MOTORBOAT

Жозеф Шальхуб — об опыте работы яхтенного капитана из Ливана

Жозеф Шальхуб — капитан яхты Benetti Black Rose

Крошечный Ливан унаследовал традиции прославленных финикийских мореплавателей, которые в искусстве навигации не уступали грекам и римлянам. Сегодня эта измученная гражданской войной страна открывает новую страницу своей истории, восстанавливая экономику, инфраструктуру и человеческий капитал. Относится это и к яхтингу, который в Ливане с каждым годом набирает обороты. На ежегодном мероприятии Benetti Yachtmaster 2017 мы встретились с капитаном Жозефом Шальхубом, который рассказал о своей стране и о том, как ему удается годами сохранять свою сплоченную команду.

Давно ли вы работаете на Black Rose, и часто ли меняются люди в команде?

Я работаю у одного и того же человека с 2001 года, а начинал за штурвалом яхты Azimut. В 2005 году он заказал 35-метровую яхту Black Rose, и вот уже 16 лет на ней работает один экипаж. За это время мы стали одной семьей и вместе стараемся делать все, чтобы владелец был доволен. Он использует яхту четыре месяца в году: в конце мая мы уходим на Средиземное море, на греческие острова, потом перемещаемся в Италию, затем вдоль Лазурного Берега не торопясь идем в Испанию и к концу сентября возвращаемся домой тем же путем. В остальное время от нас не требуют каждый день быть на борту в полном составе, поэтому мы чередуем вахты.

Я стараюсь поддерживать в коллективе открытую доверительную атмосферу, чтобы люди не скрывали свои проблемы и помогали друг другу. Когда этого удается достичь, то можно годами сохранять одну команду. Хотя мы дружим с владельцем яхты, я никогда не забываю, что в первую очередь являюсь его капитаном, и проявляю большое уважение к его семье и гостям.

Насколько распространен бренд Benetti в Ливане, и как у вас обстоят дела с инфраструктурой?

Мне известно, что у нас три суперяхты Benetti, но, учитывая размеры страны — всего 250 км с юга на север и 50 км вглубь,— это немало. Если подсчитать, сколько прогулочных лодок приходится на душу населения, то получится солидная цифра. Причем ливанцы предпочитают держать свои лодки в местных маринах, даже если ходят под чужим флагом. В итоге существующих трех больших марин сейчас не хватает, но государство заинтересовано в развитии яхтинга и помогает по мере возможности. К сожалению, последствия гражданской войны сказались не только на экономике страны, но и на ее имидже, поэтому иностранцы приходят к нам на яхтах пока еще редко.

Black Rose исполнилось уже десять лет, вы по-прежнему яхтой довольны?

Да, очень доволен, ведь даже спустя столько лет она выглядит как новая. Classic 115 не зря стала бестселлером Benetti: у нее перенесли трап из центральной части салона в носовую, и в интерьере появилось больше пространства. Отделку Black Rose разрабатывал Франсуа Зуретти, но и владелец принял в этом процессе живое участие.

Как в Ливане проходит обучение яхтенных капитанов?

Государственная морская академия была возрождена в Батруне в 2009 году, и прежде всего она стала готовить моряков для коммерческого судоходства. Я начал там преподавать и в течение трех лет разрабатывал документы и учебные планы, чтобы открыть кафедру яхтинга. В 2012 году это удалось сделать, и с тех пор мы готовим там яхтенных капитанов, начиная с курса Boatmaster и заканчивая Yachtmaster Unlimited до 3000 рег. т, а также сопутствующих курсов вроде STCW и ISPS.

На первом этапе работы мы начали с повышения квалификации людей, у которых уже была лицензия капитана, а потом стали учить и новичков. Начальные курсы мы обычно даем на арабском, но если в группе есть хотя бы один иностранный студент,— а мы открыты для всех, то занятия проводятся на английском. Все продвинутые курсы читаются только на английском, поскольку этого требует IMO.

Яхтинг в Персидском заливе активно развивается, и на наших капитанов есть спрос, хотя в Европе по историческим причинам их по-прежнему не так много. Сейчас Академия — это единственное место подобного рода в Ливане, и за пять лет мы подготовили порядка 1100 капитанов разного уровня. Дипломы, которые мы выдаем, признаны Министерством транспорта Ливана и соответствуют всем требованиям IMO. Сейчас мы ведем переговоры, чтобы их признавала MCA, и я надеюсь, что это вскоре произойдет.

Какие советы вы даете своим подопечным?

Я всегда говорю своим студентам и экипажу — идя по жизни, смотрите себе под ноги, но ставьте высокие цели и не теряйте их из виду. Специфика яхтинга такова, что, выходя из порта, капитан зачастую не знает, где по прихоти владельца яхта окажется вечером. Но это не значит, что капитану не нужно прокладывать курс и составлять детальный план перехода. А уж получится им следовать или нет — это второй вопрос. Но я не претендую на то, что мой подход и философия годятся для всех: у каждого капитана свои взгляды.

Если бы вам пришлось выбирать страну для жизни и работы капитаном, куда бы вы поехали?

Я бы опять выбрал Ливан, ведь тут я родился и вырос. В Ливане живет всего 4,5 млн человек, но еще 25 млн ливанцев разбросаны по всему миру, и те, кто родился и прожил здесь первые 20 лет, всегда будут стремиться обратно, в свою страну. Если же говорить о Европе, то мне ближе всего Греция, поскольку у нас похожий менталитет, образ жизни и кухня.

Какую пользу вы извлекаете из участия в Benetti Yachtmaster?

Меня приглашают на Yachtmaster с 2005 года, но впервые мне удалось принять участие в мероприятии только в 2015 году. Это весьма полезно, поскольку появляется возможность не только пообщаться с сотрудниками отдела послепродажного обслуживания и высказать свои пожелания, но также познакомиться с другими капитанами. У каждого из нас свой опыт, делиться которым интересно и очень полезно.

Похожие статьи