MOTORBOAT
Круиз по «Большой петле». Часть вторая - фото Круиз по «Большой петле». Часть вторая - фото

Круиз по «Большой петле». Часть вторая

# Путешествия

Новый этап путешествия по «Большой петле» на яхте Princess V48 подарил ее владельцу Эллиоту Морису и его команде встречи с рифами, опасными рептилиями и кораблями американских ВМС на пути к гаваням восточного побережья США, Нью-Йорку и Великим озерам.

Круиз по «Большой петле». Часть вторая - фото 1

Основанный в 1670-х годах Чарльстон имеет богатую историю: некогда он служил британскому флоту воротами в Карибское море и, к сожалению, был центром работорговли. Но в наши дни это один из самых красивых и культурных городов США, а также место базирования легендарных военных кораблей. Марина Patriot’s Point, где мы забронировали стоянку, — идеальна для трехдневной остановки. Там, в Чарльстоне, нас ожидают сантехник, механик и специалист по электронике, поскольку на первом 115-мильном этапе у нас возникли технические проблемы. Не самое удачное начало путешествия протяженностью 2500 миль, особенно если частично оно проходит по океану.

Маршрут из Саванны, штат Джорджия, вдоль побережья Южной Каролины включает в себя короткий участок от бухты Оссобо, а за ним — 100 миль открытой воды без опасных отмелей, рифов или приливов-отливов; заканчивается он в широкой и безопасной гавани Чарльстона. Рассчитывая именно на это, мы выходим рано, не забыв про подробный инструктаж о важности контроля температуры и давления масла в двигателе. На предыдущем этапе мы провели временный ремонт «дыры» в выхлопной трубе правого двигателя: из-за нее мой чистенький моторный отсек успел покрыться сажей! Кроме того, риск дальнейшего перегрева означал, что в пятичасовом переходе нам придется ограничить скорость до 22 узлов. Впрочем, океан с попутной волной 2–3 фута пока выглядел вполне мирно.

Милая Каролина

Отправившись в путь около 07:30, миль шесть мы наслаждались приятным круизом по океану, затем повернули на север в сторону мыса Гаттерас и вдоль побережья Южной Каролины. Первые три часа все шло по плану, но вдруг раздался предупредительный сигнал: низкое давление топлива в левом двигателе. Я тут же заглушил его и полез в моторный отсек. Имея большой опыт по части грязного топлива на Багамах, я догадывался, что это может быть, но сначала следовало исключить более опасную вероятность протечки топливного насоса или шланга подачи топлива.

Круиз по «Большой петле». Часть вторая - фото 1
На вахте — отец и сын, Ник и Джеймс - фото
На вахте — отец и сын, Ник и Джеймс
На полном ходу на реке Пунго - фото
На полном ходу на реке Пунго

Большие турбодизели выделяют много тепла, поэтому не могу назвать моторный отсек моим любимым местом, особенно в жаркий день и в открытом море. Обернув руки полотенцами, чтобы не обжечься, я распластался на горячем двигателе, чтобы добраться до топливного насоса нашего Volvo Penta D9. Однако все выглядело нормально: фильтры чистые, никаких признаков протечки или дефектов соединения. Напрашивался вывод: наиболее вероятная причина — неисправность топливного датчика. В марине его замена займет минут пять: запасной у меня есть, но пытаться проделать это здесь неразумно. Мы продолжили идти медленно, со скоростью 12,5 узла. Поскольку впереди было еще 40 миль, время в пути серьезно увеличивалось, особенно с учетом того, что двигались мы против течения.

В течение следующих пяти часов ветер неуклонно усиливался почти до 30 узлов, раздув 4-футовую зыбь, которая подкидывала нас, как пробку. Авторулевой тоже не работал, и мы менялись за штурвалом каждый час. Спустя некоторое время наконец свернули на запад, ко входу в гавань Чарльстона, и поковыляли по трехмильному каналу в порт.

