Красиво и недорого. Опыт одного путешествия по Французской Ривьере

Путешествия и чартер
Следующая статья

Вторая половина сезона 2020 года на Балтике: регаты, выставки и фестивали

Предыдущая статья

Princess Y78. Младшая — не значит маленькая

Можно ли путешествовать по Средиземному морю на стальном траулере в свое удовольствие и без лишней нагрузки на карман? Яхтсмен Ховард Уокер и его супруга провели год в таком путешествии и делятся своими впечатлениями.

Я прижимистый и этого не скрываю. Такой экономный, каким только может быть владелец 56-футового голландского стального траулера с названием «Денежная яма». Дайте мне волю порыться в куче добра на борту — и я соберу все полупустые банки с восковой мастикой, которая еще не успела превратиться в бетон. Веревки? Для моей кладовой они никогда не бывают слишком короткими или слишком длинными. Копейка, знаете ли, рубль бережет! Краска? Лучше даже не начинайте!..

Возможно, мы поступили опрометчиво, продав все нажитое во Флориде ради осуществления давней мечты — приобретения яхты и путешествия вдоль Атлантического побережья Франции в Средиземное море, так как все еще в известной степени ограничены в средствах. Теперь, когда мы-таки пришли на Средиземку, то надеемся хотя бы чуть-чуть вкусить образ жизни миллионеров без присущих ему трат. Когда я увидел на французском сайте Le Bon Coin новый складной тиковый трап-сходню за полцены, то сразу ощутил, насколько он мне необходим, как безудержно я хочу купить его и обладать им. Разве могло иметь значение то, что на покупку ушел целый день и приличная сумма? Мне пришлось арендовать машину, проехать почти 600 км, изрядно потратившись на бензин и платные дороги… Но ведь трап отдавали за полцены!

Когда мне понадобился подвесной мотор для только что купленного (разумеется, подержанного) тузика, я провел в поисках, наверное, даже больше времени, чем Дэн Браун при написании своего «Кода да Винчи». Представьте мою безудержную радость, когда я выследил новую четырехтактную 10-сильную Honda в автосалоне Kia в Ментоне. Продавец сообщил, что монакский дилер Honda Marine надеялся продать несколько моторов через автосалон, но этого не случилось, и теперь подвесник пылился на витрине. При рекомендованной стоимости € 3200 его отдавали всего за € 1850, но, поторговавшись, я забрал его за € 1500. Лишь притащив его на себе на лодку и подробно изучив шильдик, я понял, почему мотор отдали так дешево: он был сделан в 2001 году… Здесь, конечно, вспоминается слово «неликвид», но зато какая это была сделка!

Ховард Уокер осуществил свою мечту: купил яхту и вместе с супругой отправился в путешествие

А теперь, зная о моей бережливости, вы можете вообразить, что я ощущал при мысли о том, чтобы провести целый год на Лазурном Берегу с его лютыми тарифами за стоянку в маринах, задранной таксой местных механиков и ценами на ГСМ в портах, которые по умолчанию на треть выше, чем на заправке за углом!

Трепеща предо всем этим, мы вышли из Пор-Сен-Луи-дю-Рон, что в устье могучей Роны к северо-западу от Марселя, и взяли курс на Ривьеру. Получится ли у нас бюджетно путешествовать по Лазурному Берегу или по крайней мере жить на яхте так, чтобы не вычерпать в ноль наш банковский счет? Именно это нам и предстояло выяснить.

Суровое начало

Наконец мы в Средиземном море, и нам кажется, что оно того стоит. В первый день мы прошли мимо Марсельского порта и замка Иф, где томился будущий граф Монте-Кристо, затем миновали чарующий Национальный парк Каланк с его скалистыми, как фьорды, заливами. Голубое небо, голубая вода и мы на своей яхте…

Наш план на этот год неизменно сводился к тому, чтобы как можно чаще отдавать якорь в одной из тех уединенных бухт, которые всегда печатают в глянцевых журналах о путешествиях, мирно проводить там ночи в полном уединении, наслаждаясь ужином при свечах, и одновременно экономить на стоянке в маринах. Мы собирались опробовать нашу гипотезу в Байе-де-Бандоль — на первой стоянке нашего круиза. Мы прочитали, что якорь на траверзе входа в порт держит хорошо, и даже не задумывались, что что-то может пойти не так. В конце концов, у нашей Nomade тяжелая 90-метровая якорная цепь из нержавейки для коммерческих судов и якорь, способный удерживать танкер Exxon Valdez. А в Бандоль за парой бутылочек чудного вина можно сгонять и на новом тузике с почти новым мотором…

