Интервью с Полом Маккензи, техническим директором Princess Yachts
Нельзя просто взять и полностью скопировать бизнес-процессы из одной индустрии в другую — это не сработает

Интервью с Полом Маккензи, техническим директором Princess Yachts

Нельзя просто взять и полностью скопировать бизнес-процессы из одной индустрии в другую — это не сработает
Следующая статья

Стальные линкоры De Alm

Предыдущая статья

Genoa International Boat Show 2019

Ваша должность — одна из ключевых в компании. Как вы оказались в Princess Yachts и в чем именно состоит ваша работа?

В Princess я уже три года, а до этого десять лет поработал вместе с Энтони Шерифом (генеральный директор Princess Yachts. — Прим. ред.) в McLaren. Он пригласил меня в компанию, сказав, что тут собралась сильная техническая команда, и в мои задачи вошло налаживание ряда внутренних рабочих процессов для оптимизации производства. До моего прихода верфь разрабатывала одновременно в среднем два-три проекта, а теперь их число выросло до 15. И чтобы обеспечить стабильный своевременный прогресс, требуются определенные усилия.

Сам переход оказался для меня нетрудным, ведь в автомобильной индустрии мы имели дело с разработкой мелкосерийного luxury-продукта, поэтому многие процессы были light touch, и мы пытаемся сделать их еще более light touch в яхтенной индустрии. Знание композитных материалов, включая карбон и стеклопластик, а также опыт управления крупными проектами здорово помогли мне. Стал ли я за это время настоящим яхтсменом? Не знаю… Но яхта у меня есть! В Princess замечательные технические специалисты, и я организую и координирую их так, чтобы они могли эффективно работать над большим количеством параллельных проектов.

Прежде в процессе проектирования яхты предлагали один эскиз и инженерные чертежи, которые поступали на производство. Сейчас, когда в дизайне одновременно участвуют несколько сторон, включая наш собственный конструкторский отдел, бюро Olesinski и студию Pininfarina, каждая из них предлагает собственные эскизы на основе техзадания, а затем мы обсуждаем эти независимые предложения, вычленяя наиболее интересные элементы. Именно так происходит в автомобильной индустрии и вполне работает в яхтенной. Нам очень важен уникальный язык дизайна, чтобы любой, увидев нашу яхту, мог сразу сказать: да, это Princess. Вспомните решетки радиатора у Audi или BMW — их ни с чем не спутаешь. Так и здесь. В дизайне наших яхт чувствуется классическая британская элегантность, и я очень рад, что у нас это получается.

То есть Pininfarina принимает участие во всех проектах, а не только в знаковых вроде R35?

Да, они работают над каждой новой моделью уже на стадии предварительного концепта, когда эскизы делают разные люди, а потом у всех есть право критиковать и дополнять друг друга. Princess R35 — лодка с явным дизайном Pininfarina, но другие модели представляют собой в большей степени продукт коллективного творчества. Помню, когда мы начинали внедрять такой подход, взрывной энтузиазм итальянских дизайнеров так схлестнулся со сдержанным британским характером, что едва не возник конфликт культур, и понадобилось выполнить совместно два-три проекта, чтобы все притерлись друг к другу.

В последние годы в британской яхтенной индустрии наблюдается приток людей из автомобильного мира. Для одних верфей это работает, для других — нет. В чем, по-вашему, может быть дело?

Полагаю, причина в том, что мы пришли в Princess Yachts не из массового производства серийных автомобилей, а из узкой ниши премиальных автомобилей. И мы понимаем, что нельзя просто взять и полностью скопировать бизнес-процессы из одной индустрии в другую: это не сработает. Они слишком разные, как разные и сами культуры производства.

Заявленная верфью цель увеличить годовой выпуск новых моделей ассоциируется с гонкой вооружений, когда приходится «гнать лошадей» без остановки, чтобы не дать конкурентам шанса опередить. Хватит ли компании сил поддерживать такой темп, сохраняя высокий уровень инноваций?

Выпустив новаторские R35 и X95, мы определенно расширили спектр предложений, при том что остальные представленные модели хорошо вписываются в существующий модельный ряд. Мы знаем, что если нам удастся заслужить лояльность владельцев небольших яхт длиной 30−40 футов, то они станут частью семьи Princess, а значит, останутся верны бренду и своему дилеру. Мы уделяем клиентам огромное внимание, и, как правило, раз в три года они меняют яхту, стремясь попробовать что-то новое. Наш основной сегмент рынка находится в рамках 65−95 футов, однако мы хорошо понимаем, насколько важны маленькие лодки для привлечения людей в бренд. Поэтому линейка наших продуктов начинается от 35 футов.

