Дэвид Кинг, морской офицер и основатель Princess Yachts
Сейчас яхтинг гораздо проще и доступнее, чем в 1960-е, и он значительно веселее.

Дэвид Кинг, морской офицер и основатель Princess Yachts

Сейчас яхтинг гораздо проще и доступнее, чем в 1960-е, и он значительно веселее.
Следующая статья

Отдых на острове Мураванду

Предыдущая статья

Sanlorenzo SL96 Asymmetric. Преимущества асимметрии

В ноябре 2017 года в Национальном морском музее Амстердама основатель Princess Yachts Дэвид Кинг получил одну из самых престижных премий яхтенного мира — Boat Builder Awards — за профессиональные достижения. Родившийся в 1942 году в Данди (Великобритания), уже в 23 года он основал компанию Marine Projects, будущую Princess Yachts. Имея огромный опыт и отменное чутье на мельчайшие детали, Дэвид Кинг и по сей день принимает активное участие в разработке новых моделей яхт Princess.

В 1956 году вы основали Marine Projects, которая впоследствии превратилась в Princess Yachts. Как всё начиналось?

Мы были в отпуске с моим флотским другом в Норфолк Бродс (Норфолк Бродс, также известный как национальный парк The Broads, — сеть судоходных рек и озер в английских графствах Норфолк и Саффолк. Район площадью более 300 кв. км насчитывает 200 км водных путей (7 рек и 63 озера) с глубинами около 4 м и является третьим по величине регионом Великобритании для внутренней навигации. — Прим. MBY.) и подумали, что хорошо было бы иметь в Плимуте компанию по чартеру яхт. Девон и Корнуолл — действительно потрясающие места, чтобы ходить здесь на лодке. Спустя год или около того, после увольнения из британских ВМС, мы объединились с еще одним товарищем, который тогда уже строил лодки, и решили основать собственную чартерную компанию. Мы долго искали яхту, которую могли бы сдавать в аренду, но нам ничего не попадалось по приемлемой цене. Поэтому мы договорились построить ее сами, точнее — купить готовый корпус и оснастить его.

Уже после того как мы начали, пришло понимание, что с чартером не все так просто: клиенты должны быть достаточно компетентны и опытны в море. Мы стали гадать, что делать, если погода на побережье испортится и они не смогут вовремя вернуть лодку в Плимут, а у нас уже следующие клиенты будут ожидать очереди попасть на борт. Так что на середине строительства лодки, которую мы назвали Project 31, мы подумали: «Черт, это не сработает, лучше делать что-нибудь другое». И тогда мы решили продать ее. Я знал одного джентльмена, который вел бизнес в окрестностях Плимута, встретился с ним и предложил ему лодку за £ 3400. Он заинтересовался, пришел посмотреть и купил.

Строительство мы начали в марте-апреле 1965 года, сдали ему готовую лодку в августе-сентябре и устроили вечеринку, чтобы отпраздновать прибыль £ 1000 — большие деньги по тем временам! Отгуляв, мы подумали, что надо бы проверить поточнее, во что нам обошлось строительство, и после тщательного пересчета поняли, что потратили £ 3460, то есть на самом деле потеряли £ 60! Тем не менее к тому моменту уже пошли слухи, что мы строим лодки, и у нас появилось еще два клиента. Вот так мы и пришли в яхтенный бизнес: начали с ошибки, но эта ошибка оказалась очень удачной.

У вас была какая-то концепция, бизнес-план, понимание будущего?..

Концепция заключалась попросту в том, чтобы создать компанию, которая строит лодки длиной примерно 30 футов. Мы хотели делать это как можно лучше и постараться выбиться в лидеры на британском рынке. Об экспорте в то время и не помышляли…

Как вы разрабатывали новые модели на заре Princess Yachts? Подход отличался от сегодняшнего?

