Лица индустрии
Андрей Ломакин — о тенденциях, новых лодках и состоянии яхтенного рынка
Андрей Ломакин —  генеральный директор яхтенной группы компаний West Nautical
Лица индустрии

Андрей Ломакин — о тенденциях, новых лодках и состоянии яхтенного рынка

Андрей Ломакин —  генеральный директор яхтенной группы компаний West Nautical
Следующая статья

Sanlorenzo Arts — миру искусства

Предыдущая статья

Nespresso x Джоанна Ортиз: вдохновение лесов Амазонии в новом праздничном сезоне

Основатель и генеральный директор яхтенной группы компаний West Nautical, официально представляющей в России бренды Sunseeker International, Fairline Yachts, Sanlorenzo и Bluegame, — о впечатлениях от прошедших боат-шоу, новых лодках и состоянии яхтенного рынка.

Как вы нашли Cannes Yachting Festival после двухлетнего перерыва? Что изменилось для посетителей и участников?

Супер! Все хватали друг друга за руки со словами: «О, я тебя полтора года не видел!» В первый день выставки была суматоха: огромные очереди на вход, QR-коды, ПЦР-тесты, плюс билеты в кассах в этот раз не продавали — только онлайн. Сначала пытались требовать маски, потом махнули рукой. Что касается лодок… Поскольку все парусные яхты вывели в Port Canto, середина выглядела непривычно пустой, но моторных было столько же.

А как вам новый формат Monaco Yacht Show? Строгие санитарные требования, повышение цен на билеты, первый день…

Я, честно говоря, не почувствовал никакого закрытого режима: посетителей было много даже в первый день, а в субботу и того больше, потому что выходной. Но да, так же, как и в Каннах, меньше «туристов» — больше покупателей. В этом году практически не было времени даже посмотреть на яхты конкурентов. Мы просто не успевали в связи с огромным потоком существующих клиентов и тех, кто только планирует покупать. Впервые за долгое время народ собрался и доехал. Из России было много людей, причем ехали прицельно, посетить боат-шоу, а не так, заодно.

За время пандемии у многих изменился уклад жизни. Поменялось ли ­что-то в образе жизни в море?

В море ничего не меняется. Идешь, стоишь на якоре, заходишь в марины — это в хорошем смысле консервативная отрасль. Но люди начали проводить на воде больше времени. Еще летом 2020 года все, кто умудрился выехать, пробыли на своих яхтах два-три месяца. В связи с этим стали гораздо более востребованными кабинеты на борту — именно отдельные, чтобы полноценно работать. Сейчас они есть практически на всех больших лодках.

Что происходит со спросом в разных сегментах яхтенной индустрии?

Спрос в сегменте 35−40+ м ураганный. Если в феврале была возможность заказать яхту с поставкой в 2022 году, то сейчас у всех это 2024−2025 годы. А, к примеру, верфь Hakvoort вообще предлагает только на 2028 год. Но они, конечно, мало производят — строят одну яхту в год, а наращивать производственные мощности им просто некуда.

С прошлого года спрос не падает… Кому все это продается? Дело в «вертолетных деньгах»?

Есть вертолетные деньги. Есть криптовалюта, медицина, IT, не говоря уже про нефть и газ, цены на которые снова в космосе. Такого не было очень давно. Сейчас немало отраслей себя очень хорошо чувствуют. Вопрос в том, что число миллионеров с яхтами в мире ничтожно мало в сравнении с числом миллионеров без яхт. Возьмем, например, британскую яхтенную индустрию. Мы все знаем, что там сегодня примерно 200 яхт в год строит Princess, 160 — Sunseeker, 80 — Fairline. Выходит, все производство — плюс-минус 440 яхт в год. Европа в сегменте, скажем, от 50 футов строит примерно 2000 лодок. А ­миллионеров-то миллионы…

А как среднестатистический миллионер удовлетворяет свои потребности по мере зарабатывания денег? Можно ли составить аналог пирамиды Маслоу?

По-разному. К­то-то на пианино играет на Эвересте. Молодые вообще не очень любят владеть — они хотят пользоваться: общая тенденция такова. У нас самый молодой клиент пока — 28 лет, из IT. Но… вот одни люди открыли в Москве сервис проката дорогих машин. Хочешь — Rolls-­Royce, хочешь — Ferrari. А если спросить, то выясняется, что на Ferrari клиент уехал в Сочи, а Rolls-­Royce будет только через 10 дней. Когда есть свое, то завел и поехал.