Обычно владельцы наращивают размеры своих яхт постепенно, и редко кто сразу же переходит от 45 футов к 85 или покупает 95-футовую яхту в качестве первой лодки. Поэтому наша задача — предложить клиенту комфортный подъем в плане габаритов и стоимости. Таким образом, мы сохраним непродолжительный жизненный цикл наших продуктов с рестайлингом существующих моделей и добавлением новых.
Поскольку важна не только длина яхт, но и деньги, которые люди готовы за них платить, у нас есть соответствующая матрица моделей, в которой мы постепенно заполняем пробелы. Для этого мы активно общаемся с дилерами и брокерами, отслеживаем поведение конкурентов, узнаем, чего ждут покупатели. Я не перестаю поражаться, насколько быстро гибридные технологии проникли в автомобильный мир, прошли сертификацию и получили налоговые преференции. И мне очень любопытно, когда это произойдет в яхтенной индустрии. Отмечу, что у Princess есть ряд интересных исследовательских проектов на эту тему.

Стал бы возможным этот прорыв Princess Yachts без инвестиционной программы объемом 100 млн фунтов, запущенной в 2016 году? Сколько из этих денег потрачено на опытно-конструкторские разработки?

Как вы, конечно, знаете, отдел Research & Development весьма эффективен в плане затрат! (Смеется.) Разница в том, что в автомобильной индустрии стоимость проектов находится на уровне 150−300 млн фунтов, тогда как в яхтенной отрасли, где редко строят прототипы, эти показатели гораздо ниже, поэтому инвестиций требуется значительно меньше. Когда я пришел в Princess, этот факт меня крайне удивил, хотя, конечно, все относительно.

Расскажите о модели Princess Y72 с системой Active Ride, которая появится через два года и станет своего рода развитием R35.

Карбоновая R35 продемонстрировала потенциал подводных крыльев, где Active Ride обеспечивает оптимальный ход и комфортное управление. Когда мы протестировали прототип лодки, результаты превзошли ожидания. Поскольку крыло смягчает и даже устраняет вибрацию, Y72 может произвести еще одну революцию в плане мореходности и комфорта. Эта система прекрасно масштабируется и, более того, лучше работает именно на крупных лодках. Мы проделали массу теоретических расчетов и моделирование с помощью CFD, а также протестировали модели с разными обводами корпуса в опытовом бассейне Саутгемптона, чтобы использовать эти технические решения на других яхтах модельного ряда.

Princess Yachts весьма спокойно относится к использованию карбона и применяет его в основном для небольших элементов только по мере необходимости. Каковы причины такой тактики?

Раньше я строил из углепластика автомобили, и в яхтах ему есть свое место. Для получения нужной скорости на R35 требовался карбоновый корпус, тогда как на крупных лодках он применяется в основном для облегчения надстройки в целях повышения остойчивости. И я не удивлюсь, если через несколько лет хардтопы будут сплошь из карбона.

Лет десять назад консервативные почитатели бренда Princess не хотели «пересаживаться» с валов на другие приводы, но сейчас ситуация иная: в модельном ряду достаточно яхт с колонками. Изменились предпочтения владельцев?

Это интересный момент, поскольку многие наши конкуренты давно ставят днищевые колонки на крупные модели, тогда как Princess ограничивается 50 футами. Мы следим за рынком, тесно сотрудничаем с производителями пропульсивных систем, общаемся с клиентами, и выходит так, что многим владельцам Princess нравятся именно большие, классические гребные винты. Днищевые колонки дают неоспоримые преимущества в части свободного места в моторном отсеке, и, возможно, они начнут постепенно появляться на более крупных судах. Однако мы точно не собираемся отказываться от гребных валов.

100 млн фунтов

Таков объем инвестиционной программы, запущенной Princess Yachts в 2016 году

Дата:

12.11.2019

Текст

Антон Черкасов-Нисман

Фото

Princess Yachts

Следующая статья

Стальные линкоры De Alm

Предыдущая статья

Genoa International Boat Show 2019

Новые материалы
Похожие статьи