В те годы мы просто искали нишу на рынке и возможность ее заполнить. Корпуса мы покупали, и если к нам приходил заказчик и спрашивал: «Можете построить мне лодку 20 футов длиной?», мы покупали 20-футовый корпус и строили. Если клиент желал, скажем, 26 футов, — то же самое. Я отвечал за продажи, рисовал планировки и интерьеры, поэтому, когда продажи дошли до 36 лодок в год, стало уже трудно справляться самим. Мы поняли, что если хотим развивать компанию, нужны дистрибьюторы, которые занимались бы продажами.

В тот момент уже немало людей из морского бизнеса хотели продавать наши яхты, поэтому мы разработали модель, которую назвали Princess 32 (корпус был примерно такой же, как у Project 31), и вот это уже был успех, причем мгновенный. Довольно быстро мы стали строить по шесть лодок в месяц, так что люди, которые обеспечивали нас корпусами, уже не могли справляться с таким объемом. Поэтому мы построили мастерскую по формовке корпусов и начали делать их сами, постоянно расширяя производство. Так все и пошло…

Сегодня разработка моделей основана на том, чтобы отвечать пожеланиям рынка, нашей клиентской базы. В 1960-х мы придерживались подхода, что клиенты просто есть где-то вокруг. Если были заказчики на 32-футовую лодку, то они должны появиться и на модель длиной 33, 35 или 37 футов. Сегодня мы знаем намного больше: видим, каковы требования клиентов, что они хотят делать со своими яхтами, как их использовать.

Помнится, году этак в 1972—1973-м, когда мы представили модель Princess 37, я имел неосторожность сказать журналистам, что это самая большая яхта, которую мы когда-либо строили или построим. А она была длиной всего 37 футов! Теперь я точно знаю: «Никогда не говори „никогда“!»

340 млн фунтов

Оборот Princess Yachts в 2018 году достиг рекордного уровня за всю 54-летнюю историю верфи

Princess V65. Именно спортивные модели V-класса в свое время принесли Princess Yachts широкую известность

Что вас больше всего вдохновляло в дизайне за эти годы?

В конце 1960-х — начале 1970-х годов две компании строили превосходные лодки: Coronet в Дании и Fjord в Норвегии. Они существуют и сегодня. Их лодки вдохновляли нас, как и дизайнерский талант итальянцев. Мы хотели строить яхты в первую очередь надежные и мореходные, но и вопросы дизайна нас интересовали. Например, мы были среди первых, кто разработал интегрированную платформу для купания; также в числе первых мы предложили отформованный трап на флайбридж вместо обычной лестницы и еще множество деталей, которые сделали лодки более привлекательными и помогли людям получать больше удовольствия от них.

Какие тенденции вы видите на рынке сегодня? Много ли заимствуется из автомобильной индустрии? Что вы думаете об этом?

Если что-то хорошо работает на лодке — прекрасно. Если нет — значит, не надо. Думаю, в будущем многие лодки будут иметь в качестве опции электродвигатель. Сейчас это не вполне реально для быстроходных глиссирующих яхт: в основном электродвижение применимо для тихоходных моделей, выдающих 8−11 узлов. Но многие используют свои глиссирующие лодки на малом ходу, поэтому такая опция имеет смысл. Плюс кому-то нравится иметь на борту полный комфорт только на батареях, без использования генератора. Еще одна тенденция — максимально снижать вес корпуса, используя карбон. И, конечно, все стараются делать свои модели более привлекательными, роскошными, с большими открытыми пространствами, не теряя при этом в скорости. Вот в этом и заключается фокус.

Действительно ли гибридные системы экологически безопасны? Так ли уж плох старый добрый дизельный двигатель?

Батареи на каком-то этапе нужно будет утилизировать, так что действительная альтернатива (если говорить пока теоретически) — это водород. Многие производители автомобилей экспериментируют в этом направлении.

А какими технологиями интересуется Princess Yachts?

Система подводных крыльев делает лодки гораздо более эффективными. Мы достигли в этом направлении большого прогресса. Есть и другие моменты, касающиеся конструкции корпуса, его прочностных характеристик.

