Ренато Сонни Леви. Король «глубокого V»

Конструкторы и дизайнеры
Следующая статья

Shift happens!

Предыдущая статья

Botnia Targa 25.1: морской волчонок

Должно быть, очень немногих, кто увлечен моторными лодками, за последние 60 лет не коснулся гений Сонни Леви. Его знания в области проектирования быстроходных судов казались безграничными; на пару с Реем Хантом, с которым Леви иногда соперничал, они первыми предложили популярные по сей день V-образные обводы глиссирующего корпуса.

Начало пути

Человек, которого многие считали итальянцем, родился в 1926 году в Карачи (Пакистан) в семье судостроителей, а учился в Англии и Франции. Его отец управлял верфью вблизи Бомбея (Мумбаи, Индия), поэтому и первые шаги в профессии Леви, естественно, делал там. Когда началась Вторая мировая война, он пошел служить пилотом королевских ВВС. Обычное дело: самые известные конструкторы моторных лодок с начала XX века имели отношение к пилотированию и авиационной промышленности. Сонни со своим опытом занялся проектированием легких самолетов; его наиболее успешный проект — низкоплан RL Monsoon, несложный в производстве, выпускавшийся сначала в Индии, а затем в Канаде.

Леви втайне мечтал стать летчиком-испытателем и авиаконструктором. Тем не менее его подлинное мастерство проявилось в создании быстроходных судов. Хотя скорость не являлась самоцелью: его лодки также должны были быть мореходными. В 1950-х годах он разрабатывал катера для отцовской верфи; одним из его первых проектов стал патрульный катер Mahalaxmi II для полиции Бомбея. А в 1954 году Сонни усиленно занимался трансмиссией и системами приводов, а также технологией создания легких конструкций.

Новые горизонты

В 1960 году Леви покинул Индию со смешанными чувствами. Было трудно оставить друзей, мучила ностальгия, но впереди маячили большие перспективы. В 1961 году он приехал в Анцио (Италия) и присоединился к старому знакомому — уважаемому Аттилио (Commander) Петрони. Там началось его становление как отца-основателя проектирования скоростных катеров. Италия с ее вековыми традициями судостроения и жаждущими рекордных катеров, готовыми к сотрудничеству богатыми клиентами оказалась идеальным местом для развития его таланта.

Случайная встреча в 1961 году со старым другом-однокашником на боат-шоу в Лондоне зародила в сознании Сонни стремление к успеху. Задача состояла в том, чтобы спроектировать лодку для победы в первой гонке катеров по маршруту Каус — Торки (Англия). Проблему с финансами помогла решить продажа старой отцовской лодки, и A`Speranziella, первое в Италии по-настоящему килеватое судно, построили в Анцио за рекордные три с половиной месяца.

На гоночной дистанции. Разработанная Леви A`Speranziella на пути к победе (1963 г.)

Сегодня продавцы, стремясь произвести впечатление на клиентов, часто употребляют термин «глубокое  V». Но только немногие лодки могут соответствовать критерию Сонни в отношении того, что представляет собой корпус с реально высокой килеватостью. Цитирую: «Нельзя считать лодку принадлежащей типу „глубокое  V“, если килеватость ее глиссирующих секций в корме менее 20 градусов». Именно это делает лодки Леви столь быстроходными в условиях морского волнения.

A`Speranziella с гоночным номером  16 ознаменовала начало самого успешного периода карьеры Сонни. После некоторых переделок и настройки моторов она продолжала претендовать на победу в гонке 1963 года. И что самое главное, разработанный Леви корпус «глубокое V» вытеснил на второе место тоже килеватую лодку Bertram Рея Ханта.

