Дмитрий Самойлов — о верфи Hallberg-­Rassy и ее лодках
Дмитрий Самойлов — яхтенный капитан, брокер Jonacor Marine

Дмитрий Самойлов — о верфи Hallberg-­Rassy и ее лодках

Дмитрий Самойлов — яхтенный капитан, брокер Jonacor Marine
Следующая статья

Небесные близнецы Heesen

Предыдущая статья

Дайджест новостей 21-27 ноября

Верфей, выпускающих парусные яхты, немало, но только одни лодки остаются «рядовыми» прогулочного флота, а другие попадают в группу «особенных». Почему так получается? Что стоит за репутацией именитой марки? Как достигается высокий спрос на рынке? В число особенных входит шведский парусный бренд Hallberg-­Rassy. О нем мы поговорили с Дмитрием Самойловым, капитаном, который ходит на яхтах без малого 40 лет и оставил за кормой порядка 50 000 миль.

Дмитрий, вы в составе яхтенного агентства Jonacor Marine с 2005 года продвигаете в России лодки верфи Hallberg-­Rassy. У агентства немало брендов моторных яхт и только один парусный. Почему выбор пал на него?

Потому что жизнь коротка, и хочется быть причастным к действительно достойным вещам. Помимо качества своей продукции, эта верфь привлекает тем, что она до сих пор семейная, где бизнес перешел от отца-основателя к сыну-продолжателю. Что расположена она в заповедном месте Швеции, где соединяются воды проливов Скагеррак и Каттегат, где сохранились вековые традиции судостроения и лодки не прекращали строить даже во время вой­ны. На верфи по-прежнему трудятся исключительно местные мастера; практически в каждой семье есть лодка, и они просто не умеют строить плохо.

У бренда действительно долгая и необычная история? Какие личности стояли и стоят у руля этой верфи?

Да, история верфи действительно такая. В 1943 году ее основал швед Гарри Халлберг. В то время в Швеции считалось так: «Тот, кто не способен построить лодку без чертежей, не может называться настоящим судостроителем». В определенный момент основой успеха бизнеса Гарри Халлберга стало осознание преимуществ стеклопластика для серийного строительства лодок; он — один из пионеров в этой области.

Другое имя в названии бренда — от Кристофа Расси. Он родился и вырос на юге Германии, у озера Штарнбергер, в молодые годы сначала конструировал модели, а потом и сами лодки из древесины. Мечтая строить более крупные лодки и жить у моря, в 1960 году он уехал в Швецию. Спустя время Кристоф Расси выкупил у Гарри Халлберга старые производственные цеха, и в период с 1965 по 1972 год они были конкурентами. А потом, когда Халлберг отошел от дел, верфи объединились, и теперь это узнаваемый во всем мире бренд Hallberg-­Rassy.

15 лет назад Кристоф Расси передал управление верфью сыну Магнусу и совершил кругосветное плавание на своей HR 62. А в прошлом году за выдающиеся заслуги он удостоился награды в яхтенной индустрии. Вручается она тому, кто «на протяжении своей карьеры оказал значительное влияние на судостроительный бизнес и приумножил любовь человечества к лодкам».

Магнус Расси, немало поработавший на разных участках производства яхт, сегодня участвует во всех процессах при создании лодок — от проектирования до испытаний. Первый корпус каждой новой модели со специальным названием Rassker и цифровым индексом длины тестируется во время отпуска Магнуса с семьей на борту.

Сколько лодок верфь выпускает ежегодно?

Около 80 корпусов. Наибольшее количество приходится на яхты длиной до 45 футов. Самые популярные модели — HR 44, HR 40C и HR 400. Это связано и с ценой, и с принятой в Швеции неофициальной нормой приемлемого размера лодки. Лодка длиной 50 футов в атмосфере победившего «шведского социализма» выглядит на общем фоне «излишне крупной».

Каков модельный ряд Hallberg-­Rassy и кто автор проектов?

Сейчас в линейку Hallberg-­Rassy входят девять лодок длиной от 31 до 64 футов. Все эти яхты спроектировал Герман Фрерс — один из самых талантливых яхтенных дизайнеров, отметившийся в Volvo Ocean Race и Кубке «Америки». Он проектирует элегантные круизные яхты с высокими характеристиками и придает яхтам Hallberg-­Rassy особую грацию. Их характерный стиль остается узнаваемым независимо от моды. Понаблюдайте за бывалыми яхтсменами в маринах: каждый раз белую лодку с широкой синей полосой они провожают уважительными взглядами.

В этом году появилось несколько новых моделей. Какие из них, на ваш взгляд, наиболее интересны?

