Лица индустрии
Ольга Селезнева: «Хорошо смеется тот, кто смеется последним. Дискуссии вокруг яхты „A“ продолжаются».
Лица индустрии

Ольга Селезнева: «Хорошо смеется тот, кто смеется последним. Дискуссии вокруг яхты „A“ продолжаются».

Следующая статья

Боевой тандем: Mulder 98 Flybridge и Mulder Bellagio

Предыдущая статья

Виктор Кожинов, глава компании Silver, о работе верфи и ситуации на рынке маломерных судов

Только ленивый не метнул копье в самый заметный проект последнего времени — 143-метровую парусную яхту А, которую сейчас достраивают на верфи Nobiskrug в Германии. В общем, ничего удивительного: ее моторной «сестре» с тем же именем в свое время тоже досталось — Wall Street Journal, а за ним и другие обозвали творение Филиппа Старка стоимостью € 250 млн «самой уродливой яхтой в мире».

В случае с восьмипалубной парусной А, которой придумали более креативное прозвище — «круизер Дарта Вейдера», речь идет о куда более крупной сумме — свыше € 400 млн. Неудивительно, что новый хор «осуждантов» запел еще стройнее. Для начала, не все согласились считать ее парусной в принципе. Впрочем, верфь Nobiskrug и не настаивает, позиционируя яхту как «ассистируемое парусами моторное судно». Но тогда зачем три 100-метровые карбоновые мачты, между прочим, самые высокие в мире?

Когда осенью 2015 года, А вышла в море на свои первые испытания (естественно, без парусов), многие решили, что ходить под парусом она в принципе не способна. Тут же появились сообщения о якобы замеченной трещине в одной из мачт и фатальных ошибках, вкравшихся в расчеты. Однако в октябре 2016 года «это» случилось: возле острова Борнхольм, вдали от любопытных глаз, прошли стресс-тесты парусов и системы управления ими.

А недавно пресса с упоением обсуждала очередную проблему. Дескать, проектировщики не учли, что из-за своей 8-метровой осадки яхта не сможет пройти по каналу Дрогден, а потому окажется навечно замурованной в Балтийском море без возможности выхода в Мировой океан.

Опровержение от верфи последовало быстро. Но и без него было понятно: существует масса способов временно уменьшить осадку судна. Да и странно было бы подозревать, что реализацию такого «космического» проекта доверили верфи, неспособной учитывать столь очевидные вещи. Когда людей, вложивших (или «осваивающих») огромные деньги в инновационный проект, считает идиотами «желтая» пресса, — это привычно. Странно, когда-то же делают специализированные СМИ и сами участники яхтенного рынка. Как минимум стоит порадоваться, что упомянутые € 400 млн ушли в яхтенную индустрию, а не куда-то еще. Рисковых проектов в яхтинге всегда было достаточно, именно они двигали его вперед.

Официальные представители заказчика Андрея Мельниченко неоднократно заявляли, что само строительство яхты было значительным финансовым риском для бизнесмена. Предварительно пришлось оплатить весьма серьезные разработки, чтобы понять, можно ли в принципе воплотить идею в жизнь. И, кстати, часть потраченных денег планируется вернуть путем продажи и внедрения новых технологий, которых для, А придумали немало: начиная от судовых систем и заканчивая мелочами вроде подводной комнаты обозрения, спрятанной в киле за стеклом толщиной 300 мм.

Кстати, о мачтах и тех самых пресловутых «трещинах»… Недавно появилась информация, что мачты, А спроектированы таким образом, чтобы выдержать ураган 2-й категории со скоростью ветра до 95 узлов. Сначала захотелось написать: «вот скоро и проверим» — яхта будет передана заказчику в наступившем году. Но потом я передумала… Надеюсь, ни у кого не возникнет мысль, что в качестве капитана на эту яхту будет нанят идиот, не умеющий читать прогноз погоды.

Дата:

03.02.2017

Следующая статья

Боевой тандем: Mulder 98 Flybridge и Mulder Bellagio

Предыдущая статья

Виктор Кожинов, глава компании Silver, о работе верфи и ситуации на рынке маломерных судов

Новые материалы
Похожие статьи