Однако путеводители для яхтсменов почти не упоминают о том, что Средиземное море всегда пребывает в движении. Поверхность может выглядеть такой же плоской, как графство Норфолк, но, похоже, по ней всегда катится зыбь. Добавьте к этому постоянную волну от проходящих вдалеке суперяхт и быстроходных катеров, и такая лодка, как наша, будет непрерывно плясать, как гавайская танцовщица. И если на остановке во время обеденного перерыва этот рок-н-ролл еще можно терпеть, то ночью он становится уже чересчур утомительным. Мы быстро потеряли счет упавшим бокалам, столовым приборам и винным бутылкам, а после того как местный рыбак пробороздил воду рядом с нами в два часа ночи так, что наша яхта еще долго переваливалась с борта на борт, я даже подумал оснастить кровать привязными ремнями.

Замечу, что все это касается отнюдь не только Бандоля. Весь сезон стоянка на якоре даже в закрытых, казалось бы, от волны и ветра гаванях будет сопровождаться постоянной бортовой качкой. Великолепный залив Вильфранш-сюр-Мер под защитой мыса Кап-Ферра? На траверзе порта Гримо в заливе Сен-Тропе? В Эз-сюр-Мер напротив розовой виллы Боно из U2? Хуже всего!

Я даже собирался попросить верфь изготовить пару пассивных успокоителей качки, как у моего приятеля на Nordhavn 55, но мне озвучили слишком большую сумму. Гироскопы? Нам не по карману. А ведь я еще даже не упомянул про страшный мистраль, дующий вниз по долине Роны и способный за считаные минуты превратить море из зеркала в водоворот. Несмотря на то что местная метеослужба хорошо прогнозирует приход мистраля, вы точно не захотите оказаться в море, когда начнет раздувать. Как бы то ни было, после долгих размышлений мы решили, что для безопасности, душевного равновесия и спокойной семейной жизни нам придется раскошелиться на стоянку в марине. И в последующие месяцы мы на своем опыте выяснили, что существует эффективная методика поиска причалов, особенно для лодки такой длины, как наша.

Свободное место

Забудьте все, что вы читали о предварительном бронировании причалов. Попытка зарезервировать место в марине обернется здесь пустой тратой времени, если вы, конечно, не Эдди Джордан с пачкой банкнот и не собираетесь пришвартовать свою Blush в старом порту Сен-Тропе. «Извините, мсье, мест нет», — такой ответ мы получали в большинстве марин от Марселя до Монако, когда просились на ночлег. Теперь совет: звоните им утром, часов в десять, причем постарайтесь заранее заучить несколько фраз на французском, и вероятность найти место в тот же день значительно вырастет. Неплохо работает швартовка на гостевом причале: это позволяет вам лично поговорить с персоналом и показать, какой вы хороший и дружелюбный парень. Но главное, помните, что французы очень любят свои бесконечные бланки и анкеты, которые вы должны заполнять, чтобы информация о вашей лодке попала в их компьютерную систему.

Мы неделями пытались ухватить стоянку в марине Пор-Вобан — просто потому, что я люблю это место. Но, когда звонили, всегда получали холодный отказ. Тогда мы сели на поезд, приехали в Антиб, зашли в офис с нашими заполненными бумажками, сказали милой даме, что хотели бы прийти сюда на лодке, но знаем, что сейчас нет места, и попросили ее ввести наши данные в компьютер. Неделю спустя мы позвонили туда ровно в десять утра и сообщили: «Это bateau Nomade, мы в компьютере!» Послышался звук клавиш, и к нашему большому удивлению раздался ответ: «Oui Nomade, у нас есть место. На сколько ночей?»

Антибская марина Пор-Вобан

И еще один маленький совет: прежде чем идти в офис платить за стоянку, заскочите в местную кондитерскую за плюшками или печеньем макарон, которые надлежит вручить сотруднице с лестными словами «Мерси, мерси, мадам, за место. Это к чаю для всего вашего офиса». Взятка? Вовсе нет. Знак благодарности? Несомненно! После этого у нас не было проблем с бронированием места в Антибе.

