На маленьком плоту

Медиа
Следующая статья

Классовая борьба

Предыдущая статья

Школа MBY. Буксировка

Бывший военный парамедик провел неделю на спасательном плоту, чтобы собрать пожертвования для британского госпиталя.

Во всем виноват Том Хэнкс. В 1990-е годы, когда я служил парамедиком в Сараево, мне уже приходилось организовывать сбор пожертвований для отправки раненого боснийского мальчишки на лечение в британский госпиталь Great Ormond Street Hospital (GOSH). А в 2014 году, скучая на реабилитации после операции на правой лодыжке, я посмотрел фильм «Изгой» с Хэнксом в главной роли, и у меня родилась идея собрать средства для GOSH с помощью эксперимента по выживанию на спасательном плоту в течение недели.

Уэйн Ингрэм: Чтобы выжить, мне приходилось есть рыбьи глаза.

Приподнятые брови на лице моей жены Кары означали полную поддержку с ее стороны — по крайней мере, я оценил это так. Первым делом я позвонил Саманте Леонард из компании Ocean Safety, и она любезно согласилась дать напрокат новый плот. Затем я поехал к помощнику капитана портлендского порта Марку Роулесу — надо было видеть его лицо, когда он смотрел через окно на скрытую за пеленой дождя акваторию и обдумывал мое предложение! Изначально я хотел «робинзонить» как можно дальше от берега, но поскольку в Портленде интенсивное судоходство, решено было оставаться в марине. Выходя из кабинета Марка, я успел расслышать его прощальное «Ты ненормальный!»

К этому времени менеджера портлендской марины Раса Левета уже предупредили, что к нему пожалует сумасшедший. Рас оказал мне полную поддержку и определил самое удаленное место. Им оказался одинокий буй в 300 метрах от берега. Теперь дело оставалось за оборудованием и провиантом. Саморазогревающуюся еду в специальных контейнерах мне предоставила компания HotCan. Изначально я хотел повторить стандартный сценарий с запасом пищи на четыре дня и полутора литрами воды, но жена заявила, что это может сделать каждый. Моя мужская гордость была задета, и я решил обойтись суточным рационом и вовсе не брать воду, а вместо этого собирать осадки и пользоваться насосом с обратным осмосом. Если бы я только знал, чем обернется такое решение!

Местный дилер электроники одолжил мне планшет и камеру GoPro, чтобы вести видеожурнал, а ребята из PowerTraveller дали два классных зарядных устройства PowerMonkey на солнечных батареях.

Чтобы использовать эксперимент в образовательных целях, я связался с профессором Майком Типтоном из университета Портсмута. Он познакомил меня с доктором Джозефом Костелло, который быстро включился в работу и предложил много вариантов мониторинга реакции организма на экстремальные условия. Кроме того, Джозеф посоветовал набрать немного веса, прежде чем начинать опыт, но я отказался — если бы пришлось покидать яхту посреди Атлантики, то вряд ли у меня была бы возможность отъесться заранее.

За неделю до начала эксперимента я прошел полное медицинское обследование у доктора Питера Хилла и сдал анализы крови и мочи, дабы убедиться, что моя выделительная система справится с задачей. Джозеф также проверил мою выносливость и плотность костей, а под конец я прошел психологический тест… Теперь пути назад уже не было.

День 1-й, понедельник

Сытный английский завтрак с обилием тостов и горячим сладким чаем стал бы идеальным началом дня, но пришлось ограничиться миской хлопьев, чтобы не опоздать и вовремя отвезти дочерей в школу. Остальные события были словно в тумане: люди знакомились с профессором, докторами и спонсорами, задавали им вопросы и изучали мое оборудование. Все утро небо скрывалось за серой облачной завесой, моросил дождь, дул сильный ветер, но как только я ступил на «зеленую милю», природа стихла, и выглянуло солнце, озарившее меня, словно жертвенного ягненка. Был ли это добрый знак, или Посейдон просто решил поиздеваться?

Поцеловав на прощание семью, я забрался в плот, который стал моим домом на следующие 168 часов. Пока я махал рукой зевакам, Джозеф потребовал закончить эксперимент, если уровень сахара в крови опустится ниже отметки 3,8 ммоль/л. Затем плот отбуксировали, привязали к бую и оставили меня в одиночестве.

