Глава компании Burgess Джонатан Бекетт о работе в России
Времена, когда яхту покупали за € 50 млн и перепродавали за € 65 млн, миновали.

Глава компании Burgess Джонатан Бекетт о работе в России

Времена, когда яхту покупали за € 50 млн и перепродавали за € 65 млн, миновали.
Следующая статья

Железный гольфист

Предыдущая статья

M/Y Quinta Essentia: сущность пятого элемента

Каждое из одиннадцати подразделений компании Burgess ее глава Джонатан Бекетт посещает минимум дважды в год. Его график расписан по минутам, но, будучи в Москве, он нашел время рассказать нам о последних трендах в индустрии суперяхт и атмосфере на российском рынке.

Расскажите, каким был 2015 год для вашей компании.

Минувший год, к счастью, прошел для нас очень хорошо. Как и в 2014 году, мы вышли на отличные показатели прибыльности. Более того, год стал наиболее успешным в истории Burgess: мы показали самый высокий оборот и доход с момента основания компании. Мы стараемся сохранить тот же темп, хотя находить новых клиентов сейчас непросто.

Как изменился российский рынок в связи с ухудшением экономической обстановки?

На мой взгляд, настроения сейчас довольно нервные. Люди не уверены в будущем экономики, больше думают, как сохранить деньги, а не как их потратить. Несколько лет назад мы наблюдали совсем иную картину. У российских клиентов были нешуточные аппетиты; они стремились приобретать яхты, брать их в чартер, при этом цена их особо не волновала. Люди просто хотели найти себе лодку по душе и готовы были за это платить.

В настоящий момент таких клиентов тоже много: люди проявляют живой интерес к устройству рынка и хорошо разбираются в ценах. Полагаю, сейчас в России вполне успешно можно вести бизнес, связанный как с продажей, так и с покупкой суперяхт, но подозреваю, что ваши соотечественники в ближайшее время будут в основном продавать яхты иностранным покупателям, а не приобретать их. Рынок изменился, но по-прежнему остается интересным для нас.

Каковы ваши ожидания на ближайшие годы?

Рынки всех стран, будь то Великобритания, страны континентальной Европы, Америка или Ближний Восток, в свое время переживали подъем и падение. Российский рынок, напротив, долгое время стремился исключительно вверх, и разрушение привычной «картины мира» стало для некоторых шоком. Сейчас мы наблюдаем интересную динамику: цены стали более обоснованными, чем, скажем, два-три года назад, и для покупателей и продавцов пришло время «честного рынка». Клиенты столкнулись с тем, что их суперяхты стоят гораздо меньше, чем они в свое время за них отдали. Ситуация, когда вы приобрели яхту, скажем, за € 50 млн, а пять лет спустя продали ее на вторичном рынке за € 44−45 млн, сегодня вполне реальна. Те дни, когда яхта покупалась за € 50 млн и перепродавалась за € 65 млн, миновали. Люди постепенно осмыслили и приняли эти новые правила игры.

Вы видите замену покупателям из России?

В прошлом году число россиян, берущих лодки в чартер, заметно снизилось, — рынок просел примерно на 60%. Ощутимо сократилось и количество покупателей яхт. Интересно, что параллельно с этим выросла активность со стороны США. Благодаря минимальной курсовой разнице евро и доллара европейские товары и услуги сейчас обходятся американцам дешевле на 25−30%, чем два-три года назад. Эти две валюты меняются практически один к одному, и все проводимые в евро расчеты им весьма выгодны.

Это правда, что в командировках вы посещаете богатые районы в поисках клиентов?

Да, конечно! Если мне удается выкроить хотя бы половину дня, я беру водителя, знающего город, и еду в богатые районы посмотреть, как живут люди, где они живут, записать адреса. Мы с коллегами изучаем таким образом многие города, и этот прием уже не раз доказал свою состоятельность. Не менее полезно, например, вычислить владельца того или иного частного самолета и установить с ним контакт разными способами, не только через переписку. Я всегда говорю своим сотрудникам: ничто не случается само по себе — потрясите дерево, чтобы заставить плод упасть.

60 процентов

Примерно на такую величину «просел» сегмент чартерного рынка, ориентированный на российского заказчика

Где бы я ни находился, всегда стараюсь общаться. Прошу людей уделить мне всего 15 минут и позволить немного рассказать о том, что мы делаем, как мы это делаем и какие выгоды им это может принести. Я говорю: «Возможно, вы не очень хотите видеть меня, но я пересек полмира специально ради этой встречи — и вот я здесь».

Поразительно, сколько весьма состоятельных людей, к которым я приходил таким образом, никогда прежде не задумывались о яхтинге. Иногда они прислушиваются, и наше общение выливается в сделку.

Какие яхты лучше всего продаются на данный момент? Вы наблюдаете какие-то тренды?

Как и прежде, наибольшая активность на рынке очень крупных судов. Казалось, сегмент 90+ метров весьма узок, но желающих покупать такие яхты более чем достаточно. Лучше других себя чувствуют такие солидные бренды, как Lürssen, Feadship и Amels, чьи производственные мощности задействованы почти на 100%. Напротив, нелегко приходится производителям лодок длиной 25−50 метров — практически никто из них сейчас не работает с полной загрузкой.

В прессе активно обсуждают парусную яхту «А», принадлежащую российскому бизнесмену Андрею Мельниченко. Станет ли она такой же знаковой для индустрии, как в свое время Maltese Falcon?

Бесспорно, Maltese Falcon — одна из самых впечатляющих яхт, созданных за последние 20 лет. Это поистине авангардное судно с совершенно невероятным парусным вооружением. Проблема в том, что большинство яхт сегодня похожи друг на друга. Maltese Falcon — исключение: когда она заходит в бухту, ты понимаешь, что есть только одна такая лодка, и это именно она. То, что делает Мельниченко, действительно достойно восхищения. Его видение яхтинга достаточно самобытно, но когда у людей есть столь амбициозные цели и они знают, как их достичь, — это потрясающе. Именно в создании чего-то совершенно нового, особенного и должна заключаться суть современной яхтенной индустрии. Мельниченко есть чем гордиться: судно обещает стать фантастическим, и когда оно появится на горизонте, ни у кого не возникнет сомнений, что это за яхта.

Что станет главным вызовом для Burgess в 2016 году?

Вызов у нас всегда один: искать новые возможности и прилагать силы в новых направлениях. Сейчас мы стараемся смотреть на российский рынок под другим углом и помогаем владельцам яхт выгодно продавать свои активы. Кроме того, мы уделяем все больше внимания странам Персидского залива и в этом году планируем открыть офис в Дубае. Так или иначе, я всегда считал, что главное — это преодолевать себя, делая все больше и больше за те же самые 24 часа. Это тоже вызов, который превращает мою работу в удовольствие.

Дата:

25.07.2016

Следующая статья

Железный гольфист

Предыдущая статья

M/Y Quinta Essentia: сущность пятого элемента

Новые материалы
Похожие статьи