Большинство марин на Лазурном Берегу действительно дорогие (в среднем € 120−150 за ночь для 17-метровой яхты в высокий сезон), и все-таки здесь можно заключать выгодные сделки. Стоянка в Пор-Вобане стоит около € 70 за ночь, и это отличная цена, если вы сможете найти место. Однако еще больше нам полюбился Гольф-Жуан, что на полпути между Каннами и Антибом. Главное здесь — повернуть при входе налево и пройти в муниципальный Vieux Port. Если свернете направо, попадете в более симпатичный, но и в два раза более дорогой частный Port Camille Rayon. Мы заглянули в Гольф-Жуан в самом начале сезона и сразу зашли в офис старого порта, чтобы представиться, вручить печенье и убедиться, что наши данные попали в компьютер. Спустя месяц, когда началась жара, мы решили, что на лето нам нужна стоянка с электричеством для вентиляторов и кондиционера, и позвонили в Гольф-Жуан. Там нас вспомнили, проверили, что мы в компьютере, и предложили место на несколько дней. В итоге мы забронировали его на месяц, а по факту остановились на три. Разумеется, персонал получил еще печенье и шампанское.

Гольф-Жуан — дивное место. Всего в 45 минутах пути от порта мы могли отдать якорь и потягивать ледяное розе на великолепной стоянке между островами Иль-Сент-Маргерит и Иль-Сент-Онора недалеко от Канн. Чистейшая вода, глубина 2 м, белый песок на дне; очень похоже на Карибы. Однако туда лучше не ходить в конце июля и в начале августа, ибо там не найдется свободного пятна воды.

Вечерами в июле нас можно было видеть на якоре у пляжа в Жуан-ле-Пен, рядом с Гольф-Жуаном, где мы ужинали, слушая под открытым небом произведения великих джазовых музыкантов на ежегодном фестивале Jazz à Juan. На флайбридже под луной мы напевали мелодии Херби Хэнкока и Карлоса Сантаны, Чика Кориа и Лайонела Ричи. Бесплатно. Чудесно!

Если вы спросите, какая гавань на Лазурном Берегу нам нравится больше всего, то я отвечу: Сен-Тропе. Пусть это клише, но в течение года мы приходили туда три или четыре раза. Однажды, в конце сезона, стоимость стоянки вдруг упала со € 140 до € 42 за ночь, как в низкий сезон. И пусть знаменитости уже разъехались, нам все равно было весело гулять по улицам, засиживаться в кафе и чувствовать, что это место принадлежит нам. Мало кто знает, что в Сен-Тропе можно даже постоять бесплатно. Утром позвоните начальнику порта и спросите, есть ли у них место для le Franchise. Если свободное место есть, то вам позволят пришвартоваться на срок до четырех часов. Это сделано для того, чтобы владельцы яхт могли облегчить свои кошельки в местных ресторанах и магазинах. А когда нагуляетесь, можете переместиться за угол на безопасную якорную стоянку Baie des Canebiers, что восточнее Сен-Тропе, и там бесплатно стоять сколько душе угодно. Эх, если бы тут можно было найти дешевую солярку!

Райский уголок

У меня в голове крутится песня исполнителя кантри Зака Брауна: «Мои стопы в воде, зад в песке и холодное пиво в руке. И ничто не волнует меня — жизнь хороша сегодня, сегодня жизнь хороша!» Мои ноги, как у Зака, сейчас тоже в воде, филейные части погружены в белоснежный песок, а в руке покрывается каплями конденсата ледяное пиво. Заботы? Ни единой, кроме того, что у нас на ужин. Как поет этот парень, жизнь сегодня хороша!

В это самое время я и мой первый помощник валяемся на Plage d’Argent на удивительном острове Поркероль. Он находится в паре миль от Йера на южном, но еще не совсем Лазурном берегу Франции. В бухте на якоре мягко покачивается наша Nomade, и, лениво наблюдая за ней, мы снова отмечаем, что жизнь действительно хороша.

Все это могло происходить на Карибах: прозрачная, как джин, вода цвета ликера Creme de Menthe; качающиеся на ветру деревья, ароматы свежей рыбы на дымящемся гриле в пляжном баре у воды… Черт побери, даже местные жители говорят по-французски, как на островах Сен-Барт!

Поркероль — крупнейший из трех островов, которые составляют Йерский архипелаг, а на востоке от него лежат божественный Пор-Кро и таинственный Леван. Наш план состоит в том, чтобы провести несколько недель, посещая все три без спешки и какой-то особой программы. Разве не так нужно ходить на яхте по Средиземке?

На Йерских островах мы ночевали в основном на якорных стоянках

Из Гольф-Жуана мы добирались до Поркероля в таком же вялом темпе: три часа до Сен-Тропе, а там на якорную стоянку напротив порта Гримо. Ах, этот порт Гримо с лабиринтом каналов и домиками пастельных тонов… Он как диснеевская Венеция! Спустите тузик и устройте себе развлечение, разглядывая ЛДЛ (Лодки Других Людей), а потом пришвартуйтесь у одного из многочисленных кафе на набережной и наслаждайтесь бокалом чего-нибудь прохладного.

