города ловят и  мальчишки, только начинающие постигать это искусство, и  спортсмены, соревнующиеся в  ловле на  фидер. Вот только если на  западе страны на  эту современную английскую донку попадаются плотва, подлещик, карась, окунь, ерш да  уклейка, то  здесь все гораздо серьезнее. Помимо карася, в  зачет пойдут эндемики Амура: похожая на  пескаря-переростка рыба-конь, косатка-плеть и  косатка-скрипун, а  также черный лещ. В  прилове может попасться сом Солдатова и  всяческая мелочь, с  которой без ихтиолога не  разобраться.

Летом прямо на  пляже проводят соревнования по  карпфишингу — ​спортивной ловле сазана и  карпа. При этом участники относятся к  рыбе бережно и  отпускают ее сразу после взвешивания. А  экземпляры тут встречаются вполне приличные: килограммов на  пять и  даже восемь!

Клондайк для рыболова

Я — ​поклонник спиннинга. Амур с  его притоками для спиннингиста — ​что Клондайк для золотодобытчика. Река не  перекрыта плотинами, как, например, Волга, и  рыба из  моря свободно поднимается на  нерест в  многочисленные притоки. А  просторы Амура таковы, что туристические теплоходы теряются на  его акватории, как соринки на  ладони. Если мечтаешь о  приличном улове, то  без внедорожника, лодки с  хорошим мотором летом или снегохода зимой здесь делать нечего.

В  Волге насчитывают 77 видов рыб, в  Оби и  Лене — ​порядка пятидесяти, а  в  Амуре их более 130! В  его притоках ловятся обычные для Сибири хариус, ленок, таймень. Летом и  осенью на  нерест поднимаются тихоокеанские лососевые: горбуша, кета, сима, нерка. В  Амуре интересно ловить хищников: многие из  них стайные, например верхогляд и  монгольский краснопер. Но  встречаются и «одиночки», среди которых сом двух видов. Кроме того, есть тут красавица ауха (китайский окунь), змееголов, желтощек, плоскоголовый жерех, уклей и  амурская щука. Словом, приехав сюда на  рыбалку, можно значительно пополнить свой личный перечень трофеев. А  если попасть на  удачный клев с  ребенком — ​можете считать, что родился новый рыбак, единомышленник и  будущий компаньон по  интересам на  многие годы!

Госпожа Удача

Друзья отвезли меня на  ближайшую горную речку Сукпай, мы сплавлялись несколько дней по  большой воде и  попутно ловили рыбу. Опыт ловли хариуса и  ленка у  меня уже был, а  вот первый таймень принес немало радости. Пусть небольшой, зато самый настоящий! Сплав проходил своеобразно: за  каж-дой из  трех надувных лодок с  мотором тянулась веревка с  метровым куском цепи на  конце, которая не  позволяла бурному течению их крутить. Змеясь под водой между камнями, цепь замедляла лодки, поэтому мы могли забрасывать к  любому берегу, облавливая вероятные места стоянок подводных хищников: заводи ниже впадения ручьев, за  крупными валунами и  упавшими в  воду деревьями. Как показала практика, имеющийся опыт ловли и  виды приманок не  сильно-то влияли на  успех. Все решала госпожа Удача.

Моя жена впервые оказалась на  подобной рыбалке и, как это часто бывает, «переловила» даже опытных местных. На  последней стоянке я  в  шутку заметил, что если бы не  взял жену с  собой, то  нам, мужикам, пришлось бы довольствоваться гречкой с  тушенкой вместо ухи и  жареных ленков.

Мои слова задели за  живое одного из  наших попутчиков: тот в  сердцах заявил, что приманки она кидает вовсе не  так и  не  туда! Вот, например, забросила воблер в  мелководный шивер, где рыба не  может стоять по  определению… и  вытащила оттуда таймешонка на  десять кило. На  это моя жена резонно возразила, что, замахиваясь в  сторону перспективного места, где по  всем рыбацким признакам должна быть добыча, она всегда опаздывала на  полшага, и  туда уже летела чья-нибудь блесна или воблер. И  тогда, чтобы не  пропадал замах, она просто забрасывала в  другую сторону. В  конце концов все эти забросы «не туда» сделали ее чемпионом той рыбалки.

Заветный трофей

Амур поразил нас просторами: противоположный берег угадывается лишь тонкой линией у  горизонта. На  этот раз мы рыбачили у  скалистого выступа, где время от  времени серебристым веером рассыпался малек. На  спиннингиста это действует сильнее, чем красная тряпка на  быка. Если малек суетится, значит рядом жирует хищник, и  нам остается только приманить его, сделать заброс и  начать охоту.

