Королевство Тонга: путешествие во времени

Путешествия и чартер
Следующая статья

Бернардо Зуккон о своих проектах, творческом видении и о рынке

Предыдущая статья

Концепт Futura от Vripack: полный отказ от ископаемого топлива

Остались ли еще на планете места, где простой человек может ощутить себя первооткрывателем экзотических стран и нехоженых морей? К счастью, да!

Пока я пыталась сфотографировать снующих на улице поросят, Коломаиле проповедовал в утреннем зное. Глаза его были прикрыты, из-под черного костюма-тройки струился пот, но он продолжал в полный голос. В Тонга был День Отца, и нас пригласили в церковь на островке Наапапу, где на 82 местных жителя приходится пять священников. Церковь эта помещается в единственной комнате с несколькими рядами скамеек, алтарь убран искусственными цветами, а одна стена, кажется, вот-вот отделится от остальных и завалится «килевать» над холмом. Для нас это был совершенно необычный, не пляжно-барный отдых на чартерной яхте.

К этому моменту мы уже несколько дней ходили по тонганскому архипелагу Вавау, который включает порядка 40 островов, затерянных в южной части Тихого океана. Площадь его компактной акватории составляет всего 12 на 20 миль, поэтому за неделю ее можно исходить вдоль и поперек. Вообще в Королевство Тонга входят три группы островов: Тонгатапу со столицей Нукуалофа; Хаапай, где случился вошедший в историю мятеж на британском корабле «Баунти»; и, наконец, самый северный кластер Вавау, где мы (к нашему большому счастью!) оказались почти одни.

На Тонга прошлое переплетается с настоящим весьма необычным и порой совсем непредсказуемым образом

Наш катамаран Sunsail 440 (Leopard 44) под названием Kepa только что пригнали из Новой Зеландии, и он выглядел как новенький. В первый вечер мы с легким ветром дошли до канала Пулепулекай и укрылись в лагуне на острове Хунга. Посередине единственного прохода в бухту лежит крупная скала: проскальзывая через узкий вход, мы чуть не поцеловали ее, а потом взяли магнитный курс 115° и, прокладывая путь через риф, дошли до места якорной стоянки.

Вставать на якорь на Вавау — то еще приключение. Под килем у вас всегда будет или метр, или сто. Каждый раз когда я ныряла к якорю с маской и трубкой, он уныло лежал на боку, уткнувшись в десятисантиметровый слой песка на коралловом «фундаменте». К счастью, ночи стояли тихие, ветра не было, море оставалось спокойным и не утаскивало лодку с выбранных нами стоянок.

Об авторе

Сюзанна Прохазка — журналист и фотограф из Калифорнии. Будучи капитаном с лицензией US Coast Guard 100 Ton Captain, она ходила на яхтах во многих частях света и руководит флотилией чартерной компании Zescapes. Кроме того, Сюзанна выступает как лектор и преподаватель, является председателем конкурса NMMA Innovation Awards и представляет США в жюри Best of Boats Award.

Большинство вечеров мы проводили на борту: ужинали, выпивали, болтали… Добывать провизию было непросто. Здесь нет огромных супермаркетов, как на Карибах, нет изысканных европейских гастрономов, поэтому за правильными продуктами приходится охотиться. Мы обошли пять магазинов, прежде чем отыскали запылившуюся бутылку оливкового масла, а остальную снедь раздобыли на рынке под открытым небом. Рыба продавалась на грязной парковке, где прямо под дождем выгружали кулеры Igloo, набитые еще шевелящимися морскими обитателями. Большую часть упакованной еды импортируют сюда из Китая, а значит, понять, что написано на этикетках, невозможно, поэтому во время готовки нас пару раз ждали сюрпризы. В общем, ходить по магазинам на Тонга сложно, зато весьма увлекательно и поистине аутентично.

В качестве особого знака внимания сотрудники чартерной базы в Неиафу устроили для нас ужин с местными жителями, где мы и познакомились с Коломаиле и его семьей. Субботним вечером мы высадились на пляж, освещенный бамбуковыми факелами. Там нас ждал складной стол, уставленный накрытыми пленкой блюдами с едой. Похоже, в ожидании нашего прибытия деревенские жители готовили весь день. После ужина нас пригласили на танцы. В свете единственной лампочки, питавшейся от жужжащего на окраине джунглей генератора, я разглядела Коломаиле, подключающего свой смартфон к динамику, из которого звучала традиционная тонганская музыка. В этом необычном смешении старого и нового и есть Тонга…

Когда мы возвращались из церкви, нас остановила пара с чартерной яхты. У них сломался брашпиль, и меня попросили помочь. Мы проверили предохранитель и раскрутили мотор до 1500 об/мин, чтобы поднять напряжение, но это не помогло. Тогда я попросила рукоятку, вручную провернула лебедку на два оборота — и все заработало. Надо было видеть выражение лица мужчины!

Назад в Королевство

Ходить в этих краях на яхте в целом несложно, но время от времени все же возникают весьма волнующие моменты. Так, карты этого региона довольно фрагментарны, и многие места просто помечены как «недостаточно обследованные». Чартерная компания предоставляет карту, где ключевым точкам присвоены номера, поэтому гостям не нужно ломать язык, пытаясь произнести названия на тонганском.