В 1964 году лодка Леви была главной достопримечательностью боат-шоу в Лондоне, а сам конструктор за три года превратился из посетителя выставки в чемпиона-экспонента. Это послужило толчком для завоевания лодками Леви мирового господства. Навыки дизайнера и проектировщика, а также детальное знание современных материалов позволили ему разрабатывать проекты для богатейших клиентов. Начался период постоянных достижений, стремительного развития его проектов сильно килеватых лодок и репутации, позволяющей довести дело до крайности как в отношении скорости, так и в части затрат. Если кто-то хотел выиграть гонку, сначала звонили Сонни — независимо от того, какая лодка требовалась: длиной 16 футов для 6-часовой гонки в Париже, 36-футовая для сложных условий на маршруте Каус — Торки или аппарат для рекорда скорости трансатлантического перехода. Сонни находился в зените, и его дизайнерский блеск не знал границ.

Личное уважение

Возможно, кто-то лучше меня сможет выразить достойное уважение человеку, который в течение последних 60 лет был неотъемлемой частью катерной индустрии. Я виделся с Сонни пару лет назад на боат-шоу в Саутгемптоне. Он удостоил нас своей компании; для меня было большой честью находиться рядом с одним из моих всегдашних героев. В личной жизни Сонни был скромен, не щеголял своим статусом человека-легенды, но его достижения говорят сами за себя.

20 градусов

При килеватости в корме свыше этой величины глиссирующие корпуса, согласно Сонни Леви, могут по праву именоваться «глубокое V»

В катерной индустрии начинает ощутимо сказываться нехватка профессионалов. Уход Сонни Леви — это огромная потеря для мира моторных лодок во всем его спектре. Этот мир стал беднее, и нам будет очень не хватать Сонни.

Пять проектов Сонни Леви

Surfury

Перечисляя все фантастические гоночные лодки Сонни Леви, можно состариться, поэтому я выбрал пять проектов на свой вкус, среди которых Surfury являет собой классический пример.

Братья Гарднер из компании Yardley Cosmetics подхватили гоночный вирус и точили зубы на лодку Рея Ханта, построенную Диком Бертрамом. Понимая, что мистер Бертрам может приберечь самую быструю гоночную лодку для себя, они поручили Сонни спроектировать предельный гоночный болид. Так родился Surfury.

На верфи Souter’s (Каус), одной из лучших в те времена верфей, где строили гоночные лодки, создали невероятно прочное судно, воплотив в материале все изящество линий и поверхностей, предложенных Сонни. Surfury стал одним из самых известных победителей Каус — Торки и, несомненно, самым знаковым творением не только своей эпохи, но и всей истории водно-моторного спорта. В каждой ее детали, в частности, в удивительном редукторе для спаренных бензиновых двигателей Daytona V8 и особенном навесном руле, проявляется творческий ум Сонни. Когда лодка отслужила свое, великодушные владельцы подарили ее нации, и, вероятно, когда-нибудь в будущем Surfury выставят на ее родине в Каусе.

G Cinquanta

У Сонни было много известных и богатых клиентов, которые заказывали ему различные интересные суда, но, безусловно, лидером в любой десятке таких станет творение, предназначенное для Джанни Аньелли, босса компании Fiat.

При длине 37 футов с четырьмя 8-литровыми двигателями BPM Vulcano (каждый со своим гребным валом) G Cinquanta развивала 55 узлов. Сонни понадобились все его знания о гребных винтах, чтобы разогнать до максимума эту необычную лодку с углом килеватости на транце 26°. Он сумел сделать это, причем в не самых простых тестовых условиях.

Планировка лодки вполне терпимая: две небольшие койки под фордеком и сиденья на шестерых в носовой части кокпита; далее располагался кокпит владельца лодки, где установлены четыре рукоятки управления двигателями. Вряд ли какая-либо другая лодка тогда более соответствовала термину jet set (элитная)!

Всего за один сезон Аньелли «накрутил» на этом славном коммутере 2000 миль, отметив всего один недостаток: судно оказалось столь быстрым, что воздушный напор плющил щеки пилота. Новое ветровое стекло быстро помогло решить эту проблему.