В сентябре в Каннах успешно прошла «средиземноморская» презентация лодки HR 57. А до этого, в августе, на дне открытых дверей на верфи Hallberg-­Rassy состоялась мировая премьера HR 50. В настоящее время уже строится несколько корпусов этой модели самой современной конструкции, с прямым форштевнем и широкой кормой. От старшей HR 57 ее отличает не только отсутствие гаража для динги, но и существенно более доступная цена.

И как на нее отреагировала публика?

А вы представьте себе лодку с карбоновой мачтой и черными парусами! Помимо ожидаемого «вау», во время ее летнего путешествия все встреченные яхтсмены называли ее… пиратской. Надеюсь, в хорошем смысле. И еще: люди на причале до сих пор замирают при виде лодки таких размеров, идущей при швартовке лагом с двумя мощными поперечными струями от выдвижных подруливающих устройств, на носу и в корме. Кстати, модель HR 50 номинирована на престижную премию European Yacht of the Year; надеюсь, жюри воздаст должное этой лодке и достойно ее оценит. Лишь бы главная европейская выставка в Дюссельдорфе состоялась и дала старт нормальному яхтенному сезону‑2022. А то в этом году по-прежнему многолюдно было только у шведских берегов, куда в по­исках здравого смысла пришло большинство яхтсменов Северной Европы…

Представляя на сайте свои яхты, верфь характеризует их как blue water cruisers. Что это означает на практике?

Ну, сам термин говорит о том, что это лодки открытого моря. А по собственному опыту скажу, что семейный экипаж (а это чаще всего два человека) в состоянии без труда и с большим комфортом управлять Hallberg-­Rassy, не покидая безопасного кокпита. При этом ему будут доступны почти все акватории планеты. Автоматизация и дублирование систем позволяют на такой лодке яхтсмену практически любого возраста отправиться даже в кругосветное путешествие, не приглашая на борт профессиональный экипаж.

В чем технологические особенности производства яхт Hallberg-­Rassy?

Пожалуй, в сочетании современных технологий (например, компьютерного раскроя деталей интерьера) и ручного труда при формовке композитного корпуса и сборке мебели. Примерно половина дикорастущего тика отбраковывается на самой верфи. Столь тщательное ручное ламинирование гнутых деталей мебели уже не часто встретишь на других верфях. Для киля используют свинец, а не более дешевый чугун. Но главное — шведы не скрывают никаких подробностей процесса: приехать и внимательно осмотреть производство можно в любое время.

Как вы оцениваете соотношение стоимости и качества для Hallberg-­Rassy по сравнению с конкурентами?

Я лучше приведу устоявшееся общественное мнение. По опросам европейских яхтенных журналов, Hallberg-­Rassy много лет уверенно держит первое место в категории Dream Yacht. И на вторичном рынке все неплохо: со временем любая лодка теряет в цене, но у Hallberg-­Rassy это происходит медленнее.

Участвуют ли Hallberg-­Rassy в регатах?

Не побоюсь разочаровать спортсменов и любителей многолюдных парусных ралли и скажу, что эти лодки созданы не для гонок. Их назначение — спокойные семейные путешествия по морям и океанам. Они точно не для проявления героизма, скорее — про безопасность и комфорт. Тем не менее лодки Hallberg-­Rassy участвуют и даже побеждают в знаменитом ралли ARC (Atlantic Rally for Cruisers). Помимо этого, верфь каждый год в июне проводит любительскую регату в живописных шведских шхерах. Ее особенность еще и в том, что все участники становятся победителями в ­какой-­нибудь номинации, например самый юный или самый почтенный экипаж, или лодка, пришедшая на регату из самой далекой страны.

Долго ли ждать заказанную яхту?

Лодки строят от 12 до 18 месяцев, плюс сегодня очередь до полугода — в зависимости от модели. Такой цикл гарантирует, что владелец получает готовую лодку с приятными запахами дерева и ткани, а не «недопеченного» пластика. При этом верфь подчеркивает, что задержек с поставкой не было даже на день.

Даже в условиях пандемии?

И в эти сложные вирусные времена верфь не останавливала производство. Да, люди перестали при встрече обмениваться рукопожатиями, при разговоре держат дистанцию, но если видишь на улице ­кого-то в маске, то это, скорее всего, приезжий. А руки, как говорят сами шведы, мы и до этого мыли…

Дата:

29.11.2021

Текст

Зарий Черняк

Фото

Jonacor Marine

Следующая статья

Небесные близнецы Heesen

Предыдущая статья

Дайджест новостей 21-27 ноября

Новые материалы
Похожие статьи