Пробираясь двумя фарватерами к самой восточной якорной стоянке № 30 на Кенуту, мы искали «два зеленых маркера», которые должны были указать нам путь. В итоге мы так и не увидели их, но в лагуну Кенуту прибыли без происшествий. На берегу в джунглях мы обнаружили ухабистую тропу, которая привела нас на вершину острова, откуда открывался невероятный вид на наветренную сторону, и мы порадовались тому, что многочисленные островки надежно защищают нашу стоянку от ветра и волн.

Карты этого региона довольно фрагментарны, и многие участки просто помечены как «недостаточно обследованные»

Ливни на Тонга частые, но короткие, и столько радуг я нигде еще не видела. Их так много и они такие красивые, что скоро мы устали каждый раз доставать фотоаппарат и вместо этого начали ранжировать радуги по шкале от 1 до 10. Кроме того, Тонга — это земля открыточных пляжей с белоснежным песком. Особенно красив пляж Нгау на стоянке № 23. Обогнув шапки кораллового рифа, мы пробрались в лагуну, где с отливом пляж становился еще шире. Спустя несколько часов вода совсем спала, обнажив песчаные перемычки, по которым мы переходили с острова на остров. Вытащив каяк на берег, я в какой-то момент поняла, что вокруг нет ничего напоминающего о людях, кроме моих следов. Полное блаженство!

Эти острова пронизаны пещерами, и во многие из них можно заплыть на каяке. Ласточкина пещера представляет собой отверстие в отвесной скале, но глубина у входа в нее под сотню метров, поэтому бросать якорь нужно «за углом», в Порт-Маурелле, а потом идти к пещере на тузике. Пещера Маринера названа так в честь Уильяма Маринера, члена экипажа злосчастного судна Port au Prince, которое пришло сюда в 1806 году. Маринер оказался единственным, кого пощадили воинственные туземцы под предводительством вождя Финау, и 15-летний подросток провел на острове четыре года, прежде чем смог на проходящем корабле вернуться в Англию. Сегодня в тихую погоду в этой пещере можно поплавать и понырять, но нам, к сожалению, такой случай не представился.

Однажды утром мы проснулись от доносившихся со стороны пляжа звуков хип-хопа — признак того, что на Тонга все уже не так, как было прежде. К нам приближалась лодчонка с двумя подростками в красной школьной форме. Они предложили кокосы и экскурсию по острову. Времени было мало, поэтому мы отказались, но с радостью отдали их отцу остатки провианта, включая сахар, рис и фасоль, которые он с благодарностью принял. Когда хмурая девчушка на носу лодки заметила пачку печенья Oreo, ее глаза загорелись, и она наконец улыбнулась. Вот он, универсальный язык сладостей!

В этот день мы перешли к Нуку, любимому пляжу тонганского короля. Эта крошечная песчаная коса часто служит местом церковных и школьных пикников, но сейчас она оказалась целиком в нашем распоряжении, став чудесным финальным аккордом всего путешествия. Правда, валяние на пляже, купание и плавание на каяке были прерваны сообщением электронной почты, в котором говорилось, что наш утренний рейс Real Tonga Airlines состоится на четыре часа раньше. Что ж, и у путешествий во времени есть свои неудобства…

Фотографии палинги

Пытаясь заснять около церкви на удивление шустрых поросят, я почувствовала, что кто-то дотронулся пальцем до моей руки. Одна из дочерей Коломаиле застенчиво тянулась ко мне, делая вид, что увлечена проповедью своего отца. Сначала я решила, что ее привлек нейлон моей сорочки, но, похоже, ей больше хотелось прикоснуться к палинги — белому человеку. Может, она мечтала потом рассказать своим друзьям, что трогала женщину с соломенными волосами и зелеными глазами…

Дети хихикали, пока я их фотографировала и украдкой показывала им снимки на крошечном экране. Для церкви мы вели себя не очень и не слушали проповедь: дети давно привыкли к этому ритуалу, а я знала по-тонгански лишь два слова.

Трудно постичь, что места, подобные Тонга, еще существуют. Там живут чудесные люди, которые гордятся своим домом и своей образовательной системой, ведь 98% тонганцев — грамотные. Здесь по-прежнему ценят доброе имя, и за неделю мы ни разу не запирали наши вещи. Время на Тонга полностью не застыло, но течет оно явно неспешно. Это местечко напомнило мне времена в начале прошлого столетия, когда первые яхтсмены только начинали исследовать экзотические острова. Хорошо, что Sunsail открыл здесь базу; это дает возможность попробовать в чартере что-то новенькое и сделать собственный снимок проворного поросенка.

Дата:

20.05.2020

Текст

Сюзанна Прохазка

Фото

Сюзанна Прохазка, Мартин Бисоф (Unsplash)

Следующая статья

Бернардо Зуккон о своих проектах, творческом видении и о рынке

Предыдущая статья

Концепт Futura от Vripack: полный отказ от ископаемого топлива

Новые материалы
Похожие статьи