Проект оказался настолько успешным, что в последние годы Сонни вернулся к этой концепции. Новый дизайн, вдохновленный прежней G Cinquanta, теперь на чертежной доске. Спроектированная с учетом предыдущих оригинальных концепций и блестящих успехов, G-Fifty ждет дальновидного заказчика, гарантируя, что наследие Сонни будет жить в этом потрясающем судне и в новой линейке лодок RIB Levi, которую планируют запустить уже в этом году.

G-Fifty — новый потрясающий проект Леви, вдохновленный оригинальной G Cinquanta

Delta 28

Будучи истинным новатором, Сонни не боялся нарушать общепринятые границы. Его самые состоятельные заказчики иногда поручали ему создать сильно перегруженные мощностью лодки. Одной из таких была Delta 28.

Для этой, по сути, уменьшенной 28-футовой версии Surfury заказчики — братья Гарднер — настояли на том же двигателе Daytona мощностью 1050 л. с., что стоял на Surfury. Сами обводы намекают на потенциал в 65 узлов, и неудивительно, что при огромном отношении мощности к длине возникала продольная неустойчивость, сказавшаяся на скорости. В дальнейшем владельцы пытались решить эту проблему, экспериментируя с воздушным рулем и конструкцией форштевня. Сегодня лодку можно рассматривать как незавершенный проект, что не лишает нас удовольствия представить себя за штурвалом столь могучего аппарата.

«Вечный» Corsair 27.Спустя 54 года после появления (1963 г.)лодка еще находится в производстве

Corsair 27

Наряду с формирующими тренды экстравагантными и гоночными лодками существовали и обычные конструкции серийных круизеров. Вероятно, наиболее известной из таких в Велико-британии была 27-футовая Triana, в которой воплотились все идеи «глубокого V», разработанные Сонни Леви для гоночных катеров Delta.

Леви ручался, что Triana не только хороша на ходу, но и довольно красива. Лодка оказалась настолько классной, что этот не подвластный времени проект все еще выпускают сегодня как Corsair 27. Это потрясающе: непрерывное производство в течение 54 лет! Один из первых владельцев Фарант Гилхэм дважды побеждал с ней в Concours d’Elegance. Да и сам Сонни считал ее «замечательно красивой лодкой». Сегодня Corsair строят на верфи Levi Boats, и эта лодка — самый долговечный памятник проекту Delta.

54 года

с производства не снимают быстроходный круизер Corsair 27. Спрос определяет предложение!

Грозная 28-футовая Delta, оборудованная двигателем мощностью 1050 л.с., имела проблему — продольную неустойчивость

Virgin Atlantic Challenger II

С такой известностью и успехами Сонни мог бы давно почивать на лаврах. Но это был не его стиль. Некоторые из его величайших работ были задуманы в последние 30 лет.

Уже получив почти все восторженные похвалы, связанные с победами его лодок, он приступил к разработке гораздо более крупной лодки для особенной задачи — побить рекорд скорости при пересечении океана и получить «Голубую ленту Атлантики».

Ричард Брэнсон заказал Леви проект трансатлантической рекордной лодки Virgin Atlantic Challenger II

К сожалению, люди, финансировавшие многие из его самых экстравагантных проектов 1960-х годов, давно ушли в мир иной. Но объявился Ричард Брэнсон (предприниматель, основатель корпорации Virgin Group и один из самых богатых жителей Великобритании. — Прим. MBY), который заказал Сонни разработать рекордную лодку. В 1986 году Сонни, применив все свои навыки в дизайне корпуса и обширные знания систем привода и винтов, установил еще одну веху в истории водно-моторного спорта. Virgin Atlantic Challenger II затратила на пересечение океана 3 сут 08 ч и 31 мин, и всемирно известная «Голубая лента» была выиграна… А родившийся в Карачи мальчик теперь уже обладал всеми возможными наградами и почестями, которые ему мог предложить водный мир.

Дата:

22.04.2017

Текст

Дэвид Адамс

Фото

Из архива Beken of Cowes

Следующая статья

Shift happens!

Предыдущая статья

Botnia Targa 25.1: морской волчонок

Новые материалы
Похожие статьи