Любовь к лодкам. Интервью с Эркки Талвелой, генеральным директором XO Boats
Каютные лодки популярны не только в Скандинавии и России, но и, как ни странно, на Средиземном море.

Любовь к лодкам. Интервью с Эркки Талвелой, генеральным директором XO Boats

Каютные лодки популярны не только в Скандинавии и России, но и, как ни странно, на Средиземном море.
Следующая статья

Рыбалка в Исландии: Андрей Зайцев, яхтсмен, рыбак и владелец московского ресторана «Пескаторе», о «тухлой акуле» и нашем сале

Предыдущая статья

Тяжелая артиллерия: Yamaha V8 XTO Offshore

В начале января на должность генерального директора XO Boats пришел Эркки Талвела — человек, основавший этот бренд и пользующийся большим уважением в яхтенной индустрии Финляндии. Мы встретились с ним на выставке Vene Båt в Хельсинки и расспросили о том, как изменится модель бизнеса XO Boats после его прихода, какие шаги он собирается предпринять.

Расскажите о вашем опыте работы в яхтенной индустрии и о появлении бренда ХО.

У меня две жизни: одна связана с информационными и коммуникационными технологиями: я работал в IBM, Hewlett-Packard, руководил несколькими компаниями, занимающимися программным обеспечением. Но вместе с тем с молодости я увлекаюсь яхтингом. Лет тридцать назад я был совладельцем крупнейшего дилерского центра и верфи, выпускавшей катера-RIB, поэтому хорошо разбираюсь в моторных лодках. Кроме того, я азартный судоводитель, и однажды по пути на остров в Финском архипелаге мой алюминиевый катер вышел из строя в открытом море. Я по привычке вел его, как RIB, и слишком тонкое днище не выдержало. После этого случая, помню, на причале с моим другом Сакари Маттила, который стоял у истоков Aquador, Paragon и Axopar, мы говорили о том, какая лодка подошла бы мне лучше всего. Решили, что это непременно должен быть катер для капитана, обязательно с алюминиевым корпусом, нечто вроде Anytec, но строить его в единичном экземпляре было невыгодно.

Проблема с алюминиевыми лодками заключается в том, что, при всей своей практичности, выглядят они обычно не очень. Поэтому людям, которые покупают стеклопластиковые катера, как правило, не нравятся алюминиевые. Начиная наш бизнес, мы решили взять лучшее из обоих сегментов, чтобы расширить аудиторию потенциальных владельцев. Так появились лодки ХО с алюминиевым корпусом и палубой из стеклопластика. Уже тогда у парусных яхт были вертикальные форштевни, но для небольших катеров они были редкостью, и мы сделали первую такую модель. Консервативные финны посчитали ее некрасивой, зато шведы были в восторге.

С первого дня мы решили, что наш бизнес должен стать глобальным, и взяли за пример автомобильную индустрию с ее массовым производством. Мы могли бы продавать много лодок, но перед нами встала проблема производства: прежде чем уйти в Польшу, мы пытались строить XO в Финляндии, однако местное судостроение совершенно не подходит для подряда. Мы обращались на разные верфи, и пока у них были свободные мощности, они готовы были выпускать для нас лодки, но как только спрос на их собственные бренды повышался, нас оставляли на обочине. Единственным решением на тот момент был поиск производителей за пределами Финляндии.

Но почему вы отказались от идеи собственного производства?

Мы просто не захотели этого делать, так как в то время я все еще руководил компьютерной компанией, и к тому же у нас с Сакари был другой бизнес, который мы позже продали инвестиционной компании EM Group. Никто из нас не хотел становиться генеральным директором XO Boats, и мы решили, что я буду председателем совета директоров. В этой роли я проработал лет пять, пока в число акционеров не вошла та же самая EM Group. После этого я оставался в совете еще какое-то время, оказывал консультационные услуги, но последние три с половиной года я не был связан с XO. Должен признаться, за это время их бизнес стал гораздо более нишевым, чем я предполагал. Изначально мы хотели, чтобы эти недешевые лодки все же производились массово, поскольку это позволяет равномерно загружать производство, поддерживать постоянное высокое качество продукции и снижать затраты. Сейчас мы собираемся встать на этот путь и меняем подход к проектированию, чтобы лучше увязать его с производством.

Кто проектировал первые модели XO и кто будет заниматься этим в будущем?

Первым штатным дизайнером стал Яркко Ямсен, однако первый корпус спроектировал другой конструктор, который преподает эту дисциплину и проектирует моторные лодки в качестве хобби. Когда мы начинали этот бизнес, то воспользовались его помощью, и до сих пор на этом очень удачном корпусе строятся модели ХО 240, ХО 250 и Explorer. Я не слишком разделяю идеи, реализованные в дизайне представленных за последние три года моделей, поскольку они усложняли производство. Поэтому теперь дизайном наших лодок будет заниматься известное словенское бюро J & J Design. Прежде мы с ними немного взаимодействовали, и когда совет директоров XO Boats захотел получить экспертное мнение о нашем портфеле продуктов, кто-то предложил обратиться к братьям Якопинам.