Есть ли риск, что в яхтенной индустрии качество постройки и сервиса может упасть в связи с огромным спросом?

Все сервисные компании заняты, марины забиты, идет большой отток брокеражных яхт в Америку, поскольку американские верфи лодок длиннее 60 футов строят мало. Но в яхтенной индустрии уровень сервиса не падает, просто растет время ожидания.

Вернется ли, по-вашему, к нам допандемийная свобода исследования мира?

Вернется. Обязательно. Для этого ­всего-то надо доколоть вакцины и признать их взаимно. Но я лично не знаю ни одного человека, который очень хотел бы ­куда-то выехать и не смог.

В какие регионы вы сейчас советуете отправляться людям на собственных или чартерных яхтах?

У нас исторически популярно Средиземноморье: Турция, Греция — там все прекрасно. Этим летом наши люди ходили в Черногории, Хорватии, Италии, Испании и Франции. В Европе я не знаю ни одной страны, куда бы не пустили на яхте. Разве что Греция довольно капризно вела себя и не принимала чартерные яхты из Албании и Турции.

Неужели среди ваших клиентов нет желающих сходить, например, ­куда-нибудь в Перу? Ведь Sanlorenzo строит в том числе экспедиционные яхты с огромным запасом автономности…

На эксплорерах Sanlorenzo ходят и в Перу, и на Аляску, и в Австралию… В данный момент построено уже 10 корпусов, но среди их владельцев россиян нет. Сейчас мы, правда, ведем переговоры о строительстве действительно большого и очень автономного эксплорера длиной около 100 м. Потенциально он будет строиться на немецкой верфи. Люди хотят путешествовать, и уже многие выходят за рамки Лазурного Берега. К­то-то направляется в Азию…

Sanlorenzo SL90 Asymmetric — мировая премьера Cannes Yachting Festival 2021

Популярным зимним направлением становится Индийский океан. Карибы в нынешних условиях стали менее удобны? И насколько перспективна Азия?

Во-первых, на Карибах еще три года назад ураган сильно повредил инфраструктуру. Во-вторых, там зимой не гарантирована теплая погода. Может быть +28 °C, а может и +20 — так бывало несколько зим, а при сильном ветре это некомфортно. В Азии инфраструктура активно развивается: в Таиланде, Гонконге, Сингапуре уже много марин. Строят на Мальдивах, и даже в Мьянме сейчас пытаются открыть первую марину, хотя это военное государство.

West Nautical представляет в России множество яхтенных брендов. Как вы избегаете внутренней конкуренции между ними?

Когда торгуешь одним брендом, то должен говорить всем, что он лучший. Мы можем предлагать разное, и все равно все заканчивается тем, что одни клиенты — англофилы, другим больше нравятся итальянцы. Поэтому мы не навязываем, а предлагаем широкий выбор.

Расскажите о самых интересных осенних премьерах ваших брендов и о дальнейших планах.

Особо отмечу Sanlorenzo SL90 Asymmetric: Sanlorenzo удалось уместить в 90 футов огромный салон и мастер-каюту на главной палубе — это действительно успех. И при этом лодка получилась уютная и очень красивая! Еще представлена куда более крупная флагманская модель SL120 Asymmetric, в которой часть помещений сравнима с помещениями 45-метровой яхты. Из суперяхт показали 62‑метровую Sanlorenzo 62 Steel. Через два года будет представлена 50‑метровая модель. Еще через год — 54 м, а потом выйдет 70‑метровая лодка. Технических ограничений у верфи практически нет: у них 120‑метровый док. Просто психологически они пока не хотят заходить в этот сегмент. Строительство большого корабля — масштабная сделка, и проблемы с ней могут повредить финансовому здоровью верфи. Поэтому они входят в эту нишу аккуратно: пока 70−75 м максимум.

Fairline показала F-Line 33 с новой версией планировки и T-top. В январе 2022 года на выставке в Дюссельдорфе представят еще пять проектов: будет новая F-Line 38 и несколько моделей в диапазоне 50−60 футов.

