MOTORBOAT
Возрождение Laureato - фото Возрождение Laureato - фото

Возрождение Laureato

# Образ

Не так давно возрожденная домом Girard-Perregaux коллекция Laureato стремительно растет и уже завоевала значительный плацдарм на рынке роскошных спортивных часов.

Sea Hawk? Competizione? Laureato!

Часы класса sport de luxe в последнее время очень востребованы, причем на их популярности не сказывается никакой кризис. Поэтому возглавивший дом GirardPerregaux Антонио Кальче первым делом задумался о спортивной коллекции. Спортивная линейка под названием Sea Hawk у дома была, но она представляла собой сугубо профессиональные дайверские часы, а требовался настоящий бестселлер, который мог бы тягаться с такими иконами стиля, как Patek Philippe Nautilus, Audemars Piguet Royal Oak и Hublot Big Bang. Изучив богатые архивы Girard-Perregaux, Антонио Кальче решил снять с производства Sea Hawk и выпустил совершенно новую линию Competizione, которая получилась скорее классической, нежели спортивной. Поклонники дома отнеслись к новинке сдержанно. И тогда Кальче решил больше не изобретать велосипед, а возродить коллекцию Laureato, которая производилась с 1975 года, но 10 лет назад ее выпуск был прекращен. Laureato с характерным дизайном и выразительным восьмиугольным безелем идеально подходили на роль потенциального лидера модельного ряда Girard-Perregaux.

Оригинальная форма корпуса Laureato объясняется довольно просто. Изначально это были кварцевые часы на базе собственного механизма, осциллятор которой работал с частотой 32768 Гц (кстати, эта частота впоследствии стала отраслевым стандартом). Электронные калибры в те времена имели прямоугольную форму, и их было принято обрамлять в корпуса с соответствующим абрисом или обыгрывать квадратную тему иными угловатыми элементами дизайна.

Разумеется, современные часы требовали обновлений, и этим занялся Стефано Макалузо, сын Джино Макалузо, который возродил славный дом и построил мануфактуру Sowind. Стефано увеличил размеры корпуса до 42 мм у мужских моделей, придумал замечательное изогнутое основание, плавно и органично переходящее в интегрированный браслет, и акцентировал внимание на восьмиугольном безеле, разместив его на идеальном круге. Еще одной характерной чертой часов стал циферблат, гильошированный узором Clous de Paris («Парижские гвозди»), состоящим из рядов маленьких пирамидок, которые формируют рельеф и заставляют лучи света играть на поверхности.

Публика очень благосклонно встретила возрожденные Laureato, и сейчас дом делает главную ставку именно на эту коллекцию.

Хронограф для «Лауреата»

Главным событием нынешней весны стала линейка хронографов Laureato Chronograph в корпусах из нержавеющей стали или розового золота диаметром 42 и 38 мм с тремя цветами (серебристым, черным и синим) циферблатов. Girard-Perregaux экипировала хронографы мануфактурными автоматическими калибрами 3300-й серии с 30-минутным и 12-часовым счетчиками, боковой секундной стрелкой и почти двухсуточным запасом хода. Если взглянуть на обратную сторону часов, то сквозь сапфировое стекло можно увидеть, что все механизмы декорированы узором Cotes de Geneve («Женевские волны»), края мостов аккуратно вручную скошены и подверглись зернению. 3300-й — достаточно тонкий калибр, позволивший оставить высоту корпуса на уровне 11,9 мм, что для автоматического хронографа, да еще и со столь выразительным фактурным безелем, очень невысоко.

 

Laureato Chronograph имеют все черты обычных моделей. Всё осталось на месте: полированный восьмиугольный безель венчает цельный корпус без ушек и петель для крепления ремешка; металлический браслет модели представляет собой естественное продолжение корпуса и является самостоятельным дизайнерским элементом. Ну а боковые кнопки управления хронографом с восьмиугольными герметическими гайками, которые повышают водонепроницаемость корпуса до 100 м, удачно дополняют форму безеля. Кстати, срабатывают кнопки на удивление мягко, но четко. Поверхности счетчиков хронографа и дополнительного циферблата малой секундной стрелки оформлены круговой штриховкой, что выделяет их на фоне классического узора Clous de Paris и облегчает считываемость показаний.

