MOTORBOAT

Сергей Ковалев — о перспективах развития яхтенной инфраструктуры Санкт-Петербурга

Сергей Ковалев —научный руководитель проекта «Концепция по созданию и развитию инфраструктуры яхтенного туризма в Санкт-­Петербурге»

Развитие яхтенной инфраструктуры в России в целом предопределяется решением этого вопроса как минимум в крупных городах, где имеется значительный прогулочный флот. Как обстоят дела с яхтенными гаванями в Санкт-Петербурге? Где владельцам яхт держать свои суда летом и зимой? Кто заинтересован в развитии яхтинга? Обо всем этом мы поговорили с Сергеем Николаевичем Ковалевым, научным руководителем разработки «Концепции по созданию и развитию инфраструктуры яхтенного туризма в Санкт-Петербурге».

Когда разрабатывалась «Концепция по созданию и развитию инфраструктуры яхтенного туризма», и кто принимал участие в работе? 

Работа выполнялась по заказу Комитета по развитию туризма Санкт-Петербурга; мы завершили ее в начале 2018 года. Там затронуты четыре направления: маркетинг, юридические, финансовые и пространственные аспекты; последнее относится к местам расположения яхтенных гаваней. Общий объем документа — около 1000 страниц. Среди организаций, приглашенных к работе над Концепцией, были Государственный университет морского и речного флота имени адмирала С. О. Макарова и компания Ernst & Young: она исследовала развитие яхтенного туризма в Европе, существующие финансовые потоки, взаимодействие между федеральными и муниципальными структурами в партнерстве с частным капиталом. Юри - дический раздел выполнила компания «ТИМ», проанализировав действующее законодательство и ограничения, которые мешают развитию яхтинга и яхтенного туризма.

Вы искали места для новых яхтенных гаваней вблизи города. Нашли? 

Да, помимо исследования действующих яхтенных стоянок, согласно техническому заданию на разработку темы, мы обязаны были исследовать необремененные участки, пригодные для создания там новых яхтенных гаваней. Таких участков оказалось немного: мы нашли только три. Из них наиболее подходящим, на мой взгляд, является «Янтарь» —намытая территория в Ломоносове, на берегу Финского залива, где возможна организация полноценной марины для парусных яхт с большой осадкой. Интересное место находится недалеко от Большого порта Санкт-Петербурга, рядом с фарватером: глубины там небольшие, и оно лучше подходит для моторных судов. Третья возможная марина — к юго-западу, рядом с действующим яхт клубом «Балтиец». Конечно, структуры, которые сегодня распоряжаются территориями, где планируются новые марины, могут не согласиться с нашей концепцией. К примеру, на территории «Янтаря» хороший пляж, и жители проголосовали за него. На мой взгляд, пляж и марина друг другу не противоречат: протяженность береговой линии там достаточно большая.

Предполагает ли создание новых яхтенных гаваней закрытие марин в черте города?

В наш адрес звучали упреки, что мы уделили большое внимание новым маринам и не занимались тем, что происходит в Петербурге сегодня. Имеется в виду сокращение числа марин за последние 10–12 лет, которое, с моей точки зрения, носит катастрофический характер. Недавнее событие связано с продажей зданий Речного яхт-клуба — старейшего и одного из самых крупных в городе и стране. Первая моя реакция —городу наконец удалось найти частного инвестора, который выкупит у профсоюзов здания яхт-клуба и будет действовать в русле развития яхтинга в городе. Яхтинга во всех смыслах: и как спорта, и как туризма. Потом появились сомнения. Сегодня яхт-клуб окружила жилая застройка, есть основания предполагать, что девелопмент победил разум, и возможны непоправимые шаги в отношении этой яхтенной гавани. В прямом смысле строительства жилья на этой территории случиться не может, так как по генплану эта зона —не для жилой застройки. Но происходят любопытные события… Недавно мне прислали «Концепцию развития яхтенного туризма в России». Там прямо указано, что основная тема —это развитие инфраструктуры при яхтенных гаванях, так называемые яхтенные деревни. Если это будет принято, то…

Это жилые комплексы? 

И жилые комплексы, и комплексы с апартаментами, развлекательными зонами и пр. Они, полагаю, тоже нужны, но в пределах 2–3% от всех марин. Основная масса яхтсменов ориентируется на недорогие марины, в том числе стоянки-убежища, которые располагают водой, электричеством, туалетами, зонами прачечных и приема отходов. Плюс безопасность — вот все, что нужно «среднестатистической» марине. Остальное может даже вредить так называемому народному яхтингу, который, собственно говоря, и есть основа всего яхтенного движения.

Мне представляется, что в таком крупном городе, как Петербург, количество лодок на воде даже в погожий летний день удручающе мало. В чем главная причина? 

Их несколько. Если говорить о гостевых яхтах, то, проводя опрос в странах Балтии, мы интересовались, что мешает людям посетить Санкт-Петербург. На первом месте был пункт пропуска, который сейчас находится в Кронштадте. Дальше — безопасность, личная и имущества. Яхтсменам интересно пройти по внутренним водным путям, но сегодня не каждый отважится на такое путешествие.