Я установил водосборники на случай дождя, решив ничего не есть и не пить следующие 24 часа, и провел первый стандартный тест, включающий анализы крови, мочи и температуры, а также написал отчет о своем состоянии. Возможно, кому-то это покажется странным, но я также прополоскал рот мочой, поскольку смачивание слизистой психологически помогает утолить жажду. Потом пришлось делать ненавистную мне работу — добывать питьевую воду с помощью обратного осмоса: я и не предполагал, насколько трудно управляться с этим насосом! Сама по себе вещь отличная, но она создана исключительно для чрезвычайных ситуаций, и чтобы нацедить необходимые для выживания пол-литра, мне пришлось убиваться несколько часов.

В 19.00 я записал в дневник первый видеоролик и потратил еще два часа, чтобы отправить его IT-менеджеру Дункану Смиту. В девять вечера я связался с персоналом марины по радио и сообщил, что все в порядке. Первый день подошел к концу, и я заснул на перекатывающемся, как студень, полу холодного и тесного плота.

День 2-й, вторник

Проснувшись в утренних сумерках, я понял, что со сном будут проблемы. При росте 182 см полноценно отдохнуть на площади 0,37 кв. м невозможно. Я почистил зубы (без пасты, чтобы не провоцировать жажду) и принял таблетку от морской болезни.

Если честно, то второй день прошел без значимых событий, поскольку я был еще достаточно свеж. Я выпил 300 мл воды, отложил прием пищи до среды и поленился ловить рыбу. После сеанса связи с мариной в хорошем настроении я попытался заснуть.

День 3-й, среда

Я проснулся под шум дождя и с нетерпением ждал, пока он наполнит заранее расставленные ловушки, но в них не попало ни капли. Настроение было мрачное, но, как хороший солдат, я заставил себя забыть об этой неудаче и продолжил заниматься рутинными делами. Обнаружились первые изменения в результатах тестов: моча стала темнее и приобрела резкий запах, поэтому, измерив объем, я выплеснул все за борт — пить ее не хотелось даже в моем положении.

С появлением солнца настроение улучшилось, и плот нагрелся. В 18.00 я решил съесть первый из трех пайков. Поскольку питьевой воды не было, я погрузил контейнер HotCan в море, чтобы запустить термическую реакцию. Еда «проснулась», из пакета пошел пар, а мой организм получил заряд энергии — не на каждом спасательном плоту можно подкрепиться макаронами с фрикадельками!

Вечером я свесился с плота с фонариком на голове и удочкой в руках в надежде на добычу. Яркий свет привлек множество созданий, включая большую черную тень, которая заставила меня задуматься о том, кто может жить там, подо мной. Несколько часов я безуспешно пытался удить и в итоге, плюнув на это дело, постарался заснуть.

День 4-й, четверг

Утренняя рутина текла монотонно, и хотя небеса вновь разверзлись, мои ловушки для воды опять остались пустыми. В этот день я психологически сломался и, по правде говоря, так и не смог восстановиться. Пришло осознание того, что, несмотря на близость к берегу, я все-таки пытаюсь выживать, и дальше будет только хуже. Теряя остатки хорошего настроения, я попробовал отвлечься поглощением второго пайка (сосиски с фасолью), но моя вчерашняя улыбка так и не вернулась.

День 5-й, пятница

К этому моменту я уже не мог подняться с пола и был сыт всем этим экспериментом по горло. Впереди маячил длинный день с необходимостью качать питьевую воду, мочи становилось все меньше, и она продолжала менять цвет. К тому же я знал, что сегодня не удастся поесть — следующая трапеза назначена на субботу. Когда пошел дождь, я уже не надеялся на ловушки и приклеил к дверным секциям полиэтиленовые пакеты. В них начала набираться вода, и моей радости не было предела — пусть немного, всего глоток, но она была чистая, свежая и сладкая на вкус. Я воспрянул духом, а вечерний сеанс рыбалки закрепил успех: в этот раз я лишь немного высунул голову и после получасовых усилий вытащил первую французскую тресочку из двух пойманных той ночью. Обычно я выпускаю такую мелюзгу, но сейчас это был так необходимый мне белок. Крепко привязав пакет с уловом снаружи, я отправился спать с чувством, что смогу пережить эту неделю.