Браслет отличается широкими сатинированными Н-образными звеньями и выпуклыми полированными межзвеньевыми соединениями; игра света на полированных и сатинированных поверхностях создает неповторимый эффект и оживляет часы. Браслет удивительно мягок и гибок и комфортно ложится на запястье любого размера.

Можно выбрать хронограф в корпусе из стали 904L, отличающейся высоким содержанием хрома и обладающей высокой стойкостью к коррозии и царапинам, или из розового золота 750-й пробы. От браслета можно и отказаться, тогда вам предложат сразу два ремешка: один из кожи, другой из каучука.

Парящий скелетон

Кроме хронографа, коллекцию пополнила весьма стильная модель Laureato Flying Tourbillon Skeleton в 42-миллиметровых корпусах из розового или белого золота. Создатели называют эти часы данью первым кварцевым моделям Laureato, отличавшимся образцовой точностью. Еще часы интересны тем, что впервые дом отказался от своей фамильной ценности — мощных золотых мостов (речь о культовом Tourbillon With Three Bridges). А огромная каретка в положении «11.30» скелетонизированного механизма GP09520–0001 наглядно демонстрирует всю красоту парящего турбийона на фоне защищенных черным PVD-покрытием мостов. Опять же Стефано Макалузо постарался на славу. Заводной барабан на отметке «5.30», обеспечивающий 50-часовой запас хода, визуально уравновешивает расположение турбийона. О спортивных корнях коллекции Laureato напоминают браслеты из белого или розового золота.

Керамические «Лауреаты»

Впервые в этом году Girard-Perregaux представила и модели Laureato в корпусе из керамики. Дизайн новинок можно описать как casual chic. В линейке вышли автоматические модели в корпусах диаметром 42 и 38 мм из черной и белой керамики, а также актуальный скелетон (на сей раз без турбийона). Напомним, что керамика — легкий материал, почти не  царапается и  гипоаллергенен. Керамические корпуса и браслеты сочетают также полированные и сатинированные поверхности, что придает им таинственный и очень благородный вид. Более того, комбинация поверхностей заставляет задуматься: это в самом деле керамика или сочетание керамики и металла?

Полностью скелетонированный автоматический калибр GP01800–0006 настолько же воздушен, насколько прочен и надежен. Его ротор автоподзавода выточен из куска 18-каратного розового золота и тоже тщательно скелетонирован. Эта деталь, обычно перекрывающая вид на платину и мосты, подобно витражу позволяет свету проникать внутрь корпуса, создавая эффект свечения.

Изгибы деталей скелетонированного механизма оформлены скошенными вручную фасками и отполированы мастерами Girard-Perregaux. Оставшиеся поверхности механизма покрыты черным PVD-напылением в тон корпусу и браслету. Таким образом достигается игра контрастов, оживляющая образ Laureato Skeleton Ceramic. Идеальную керамическую белизну моделей Laureato 38 mm White Ceramic подчеркивает инкрустированный бриллиантами безель. Камни причудливо преломляют падающие на них лучи света.

Во имя легенды

Ну и венчают новую коллекцию лимитированные серии кварцевых дамских часов Girard-Perregaux Laureato 34 mm Royalty. Корпус указанного в названии диаметра может быть выполнен из розового золота или из стали, но безели обеих моделей обрамлены 56 алмазами огранки бриллиант (вес 0,86 карата). Эти часы, кстати, больше всего похожи на оригинал 1975 года, поэтому и назвали их Royalty, что в данном контексте можно перевести не столько как «царственность» или «величие», сколько как «дань королю». Ради них современный дом даже специально создал высокочастотный кварцевый калибр GP013100–0004 — прямой потомок механизма, который был разработан мануфактурой в начале 1970-х и служил отраслевым стандартом при уста - новлении частоты колебаний для кварцевого осциллятора.

Laureato Chronograph в розово-золотом корпусе диаметром 38 мм вполне может стать бестселлером
 

Это, безусловно, дамская модель. Чтобы подчеркнуть ее особенность, выпустили лимитированную серию из 200 экземпляров из стали и 100 часов в корпусе из розового золота. 

Похожие статьи