Но  в  жизни не  все так просто, и  лишь спустя полчаса мучений после очередной смены приманки случилась долгожданная поклевка. Леска зазвенела на  ветру, спиннинг выгнулся в  дугу, а  в  голове остался один лишь вопрос: что за  неведомое чудо этой великой реки решило испытать меня на  прочность?

Четверть часа борьбы показались вечностью, и  вот на  берег выведена рыбина с  алым хвостом и  хищной головой, чем-то напоминающая жереха. «Монгольский краснопер», — ​авторитетно произнес мой товарищ. Вот он, мой первый подлинный трофей Дальнего Востока! Замечу, что после короткой фотосессии краснопер отправился на  волю.

Косатка вместо сазана

Вечером мы любовались дивным закатом и, как водится, травили у  костра рыбацкие байки.

— А давайте поймаем амурского сазана, — ​предложил я. — ​Спать-то не  хочется.

— Как и  на  что ловить будешь?

— Переоборудую спиннинг в  донное удилище, насажу мякоть двустворчатой ракушки — ​частенько на  Волге так делал…

— А давай! — ​азартно согласились мои компаньоны, но  при этом глаза их как-то лукаво заблестели.

Они помогли мне переделать удилище, заботливо перенесли мое кресло поближе к  берегу, срезали и  воткнули в  грунт ивовые подставки, набрали ракушек и  сложили их рядом. Заботясь обо мне, они не  переставали ухмыляться и  вскоре уселись неподалеку.

Минуты через две после заброса конец удилища резко задрожал. Подсекаю — ​мимо!

— Не  спеши, дай хорошенько заглотить, — ​наперебой подсказывали коллеги.

Что-то тут не  так… Поклевка, небольшая пауза, вновь подсекаю и  чувствую: кто-то мелкий начал возиться на  том конце. При свете налобных фонарей и  под хихиканье друзей я  вытащил из  воды похожую на  сомика усатую рыбешку желтоватого цвета.

— Не  бери ее в  руки! — ​закричали друзья.

Оказалось, что спинной и  два грудных плавника у  этой рыбки вооружены острыми зазубренными шипами. Это косатка-скрипун: размером она с  ладонь, но  клюет как из  пулемета! Разумеется, подобная рыбалка быстро надоедает. Из-за этой напасти здесь не  ловят ни  на  червя, ни  на  опарыша, ни  на  ракушку.

— В детстве мы из  нее уху готовили, — ​задумчиво произнес мой знакомый, — ​сладкая рыбешка. Только вот шипы надо сразу бокорезами откусывать и  только потом с  крючка снимать, а  то  все руки переколешь.

Кладовые Амура

Проснулся я  еще в  сумерках от  резких всплесков. Хищник жирует! Значит, пришел мой час. Через минуту в  полном одиночестве я  уже стоял на  берегу. Всходило солнце, у  поверхности воды метался малек, но  ни  одна из  предложенных приманок не  привлекла внимание хищника. Я, рыбак с  детства, чувствовал себя полным идиотом до  тех пор, пока не  проснулся мой товарищ и  все мне не  объяснил.

— Идем вон туда, к  скале, — ​посоветовал он. — ​Ставь вот эту крупную колебалку, а  остальные приманки-недомерки оставь для Москвы. После заброса клади ее на  дно, леску не  мотай и  начинай проводку, только когда почувствуешь грунт.

Через пять минут я  получил глухой зацеп, а  через двадцать минут напряженной борьбы все-таки вытянул на  берег окуня-ауху весом под четыре килограмма. Видно, после поклевки рыбина спряталась в  расщелине скалы и  уперлась головой, не  желала выходить оттуда. Об  этом косвенно свидетельствовала белая залысина на  ее черном черепе.

Ухватив удачу за  хвост, мы выловили с  десяток этих рыб, но  первая все же была самой крупной. Местные окуни оказались на  редкость вкусны и  в  ухе, и в  жареном виде. Днем нам не  везло, а  к  вечеру, сменив пару мест, мы половили и  верхогляда, и  змееголова. Постепенно, будто приглядываясь к  нам, Амур открывал свои кладовые…

Только уже возвращаясь домой и  разглядывая через иллюминатор бескрайние просторы этого дальневосточного края, я  осознал, насколько интересна, богата и  непривычна местная рыбалка. А  ведь познакомился я  с  Амуром лишь в  первом приближении, и  как только представится возможность, обязательно вернусь туда!

Дата:

11.05.2021

Текст

Евгений Кузнецов

Фото

Евгений Кузнецов, Shutterstock

Следующая статья

Удивительная Россия

Предыдущая статья

Было... стало!

Новые материалы
Похожие статьи