Вызвав по рации Charleston Harbour Resort & Marina, мы обеспечили себе отличное местечко у наружного причала с потрясающими видами на Patriot’s Point, авианосец Yorktown и дальше, через реку, — на старый Чарльстон. Но чтобы встать там, пришлось побороться с 30-узловым ветром, который сдувал нас к понтону аккурат возле 60-футовой флайбриджной яхты с неудобно торчащим форштевнем. В этих условиях наш захворавший двигатель выглядел не лучшим помощником. Оставался единственный вариант — заходить кормой против ветра на предельной мощности. К счастью, четыре опытных члена экипажа на борту позволили завершить маневр без потерь и с достоинством. Оказавшись в безопасности, мы наблюдали один из самых потрясающих закатов в моей жизни: солнце медленно тонуло за превращенным в музей огромным авианосцем Yorktown.

Гастрономические восторги

Чарльстон — поистине замечательный город с ухоженными зданиями и атмосферой, соответствующей историческому наследию. Кроме того, здесь полно лучших ресторанов восточного побережья США. А поутру, как и было обещано, пришли сразу три инженера, чтобы разобраться с нашими проблемами.

Поведение туалета в гостевой каюте, который последние два дня отказывался набирать воду, объяснилось тем, что один из членов экипажа по ошибке закрыл забортный клапан во время осмотра трюма. Наш «заблудившийся» авторулевой оставался загадкой для специалиста по электронике (ну да ладно, с этим можно жить), а вот двигатели требовали особого внимания.

Коктейль на закате в кокпите Princess V48 - фото
Коктейль на закате в кокпите Princess V48
Макена — один из членов — на фоне Privilege в яхт-клубе Carolina Beach - фото
Макена — один из членов — на фоне Privilege в яхт-клубе Carolina Beach
Дома с собственными причалами для лодок в Саванне, Джорджия - фото
Дома с собственными причалами для лодок в Саванне, Джорджия

Низкое давление топлива было вызвано закупоркой топливопровода между первичным и вторичным фильтрами. Его пришлось заменить, как и оба фильтра. Воздушные фильтры также нуждались в замене (старые забились сажей). Потребовался и Т-образный фиксатор труб; разыскать его было непросто, но он нашелся в Аннаполисе. К середине дня мы с командой наконец смогли расслабиться в бассейне местного курорта, а оставшиеся два дня посвятили увлекательной экскурсии по Yorktown и прогулкам по красивому старому городу, где часто встречались грустные напоминания о проблемах Америки в XIX веке. Однозначно советую выкурить кубинскую сигару в трейлере Airstream, превращенном в сигарный лаунж; попробовать фантастическое блюдо кобе (говяжий филей) с трюфельным пюре и лучший в мире коктейль Manhattan.

Кладбище Атлантики

Но у нас все-таки морской поход, а не творческий отпуск, да и в Норфолке к нам должен был присоединиться еще один член экипажа. Так что мы вышли в следующий трехдневный переход мимо мыса Страха, по внутренней части акватории у мыса Гаттерас в Норфолк, штат Вирджиния. Это самый опасный участок нашего путешествия, так как у Гаттераса встречаются Гольфстрим и Лабрадорское течение, формирующие сложные и непредсказуемые погодные условия.

Репутация этого места как «кладбища Атлантики» вполне заслуженна. За последние 400 лет здесь погибло более 600 судов, а местные спасатели и береговая охрана — в числе самых загруженных работой в США. Тут важно внимательно следить за погодой и регулярно инструктировать экипаж. Учитывая, что нам предстояло пройти 400 миль, а погодное «окно» составляло всего три дня (потом все плохо), пришлось пошевеливаться.

Лодка для ловли креветок, выброшенная штормом на побережье мыса Страха - фото
Лодка для ловли креветок, выброшенная штормом на побережье мыса Страха

Из Чарльстона отправились спозаранку — в 06:30. Первоначально мы построили маршрут по прямой через океан к мысу Страха. Однако по пути решили нырнуть в залив Винья Бэй, чтобы пройти более безопасным прибрежным каналом, сократив переход со 140 миль примерно до пятидесяти. С учетом дневного прогноза по ветру и состоянию моря, а также вероятности дальнейших проблем с двигателем это был разумный выбор. Единственное рискованное место — печально известный риф в пяти милях к ESE от мыса Ромейн, где нас могло разорвать на части.