Что касается лодок россиян, то мы сильно потеряли в покупательной способности. Многим непросто в нынешних условиях, люди не в состоянии приобрести лодку, хотя это не такая уж дорогая покупка — на уровне приличного автомобиля. В Финляндии, к примеру, более 850 000 зарегистрированных лодок, а население страны такое же, как в Санкт-Петербурге. У нас, насколько помню данные ГИМС, зарегистрировано чуть менее 60 000 лодок; около 1000 лодок парусных, остальные моторные. В основном это небольшие суда длиной до 7–8 м, но есть и очень серьезные яхты. А вот середина «провалена»… В нашей Концепции мы сделали предложение: нужны меры поощрения — по аналогии с автокредитом, меры по снижению стоимости хранения лодок… В Финляндии, к примеру, держать лодку длиной 7 м раз в пять дешевле, чем у нас. Я уже не говорю про безопасность и экологию… Если комплексно решить проблему стимулирования спроса, то можно рассчитывать, что он подтолкнет и малое судостроение, которое у нас развито не так сильно, как в Европе.

В результате поиска мест, наиболее пригодных для создания новых яхтенных гаваней, было определено три участка

Допустим, ваша Концепция принята и начаты работы. Когда можно ожидать первый «урожай»?

Мы делали такие прогнозы. Если выполнить требования по изменению законодательства, открыть два пограничных пункта пропуска: в районе Выборга и на Южном берегу,— куда могут приходить лодки из стран Балтии, предпринять меры по стимулированию спроса, то в течение пяти лет мы получим от 4000 до 5000 гостевых судозаходов и увеличение существующего прогулочного флота примерно на треть.

Вы упомянули, что в Концепции рассматривали финансовый аспект яхтинга…

Мы исследовали, почему у наших соседей по Балтике при тех же климатических условиях по-другому развита эта сфера деятельности. Оказалось, у них — в Швеции, Дании, Финляндии — активно действуют механизмы государственно-частного партнерства. В инвестициях в создание инфраструктуры примерно 30% — доля федеральных или муниципальных образований. У нас, к сожалению, такого нет.

Приведу интересные цифры. Швартовка у городских причалов в течение 15 минут стоит 700 рублей. Кому по карману платить столько? Но вот позитивный момент: недавно принято решение об открытии марины на реке Ждановке. Нашелся частный инвестор, был проведен конкурс, в котором участвовала эта компания. Стоянка не для парусных лодок, а для небольших моторных— там ограничение по мостам 3,5 м. Но 600 м причальной стенки будут оборудованы для стоянки лодок.

Посмотрим в корень: финансовые потоки, которые связаны с маринами, — это всего 20% всех денег, которые оборачиваются в отрасли: судостроение, судоремонт, снабжение, бункеровка и пр. То есть если осмыслить эти цифры, дать бизнесу больше свободы, не пытаться заработать на каждом метре городских набережных, то отрасль в перспективе принесет бюджету гораздо больше денег. Это мы поняли во время исследования финансовых потоков в Европе и у нас.

А вы касались вопроса мест зимнего хранения лодок?

Да, и нам хочется, чтобы такое хранение было минимально обременительным для большинства владельцев. Такие возможности есть. Например, старая дорога в Кронштадте, с северного берега в город. Она в хорошем состоянии и сейчас никак не задействована; организовать там зимнее хранение лодок, в ангарах и открытое, было бы идеальным вариантом. Или район «Янтаря»—там между железной дорогой и берегом довольно большое пространство, 300–400 м, и место для хранения яхт зимой есть. Что будет дальше, не знаю: должна быть проявлена воля администрации. Кстати, при разработке Концепции мы выдвинули предложение, как мне кажется, разумное сегодня: построить за счет бюджета слипы, рядом с которыми дать возможность бизнесу организовать охраняемые стоянки лодок на трейлерах. Такая стоянка — это коммерческая услуга, а слип бесплатный. В этом случае стоянкой у воды можно обеспечить 70% флота.

Кроме Концепции, у вас есть и другие морские проекты…

Полтора года назад мы начали проект «30 миль РусФин», ориентированный на развитие яхтинга. Его завершение планируется в сентябре 2022 года, и он призван способствовать развитию трансграничного яхтинга, яхтенного туризма в восточной части Финского залива, его инфраструктуры и маркетинговых программ, а также обеспечению условий для развития сопутствующего бизнеса, трансграничных маршрутов и кластеров и создания благоприятной атмосферы в приграничной зоне. Сейчас, когда у нас сложности с выездом на отдых, но хочется адреналина, — вот, пожалуйста: на Балтике он тоже есть.

В рамках проекта этим летом прошла регата «Балтийский ветер». Она была задумана как трансграничная, но, увы, вирус не позволил в этом году участвовать финским и эстонским яхтсменам, а флоту дойти до Котки. И тем не менее получилось здорово: регата сразу стала одной из самых заметных. В следующем году, надеюсь, Котка нас примет. Подготовку уже начали.

Еще хочу сказать, что скоро выйдет из печати, а потом появится в электронном виде «Атлас водных путей для путешествий и туризма»—разработка компании «Морис». Он содержит навигационные карты Финского залива от границы Российской Федерации, ряда рек Северо-Запада, водных путей Карелии, Ленинградской, Новгородской, Вологодской областей, Валаамского архипелага и др. В «Атласе» приведены описания мест швартовки, условия подходов, информация о правилах плавания по ВВП, гостиницах, заправочных станциях, больницах, магазинах, каналах связи, телефоны служб безопасности и пр.

Похожие статьи