Утром мы совершили ошибку, решив уходить во время массовой миграции отдыхающих из Сен-Тропе и Сен-Максима к гедонической тусовке на пляже Памплон. Соревнование за лучшее место на пляже стартует ровно в одиннадцать утра, и мы оказались в самой гуще событий. Все суда — от 300-футовых суперяхт до скромных Merry Fisher’ов — дают полный ход и поднимают такие волны, которые я видел только в фильме «Идеальный шторм». Бедная Nomade болтается на них, как листик, и всем, похоже, хочется поближе взглянуть на эту странную лодку, которая имеет наглость идти всего на семи узлах. 70-футовая яхта Sunseeker, на носовой палубе которой расположились красотки с едва прикрытыми прелестями, подходит так близко, что мы даже различаем рисунок на шортах Vilebrequin, в которые одет человек за штурвалом. Если не ошибаюсь, это были яркие ананасы.

К западу от Памплона это безумие стихает, и можно рассчитывать на спокойную дорогу до самого Поркероля. На этом острове длиной около четырех миль и шириной, быть может, полторы небольшие лесистые горы, скалистые берега и пляжи, за которые можно умереть. Стоит отдать дань уважения французскому правительству, которое выкупило большую часть Поркероля, организовало там природный заповедник и включило его в состав Национального парка Пор-Кро. Это означает, что там нет отвратительных бетонных высоток, нет дорог и машин, и, в отличие от милого открыточного Пор-де-Поркероля, вообще почти ничего нет. Хотите посмотреть остров? Берите напрокат велосипед или идите пешком.

Счастье на якоре

Поркероль оставался по большей части необитаемым до тех пор, пока в XVI веке французские военные не построили там форт Святой Агаты, чтобы обстреливать из пушек приходящего с моря неприятеля. Лишь в начале 1800-х годов под крепостью выросло несколько домов и появилась деревня. Однако в 1912 году остров выставили на продажу, и его купил богатый бельгийский предприниматель Франсуа Жозеф Фурнье в качестве свадебного подарка своей невесте Сильвии. Когда владеешь золотым рудником в Мексике, то подобная расточительность вполне позволительна.

Супруги переехали на остров, вырастили там шестерых детей и за годы видоизменили это место: посадили сотни тысяч деревьев, разбили виноградник площадью 450 акров и, заботясь о своих работниках, возвели больницы и школы. Отель Le Mas du Langoustier, который они построили на западной стороне острова, до сих пор принадлежит их потомкам. Мсье Фурнье умер в 1935 году в возрасте 77 лет, а Сильвия дожила до 1971 года. После ее смерти 80% острова Поркероль было продано Франции.

На Поркероле есть вместительная марина на 300 мест, а также 90 буев для швартовки лодок длиной до 40 футов. Конечно, я люблю надежно пришвартоваться у причала, подключить береговое питание и, не возясь с тендером, сойти на набережную, но тут мы поступили иначе. Три основные открывающиеся на север бухты: Лангустье, д᾽Аржан и Куртаде — так чертовски красивы и хорошо защищены (кроме как от северного ветра), что трудно удержаться и не бросить там якорь. К тому же приятно сэкономить € 125 за ночь. Именно здесь, в бухте Аржан, когда яхта покачивалась на якоре над песчаным дном, а я плавал вокруг нее, я наконец понял, почему яхтсмены так любят Средиземное море. В начале августа вода тут теплая, как молоко, и, надев ласты и маску, я снова и снова погружался в прозрачную голубую бездну. Не стоит забывать, что это место находится на той же широте, что и Кап-Корс на Корсике, и в среднем здесь 300 солнечных дней в году.

Одиночество в толпе

В путеводителях советуют сторониться Йерских островов в июле и августе, как чумы. Пишут, будто негде встать на якорь, рестораны переполнены и в прокате нет свободных велосипедов. Миллиарды туристов! Тем не менее за те две недели, что мы провели здесь, у нас ни разу не возникло проблем с поиском места на якорной стоянке. К тому же на островах лишь несколько небольших отелей, поэтому к вечеру подавляющее большинство отдыхающих, преимущественно французов, возвращается на паромах на материк. Мелкие лодки тоже расходятся по близлежащим портам, а крупные яхты по неизвестной мне причине не ходят западнее бухты Памплон. Во время нашего пребывания на Йерских островах мы не видели ни одной стоящей на якоре супер-яхты.

