Алессандро Диомеди, директор по продажам Baglietto, о прошлом и будущем верфи
Конечно, верфь должна приносить деньги, но не превращаться при этом в инструмент для скорого заработка с последующей перепродажей

Алессандро Диомеди, директор по продажам Baglietto, о прошлом и будущем верфи

Конечно, верфь должна приносить деньги, но не превращаться при этом в инструмент для скорого заработка с последующей перепродажей
Следующая статья

Патрицио Фачерис о плагиате и общности идей в яхтенном дизайне

Предыдущая статья

Юлия Скопцова, директор по продажам компании Smart Yachts, о работе яхтенного брокера

Какие яхты сегодня легче продавать — инновации или классику?

Я бы сказал, что и то и другое продается одинаково. Обычно, чем крупнее лодка, тем она консервативнее. Такую легче продать на вторичном рынке, и особенно это касается водоизмещающих моторных яхт. Однако есть клиенты, которым нужно нечто иное, и для них мы недавно разработали проект Abaco. На этой 40-метровой лодке реализована концепция, которую прежде применяли только на гораздо более крупных яхтах вроде Alfa Nero, где бассейн в корме органично связывает «пляжный клуб» с кокпитом и открытой частью салона. Я считаю это инновацией — как в отношении стилистики, так и в функциональном плане. Разумеется, инновацией в этом размерном классе.
Возвращаясь к вашему вопросу, скажу, что продавать дизайн не так сложно. Одни клиенты предпочитают вертикальный форштевень, другие категорически требуют традиционный наклонный, поэтому у Baglietto есть разные модели: и классические, и более современные. Гораздо важнее, какие у яхты особенности и что они позволяют. Всем нужен просторный салон, достаточно места на открытых палубах, тесная связь с морем и крупные тендеры на борту. Еще совсем недавно ничего этого на 40-метровых яхтах не было, однако сейчас индустрия развивается в этом направлении.

Недавно — это когда?

Десять и даже пять лет назад на лодках такой длины были самые обычные транцевые платформы и гараж, а теперь в корме могут находиться и сауна, и спортивный зал.

Baglietto представила весьма необычный для нее проект Fishermans' Explorer. Кому он адресован? Явно ведь не рыбакам…

Некоторые проекты появляются не как ответ на пожелания клиентов, а исходя из собственных соображений верфи. В какой-то момент мы увидели рост спроса на эксплореры и решили, что в линейке Baglietto должны быть такие яхты, тем более что у нас большой опыт строительства военных судов. С момента основания в 1854 году компания всегда строила лодки для ВМС, особенно много патрульных катеров. Разумеется, нужно различать подлинно экспедиционные суда и яхты с внешностью эксплореров, и понимать, что у них разные задачи. Иначе может возникнуть ситуация, когда человек, условно говоря, купил Range Rover и ездит на нем только в булочную. Мы постарались спроектировать настоящий компактный эксплорер, который сможет принимать вертолет, нести на борту крупный рыболовный тендер или, например, небольшую парусную яхту. У Fishermans' Explorer внушительный запас хода (порядка 5500 миль), на борту есть место для мастерской, где механики могут починить что-то в дальнем походе.

С каким классификационным обществом вы будете его строить? Ведь «складная» вертолетная площадка — конструкция нетривиальная…

Обычно мы строим с Lloyd’s, если заказчик не просит привлечь какой-то другой регистр. В этом размере сделать на яхте сертифицированную вертолетную площадку нереально, ибо иначе все судно должно быть построено вокруг нее. Поэтому на Fishermans' Explorer будет обычная площадка touch & go, а у откидных секций не предусмотрено каких-то других функций. Когда вертолетная площадка не используется, они опущены и закрывают с бортов ту часть главной палубы, где хранятся крупные водные «игрушки».

А сейчас оборонные заказы тоже помогают верфи держаться на плаву?

Baglietto вполне самодостаточна и может обходиться без них. Но мы и не отказываемся. Только что выиграли тендер на строительство пяти патрульных судов для итальянских ВМС. Одно из преимуществ работы на военных состоит в том, что вы получаете доступ к инновациям, которые потом приходят на прогулочные яхты. Конечно, это не значит, что вы просто так берете и перенимаете их технологии, однако у инженеров появляется большое подспорье в поиске чего-то нового. Например, сейчас мы разрабатываем быстроходный (47 узлов) катер с водометом для перехвата кораблей и высадки морского десанта, и, чтобы оптимально его спроектировать, конструкторы вынуждены искать новые решения, которые потом, возможно, используют для яхт.

Модель Baglietto MV-13 была создана на базе концепции военного катера?

Да, верно, и вдохновением для нее послужили известные торпедные катера MAS (Motoscafo armato silurante) времен Первой мировой войны. С одним из них связана интересная история. MAS-15 патрулировал акваторию в центральной части Адриатического моря, и в конце боевой вахты экипаж заметил на горизонте 152-метровый австро-венгерский линкор SMS Szent István. Двумя оставшимися торпедами его успешно потопили. Этот случай в Италии хорошо помнят, поэтому Baglietto решила спроектировать чем-то похожую на MAS лодку с легкосплавным корпусом и кастомным интерьером, которую владельцы суперяхт смогут использовать, например, как тендер.