Вы ходите в море? Предпочитаете сами стоять за штурвалом или отдаете его капитану, просто отдыхая на борту?

Сейчас я не так часто бываю в море, как мне бы хотелось, но управлять яхтой предпочитаю сам. Мне нравится ходить вдоль южного побережья Великобритании, от Девона и Корнуолла до островов Силли. Гораздо интереснее делать это не с капитаном, а самому, вместе с друзьями.

Как, на ваш взгляд, изменилась яхтенная индустрия с 1960-х?

Тогда быстроходной считалась лодка, способная ходить со скоростью 15−20 узлов. Те, что строили мы, разгонялись в среднем до 16−18 узлов. Сегодня, если не говорить о крупных моделях длиной от 90 футов, я бы даже не подумал строить что-то, не способное выдавать 30−35 узлов. Это стало возможным благодаря разработке высокоэффективных двигателей и корпусам типа «глубокое V», которые способны комфортно ходить по волнам на высоких скоростях.

В целом людям больше нравится иметь крупную лодку и управлять ею самостоятельно: с подруливающими устройствами это стало гораздо проще, чем прежде, а GPS сильно упростила навигацию.

Однажды, в конце 1960-х, мне нужно было доставить судно клиенту — пройти миль сорок вдоль побережья Южного Девона. В наличии у меня были только компас, эхолот и радиопеленгатор. Спустился туман, и я понятия не имел, где вообще оказался. К счастью, из тумана вышел траулер, указав мне, где находится порт, а то я, может, до сих пор бы там плавал…

Сегодня яхтинг в целом гораздо проще и доступнее обычному человеку. Не нужно быть высококвалифицированным специалистом, хотя, разумеется, необходима надлежащая подготовка, тренинги по технике безопасности. Думаю, что сегодня моторный яхтинг стал гораздо веселее.

Если бы вы создавали идеальную лодку для себя, как бы она выглядела?

Честно говоря, я предпочитаю такие лодки, чтобы ими было удобно управлять: где-то 60−65 футов длиной. Достаточно большие, чтобы быть комфортными, и не слишком крупные, чтобы пролезать в такие места, которые для совсем крупных яхт недоступны. У Princess это V60 или V65: они развивают свыше 35 узлов, а на 60% мощности идут 23−24 узла. Можно быстро добраться куда нужно. Я люблю встать на якорь где-нибудь у пляжа, сойти на берег, устроить барбекю или вечеринку, вместо того чтобы совершать очень долгие переходы. Но если уж иду долго, то предпочитаю скорость от 20 до 30 узлов. Такие яхты не слишком сложны в обращении, на борту не нужна команда. Вот это для меня. И еще мне нужен хороший водометный тендер и пара «игрушек»!

Seabob — любимая водная «игрушка» Дэвида Кинга. В 2017 г. Cayago AG и Princess Yachts совместно выпустили ограниченную серию модели F5 S Seabob с нулевым выбросом вредных веществ и специальной суперграфикой на корпусе

Какие предпочитаете?

Seabob. Очень люблю. Правда, до сих пор я использовал его только у западного побережья Уэльса и никогда на Средиземном море. Очень хочу наконец это сделать — ненавижу надевать гидрокостюм.

Вы работаете в этой индустрии уже столько лет… Не приедается?

Нет, когда работаешь с интересными людьми (я имею в виду и команду верфи, и наших дилеров, и клиентов). Это множество увлеченных людей с разными идеями. А чем еще мне заниматься? Играть в гольф всю оставшуюся жизнь?

Дата:

05.01.2020

Текст

Ольга Селезнева

Фото

Ольга Селезнева, Princess Yachts

Следующая статья

Отдых на острове Мураванду

Предыдущая статья

Sanlorenzo SL96 Asymmetric. Преимущества асимметрии

Новые материалы
Похожие статьи