Вечером туристы отбывают на материк, и на Йерских островах остаются яхтсмены

К семи вечера уходит последний скоростной паром, бухта пустеет, и мы откупориваем бутылочку розе Domaine Perzinsky стоимостью € 10, произведенного прямо здесь, на острове. Захмелев, мы с трепетом наблюдаем из кокпита Nomade за самым прекрасным из всех закатов, ярко-оранжевые и нежно-желтые оттенки которого с каждой минутой становятся все гуще. Если б я умел рисовать, то непременно попытался бы запечатлеть это маслом! Но я не умею, поэтому делаю миллион фотографий.

Следующим утром мы решили сменить обстановку и прокатиться на автомобиле до соседней бухты, еще более грандиозной Baie de la Courtade. Может ли вода быть еще чище, а дно — еще песчанее? Есть только один способ это выяснить — поплавать с маской и трубкой.

За пять минут мы добираемся на тендере до порта, где я совершаю ритуальный 20-минутный обход местных лавок, щупаю кранцы, поглаживаю обивочные ткани и с благоговением смотрю на ряды банок мастики с карнаубским воском. «Дорогая, у них есть топсайдеры Sperry со скидкой 30%!» Затем нас ждет обед с грилем на террасе ресторана L’Escale с видом на порт, после чего следует созерцание увлеченно играющих в петанк местных жителей.

Лучший способ познакомиться с островом — взять напрокат велосипед и покрутить педали. За € 15 мы берем круизер на пухлых покрышках и отправляемся по пыльной тропе, чтобы взглянуть на великолепный пляж Нотр-Дам, а затем взбираемся на Cap des Medes понаблюдать за ныряльщиками, которые охотятся у скал на рыбу.

Все лучше и лучше

После недели езды на велосипеде и солнечных ванн мы готовы к очередной смене декораций. Запускаем верные моторы Perkins и направляемся к южной части острова. Затем минуем великолепный залив Лангустье и движемся курсом 85° вдоль дикого скалистого берега, оставляя скалу Petit Sarranier по левому борту. Часовой переход по открытой воде к Иль-де-Пор-Кро… Когда мы проскальзываем в канал Раде-де-Пор-Кро, я понимаю, что теперь для моих описаний понадобится еще больше превосходных степеней.

Порт-де-Пор-Кро оказывается по-настоящему волшебным: мы всего в 5 милях от материковой Франции, но по ощущениям это все 5000 миль. Остров с раскачивающимися пальмами, обрамляющими полосу песка у кромки воды, похож на мини-версию острова Джост Ван Дайк на Британских Виргинских островах. Несколько открытых баров с деревянными полами манят посетителей скоротать вечер, и мне кажется, что оттуда вот-вот зазвучат ритмичные мотивы регги. Как и Поркероль, Пор-Кро — это рай для пеших прогулок, плавания и снорклинга, и мы занимались этим все четыре дня, проведенных на якоре. В походах на три древних форта (из пяти) нам открывались такие видовые панорамы, что мы смотрели на них буквально разинув рот. Да, тут тоже есть паромы, которые доставляют на остров туристов, но все же Пор-Кро гораздо тише и менее посещаем, чем его более известный родственник. Здесь всего несколько крошечных отелей Bed & Breakfast, поэтому после шести вечера остров остается в распоряжении немногочисленных местных жителей, и нам, яхтсменам, сидящим в баре Le Sun Bistro, не терпится поднять бокалы за тонущее в море солнце.

Изначально мы планировали заглянуть на третий и самый крупный остров в этом удивительном архипелаге — Леван, однако местные жители подсказали, что на него лучше всего смотреть издалека. Похоже, что около 90% площади занимают французские ВМС, и с юга к нему нельзя подходить ближе чем на полторы мили. Остальные 10% территории в западной части острова в окрестностях Элиополиса отданы нудистам. Конечно, вы можете встать на якорь напротив Порт-де-л'Авис и отправиться туда на тузике, но там вас, скорее всего, встретят только запекшиеся до цвета соуса бисто морщинистые тела.

На обратном пути в Гольф-Жуан, проходя вдоль северного побережья Левана, я снова задумался о подлинной красоте этой части Южной Франции и в очередной раз подивился, почему многие так ценят тот уродливый пейзаж с высотками 1960-х годов, который портит часть Лазурного Берега от Ниццы до Канн. То ли дело Йерские острова!

Дата:

14.07.2020

Текст

Ховард Уокер

Фото

Ховард Уокер

Следующая статья

Вторая половина сезона 2020 года на Балтике: регаты, выставки и фестивали

Предыдущая статья

Princess Y78. Младшая — не значит маленькая

Новые материалы
Похожие статьи