День 6-й, суббота

Разобравшись с обычными делами, я настроился порезать рыбу на кусочки. К тому времени Дункан уже выложил вечерний ролик на Youtube, и местные школьники начали интересоваться, съел ли я уже рыбьи глаза, которые являются хорошим источником пресной воды. Чтобы не расстраивать детишек, я приготовился к этой мерзкой процедуре. Высасывать рыбьи глаза отвратительно — вряд ли их когда-то сочтут деликатесом. Погода стояла безветренная, очень жаркая, и воодушевленные люди покидали марину на своих яхтах. Я же оставался на этой оранжевой сковороде и уже очень скоро разделся до трусов, а темпы добычи пресной воды резко упали. Я впал в глубокий сон и, проснувшись через несколько часов, ощутил дрожь в пальцах и не мог сфокусировать взгляд. Сил не было, но я сделал анализы, в том числе замер сахара. Для этого пришлось протереть палец стерильной салфеткой и взять каплю крови. В голове крутилась фраза Джозефа: «Заканчивай, если сахар упадет ниже 3,8 ммоль/л». В 15.00 уровень сахара был 3,1 ммоль/л.

Здесь пришел на помощь мой опыт парамедика: если бы у меня был такой пациент, то я бы порекомендовал ему поесть, однако в моем распоряжении была лишь сырая рыба. С неохотой я проглотил все, кроме кожи, и спустя несколько часов сахар вернулся к отметке 4,1 ммоль/л.

Вечером я не стал рыбачить и есть последний паек. Скачки сахара стали серьезным предупреждением, поэтому я решил не рисковать повторно и сохранил еду до последнего дня. Следовало бы остановить эксперимент, но мои тяготы были ничем по сравнению с теми, что переносят попадающие в GOSH дети, и я решил продолжить.

День 7-й, воскресенье

Я проснулся от холода и знал, что это будет последний полный день. Я сделал анализы, вручную подкачал несколько секций плота, немного прибрался — скучные дела, но они помогли убить время. Затем последовала гимнастика для предотвращения венозных тромбов, короткий сон и последний прием пищи в 14.00. К этому времени у меня уже начал болеть желудок, и это мешало спать.

День 8-й, понедельник

Наконец-то последний день — 168 часов ползли очень медленно, но финишная черта уже была видна. Дела пошли еще лучше, когда к плоту на маленьком динги подошел мужчина с тремя детьми. Посмотрев дома мои видеоролики, они проделали путь из Пула, чтобы познакомиться со мной, и от этого на душе стало очень легко.

Наступил полдень, и ко мне из марины вышел катер. Плот отвязали от буя, и в 12.30 я зажег оранжевую дымовую шашку, чтобы показать: эксперимент закончен. Только в этот момент я позволил себе оглянуться на берег, где меня ждала толпа размахивающих воздушными шариками и поздравительными табличками людей. У меня потекли слезы, и я попытался сесть так, чтобы их никто не увидел, но все уже было заснято на камеры.

Я был истощен и физически, и морально. Дома меня ждала семья, еда и нескончаемые потоки чистой воды. Выбравшись из плота, я не мог самостоятельно стоять. Дети бросились навстречу, а жена сразу дала мне шоколадный батончик, бутылку воды и расцеловала.

Чтобы преодолеть небольшой подъем, по которому я бодро взбирался неделю назад, мне понадобилась мототележка, а когда мне торжественно вручали торт за заслуги, я с трудом узнавал лица знакомых людей.

Приняв душ, я приготовился к медицинскому обследованию. Джозеф рассчитывал, что я потеряю 2−3 кг, но весы упорно показывали минус восемь, сколько бы я на них ни становился. После забора анализов меня отвезли домой. Самочувствие было ужасным: преследовала слабость, и я не мог притронуться к ожидавшему меня обилию пищи. Мне посоветовали поспать, но и это не получалось. В итоге вечером я просто сидел в комнате и ел печенье, запивая его какао.

Итоги

Я пишу этот текст спустя два дня после окончания эксперимента, но при этом кажется, что все это было в другой жизни. Я все еще чувствую слабость и с трудом гуляю с собакой, но знаю, что со временем силы вернутся. Общая сумма пожертвований составила £ 9858, но я надеюсь, что получится дотянуть до £ 10 000. Университет Портсмута получил важные данные для изучения выживания в море, и я даже подумываю написать диссертацию, чтобы помочь другим морякам.

Я был всего в 300 метрах от берега, и, скажу честно, это самое сложное испытание и самое больше достижение в моей жизни, которым я чертовски горжусь.

Интернет www.wayneingram.com.

Дата:

09.07.2013

Следующая статья

Классовая борьба

Предыдущая статья

Школа MBY. Буксировка

Новые материалы
Похожие статьи