MV-13 — довольно красивая яхта, но пока верфь построила всего два корпуса. Почему так мало?

Потому что ее выбирают очень специфические люди. MV-13 настолько отличается от массовых серийных моделей, что продавать ее очень сложно. Нужна большая удача, чтобы найти заказчика, который действительно хочет выделиться и оценит эту лодку.

Расцвет Baglietto пришелся на 1960-е годы, а спустя 20 лет семья Бальетто была вынуждена оставить бизнес, уступив лидирующие позиции другим верфям. Можно ли сейчас вернуть былой успех, и что для этого требуется?

С новыми инвесторами (Gavio Group) компания вряд ли пойдет на это по одной простой причине: у них семейный бизнес, а увлечение яхтами сильнее желания выгадать на инвестициях. Конечно, верфь должна приносить деньги, но не превращаться при этом в инструмент для скорого заработка с последующей перепродажей. Клиенты Baglietto знают, что компания не принадлежит ни китайцам, ни инвестиционному фонду, который завтра вдруг решит продать ее. Gavio Group — финансово независимая итальянская группа компаний, и Baglietto входит в нее потому, что ее владельцам нравятся яхты и яхтинг. В этой ситуации верфь никогда не будет строить по десять лодок в год — мы не можем и не хотим этого, и три яхты в год для нас вполне нормально. Мы стремимся работать с индивидуальными проектами: две из четырех строящихся сейчас лодок — полностью кастомные (40 и 54 м).

Какая из этих двух яхт, по-вашему, наиболее интересна в плане дизайна и технологий?

Они обе интересны, но 54-метровая лодка, пожалуй, вообще особенная. При вместимости 830 рег. т она имеет осадку менее 2,5 м, и это было одним из основных требований заказчика, который планирует ходить преимущественно на Багамах. Мы потратили много сил на проектирование этой сравнительно широкой яхты из алюминиевого сплава и разработали систему балластных танков, позволяющую повысить остойчивость.

До последнего времени дизайн большинства яхт Baglietto создавал Франческо Пашковски, а недавно у вас появились новые имена. С чем это связано, и почему этого не произошло раньше?

Франческо Пашковски принадлежит к числу ведущих дизайнеров яхтенной индустрии. Именно благодаря ему яхты Baglietto стали узнаваемыми, и мы очень благодарны Франческо за все, что он сделал и продолжает делать для нас. В то же время, когда в компанию пришли новые руководители, включая меня, решено было дать возможность молодым дизайнерам проявить себя, расти вместе с брендом и создавать интересные проекты. Тем более что работа с несколькими дизайнерами давно стала нормой для большинства верфей. Поэтому в создании двух из четырех наших строящихся яхт принял участие Хорацио Боццо — аргентинский дизайнер, живущий в Италии. А вот почему в Baglietto так долго тянули с новыми дизайнерами, я сказать не могу, так как работаю в компании всего четыре года.

Тем не менее за это время вы наверняка успели понять, что собой представляет Baglietto. Сегодня компанией по-прежнему движут традиции, или она старается стать более современной?

Безусловно, у нас мощное наследие и крепкие традиции. Трудно представить, насколько увлечены брендом связанные с Baglietto люди. Недавно мы провели выставку во Флоренции и Генуе, которая была посвящена истории компании и стала очень успешной. На воде до сих пор остаются десятки и сотни лодок Baglietto, в соцсетях есть клубы приверженцев марки, и все это очень здорово. С другой стороны, мы понимаем, что не можем почивать на лаврах и должны продолжать работу на фундаменте наследия: создавать новые и улучшать существующие модели, искать талантливых дизайнеров и предлагать клиентам новые решения.

А на рефит к вам приходят в основном ваши же суда?

Совсем не обязательно: мы ждем всех, хотя у яхт Baglietto есть некоторый приоритет, особенно если речь идет о ретросудах. В конце концов, рефит — это ведь бизнес, в котором нужно стараться получить максимальную прибыль с задействованных площадей.

Существует ли внутренняя конкуренция между Baglietto и Cerri Cantieri Navali (CCN), которая тоже входит в Gavio Group?

Нет, поскольку обе верфи хорошо дополняют друг друга и часто сотрудничают. Изначально CCN специализировалась на быстроходных глиссирующих яхтах из стеклопластика и до сих пор их строит. В то же время ей важно было пересмотреть перспективные планы и начать делать что-то новое, поэтому появились кастомные проекты из алюминиевого сплава длиной до 40 м. Яхта Elsea (50 м) была исключением из этого правила, поскольку заказчик настаивал, но обычно суда такой длины мы стараемся строить на Baglietto.

Дата:

04.02.2020

Текст

Антон Черкасов-Нисман

Фото

Антон Черкасов-Нисман, Baglietto

Следующая статья

Патрицио Фачерис о плагиате и общности идей в яхтенном дизайне

Предыдущая статья

Юлия Скопцова, директор по продажам компании Smart Yachts, о работе яхтенного брокера

Новые материалы
Похожие статьи