Однако часть технических задач по проектированию останется за нами. Красивый эскиз на бумаге — это 1% работы; далее следует разработка в САПР, подбор компонентной базы и многое другое. Всем этим мы будем заниматься самостоятельно, а руководить процессом станет новый начальник производства Адам Юркиевич. У него очень большой опыт в этой области, и сейчас мы собираем команду инженеров, которая сможет быстро разрабатывать новые модели и налаживать их производство. Кроме того, мы усиливаем контроль качества на польской верфи Slepsk, чтобы быть полностью уверенными, что на всех лодках стоят одни и те же компоненты. Прежде этим занимались сотрудники Slepsk, но сейчас это будут делать наши специалисты.

Над какими моделями сейчас идет работа в ХО?

Пока, к сожалению, я не могу этого рассказать. Открою только, что в новых лодках останется прежним, а что изменится. Во-первых, сохранится удовольствие от управления судном. Первый корпус ХО был спроектирован 10 лет назад и до сих пор более чем актуален. Он сравнительно длинный и узкий, с килеватостью на транце 24°, поэтому на ходу нужно активно работать транцевыми плитами. Но поскольку к штурвалу все чаще встают люди с небольшим опытом, мы решили повысить комфорт, сделав лодки чуть шире и снизив килеватость на 2−3°. В дальнейшем мы сконцентрируемся на производстве каютных моделей, на основе которых можно уже делать боурайдеры, хардтопы и другие модификации. Каютные лодки популярны не только в Скандинавии и России, но и, как ни странно, на Средиземном море, поскольку в жарком климате люди хотят иметь на борту кондиционер.

Какие цели вы ставите для компании на ближайшие два года?

В этом году было произведено 130 корпусов ХО, в следующем мы построим 200, а еще через год — 300. Оборот к этому времени должен вырасти в три раза, а модельный ряд полностью обновиться. Однако ни мы, ни наши дилеры ничего не заработаем, если просто будем показывать красивые картинки будущих лодок. Поэтому пока мы продолжим продавать существующие модели и приложим все усилия к тому, чтобы клиенты остались довольны. Только сегодня, в первый день выставки, я продал уже две XO 270!

Есть ли у вас планы по кобрендингу, как, например, у Axopar?

Нет, по крайней мере сейчас. Вообще Axopar — это хороший пример для сравнения. Мы с ними никак не пересекаемся, хотя знаем друг друга очень хорошо, а EM Group владеет 44% этой компании. Сейчас мы приходим к пониманию, что в какой-то момент допустили ошибку, начав перегружать свои лодки опциями, повышающими их начальную стоимость. Выбирая автомобили, люди обычно начинают прицениваться по нижней отметке, а потом набирают себе опций еще на треть стоимости машины. Axopar пошел тем же путем, обеспечив низкую входную цену и предоставив длинный перечень дополнений. Люди начинают думать: пожалуй, нам нужен картплоттер… да и без отопителя не обойтись… И мы должны дать им эту возможность мечтать. Поэтому новые лодки XO будут стоить меньше (но не станут дешевыми!), и покупатели сами будут выбирать нужные им опции.

Планируете ли вы поддерживать сообщество владельцев катеров ХО?

Разумеется, ведь до сих пор мы не уделяли этому должного внимания. Уже давно известно, что половина людей, просматривающих рекламу автомобилей, только что купили машину и пытаются убедить себя в том, что сделали правильный выбор. Это правда, поэтому производителям необходимо поддерживать в людях уверенность, что они поступили правильно, сохраняя их лояльность к бренду. Некоторые финские и скандинавские верфи создают клубы владельцев, организуют коллективные выезды и встречи, поскольку люди пользуются их лодками изо дня в день в сугубо практических целях и чуть ли не живут на них. Но XO — в большей степени лодки для отдыха, их владельцы не сильно заинтересованы в подобных мероприятиях, однако это не означает, что мы не будем их поддерживать.

Вы сказали, что не хотели становиться генеральным директором компании. Почему же согласились на эту должность сейчас?

Мне просто очень нравятся лодки, и у меня в голове много новых идей! Плюс я уже отошел от работы в компьютерной сфере, и появилось время для занятий своими увлечениями вроде охоты. Когда в XO Boats полностью сменился совет директоров, владельцы заявили мне, что я не смогу реализовать все мои идеи, не будучи генеральным директором. Конечно, на гендиректора всегда валится самая грязная работа, пока все остальные получают удовольствие, но я по-прежнему принимаю участие в создании новых продуктов!

Дата:

23.03.2019

Следующая статья

Рыбалка в Исландии: Андрей Зайцев, яхтсмен, рыбак и владелец московского ресторана «Пескаторе», о «тухлой акуле» и нашем сале

Предыдущая статья

Тяжелая артиллерия: Yamaha V8 XTO Offshore

Новые материалы
Похожие статьи