У Sunseeker — премьера 65 Sport Yacht, сумасшедшей красоты лодка! Sunseeker Ocean 90 — внутри она просто огромна, что никого не оставило равнодушным. Bluegame представила флагманскую BG72 и обновленную BG42. В январе в Дюссельдорфе обещают показать BG54 — это уже совсем новая модель.

На какие критерии опираться, выбирая, например, Bluegame? Ведь эти лодки не похожи ни на что…

Когда только начинаешь смотреть модели Bluegame, то даже не можешь определить концепцию. Люди заходят на борт с непониманием, но, попользовавшись лодкой день, выходят с восторгом. Дело не только в том, что Bluegame шикарно идет: очень стабильно, тихо, хорошо режет волну. Она еще и прекрасно продумана, и компания из 10−12 человек может отлично себя чувствовать на 12‑метровой лодочке. Когда на выставках этой осенью показали Bluegame BG72, то модель сразу распродали на полтора года вперед. Уже три российских клиента купили Bluegame, надеемся, что еще две лодки скоро найдут владельцев.

Недавно мы опубликовали интервью с основателем Bluegame Лукой Сантеллой. Он производит впечатление очень прямолинейного человека, который делает свое дело, не слишком заботясь о маркетинге. Может быть, именно в этом секрет успеха Bluegame? Не слишком ли много сейчас маркетинга на яхтенном рынке?

А где нет маркетинга? Считаю, что компании, от директора до любого сотрудника, должны быть честны с клиентами. У меня был случай еще в 2003 году. Семь вечера, приходит уставший клиент со взрослым сыном. Чувствуется, что они всю субботу ездили и отсмотрели множество лодок. Говорит мне: «Ну, давайте, расскажите, чем ваши катера лучше остальных». Я отвечаю: «Знаете, ничем. Такие же, иногда ломающиеся, красивые куски пластика ручной работы». Человек «просыпается» и говорит сыну: «Здесь говорят правду, пойдем». В тот же день мы продали ему Sea Ray 315.

На верфях, с которыми мы работаем, никто не рассказывает сказки. Не говорит, что вас не будет укачивать совсем. Да, стабилизаторами можно убрать почти всю бортовую качку, но ­килевая-то останется. Если лодка идет тридцать с ­чем-то узлов, то это не «почти сорок». К­огда-то, в 2003—2008 годах, в отрасли было много болтунов-­рассказчиков, но сейчас практически везде работают профессионалы.

Б­изнес-то сложный…

А какой бизнес сейчас простой?

А в чем его главная трудность?

Как всегда, люди. Попробуй найди хороших строителей, которые будут «допиливать» до идеала! Постройка яхты на 30% — ручной труд, а производство стеклопластика еще и вредное. Попробуй найди хорошую стюардессу, которая будет работать по 16 часов, когда владелец яхты на борту. Л­юди-то есть, но их обучи, удержи, чтобы не утащили конкуренты…

Да, экипажи суперяхт любят жаловаться на нервную работу…

На борту суперяхты три человека постоянно находятся под страшным давлением: капитан, шеф-повар и старшая стюардесса. И владельцы, и чартерные клиенты бывают очень требовательными. Можно услышать, например, вопрос: «Почему вы не догадались, что сегодня с утра я могу захотеть улететь на вертолете вот туда?» Поди догадайся… Я знаю историю, когда капитан, которому пару раз задали такой вопрос, в следующий раз принес счет на 800 евро со словами: «Вертолет прилетел и ждал час. Я просто вчера догадался, что вы завтра захотите полететь на вертолете. Вы не захотели, но вот счет…»

Действительно, очень тяжелый бизнес…

Сейчас нет простого бизнеса: конкуренция огромная. На земле восемь миллиардов человек. Товары производятся не то что первой или второй, а пятнадцатой необходимости. В яхтах острой необходимости точно нет. Но это огромное удовольствие и лучший отдых, когда тебя окружают твоя семья, друзья и хорошая команда. А лодка должна доставлять эстетическое удовольствие и не ломаться.

Дата:

10.11.2021

Текст

Ольга Селезнева

Фото

West Nautical

Следующая статья

Sanlorenzo Arts — миру искусства

Предыдущая статья

Nespresso x Джоанна Ортиз: вдохновение лесов Амазонии в новом праздничном сезоне

Новые материалы
Похожие статьи