Большинство яхтсменов ходят по «Большой петле» на серьезных траулерных яхтах, по возможности выбирая прибрежный маршрут. На преодоление таких расстояний в водоизмещающем режиме уходят не недели, а месяцы. Перед нами стояла цель пройти эту дистанцию гораздо быстрее, используя скорость Princess V48. К счастью, мы миновали отмель мыса Ромейн во время отлива, и его смертоносные для судов скалы виднелись сквозь разбивающийся прибой, словно острые зубы. Сложно представить, как 300 лет назад громоздкие парусники, используя навигационные приборы того времени, могли уверенно ходить этим маршрутом. Даже наше современное маневренное судно трудно было удерживать на курсе: нас то тянуло, то толкало в разные стороны. В тот момент мы приписали это влиянию Гольфстрима, но спустя сутки выяснилась настоящая причина.

Несмотря на трудности, мы успешно дошли в Саутпорт, где пообедали свежевыловленными крабами и рыбой, прежде чем продолжить путь мимо белых пляжей Северной Каролины и сказочных домиков у воды. Благополучно прибыв в марину Moorhead City Yacht Basin, я разговорился с владельцем Princess S62, который выбрал более прямой маршрут через океан; он подтвердил, что на финале у них вода перехлестывала через флайбридж.

Маршрут следующего дня предполагал 70-мильный переход через Пимлико Саунд — лагуну, которая тянется от Морхэда до залива Орегон. Получив рано утром погодное предупреждение, я не рискнул следовать близко к опасным внешним банкам, поэтому мы направились по реке Пунго и рукотворному каналу в реку Аллигатор и, минуя Китти-Хок по каналу Коинджок — в Норфолк, штат Вирджиния.

Так более безопасно, хоть и без сотовой связи и — в случае чего — без буксировки. Заправившись под завязку топливом, мы двинулись в путь по новому, длинному, маршруту протяженностью 203 мили. Спустя примерно час я услышал вопль Джеймса: «Управления нет, штурвал не реагирует!». «Останови лодку», — прокричал в ответ. Вода была спокойная, как в пруду, но нужно было найти какое-то решение. Резкая перекладка штурвала с борта на борт подтвердила: он «умер». Следовало идти в ближайшую марину, чтобы разобраться с проблемой. К счастью, всего в паре миль находился яхт-клуб Carolina Beach.

Нужно четко следовать руководству пользователя, где прописаны все регламенты технического обслуживания, хотя на практике многие об этом забывают. К примеру, можно избежать проблем с рулевой колонкой, как у героев этой статьи, необходимо раз в месяц проверять и подтягивать гидравличесеские соединения, ведь как бы прочно все не было сделано, на яхте всегда есть вибрация, и со временем соединения ослабевают. Говорю по опыту: в России ходит много яхт Princess возрастом 15-20 лет — они в отличном состоянии, если за ними следят.
Денис Новиков, директор по продажам компании Nordmarine, официального представителя Princess в России

Несмотря на поднимающийся ветер, нам удалось, маневрируя двигателями, подогнать нашу Privilege к незащищенному, но хотя бы доступному заправочному понтону. Было воскресенье, но короткий звонок в дилерский центр Princess в Великобритании, который продал мне лодку четыре года назад, дал возможность поговорить с одним из сервисных менеджеров. После нескольких вопросов он диагностировал низкий уровень рабочей жидкости в системе рулевого управления. Требовалось просто долить жидкость и выгнать воздух из системы. Он также посоветовал повторить калибровку рукояток управления Volvo Penta EDC, чтобы решить проблему с подачей топлива, с которой мы столкнулись. Служба поддержки клиентов у Princess действительно замечательная.

В здешнем яхтенном магазине нашлось масло для рулевой системы, и после быстрой, хотя и небрежной заправки через рулевую колонку наша гидравлика мгновенно ожила. Это также объясняет проблему с авторулевым. «Изворотливое» устройство на протяжении предыдущих 500 миль отчаянно пыталось бороться с плохой устойчивостью яхты на курсе, и, должно быть, сгорел насос.

Кажется, эти узкие участки ВВП вдоль побережья — просто магнит для различных лодочных проблем. Во время нашей вынужденной двухчасовой остановки мы наблюдали, как большая яхта Hatteras села на мель и снялась с нее, а также едва не стали жертвой вынужденного серфинга на волнах, поднятых проходящими слишком быстро и близко лодками. Вдобавок ко всему, несмотря на 30-узловой ветер, пригвоздивший нас к причалу заправки, за нами ошвартовалась Azimut 84. Мои слова, что мы уйдем максимум через 10 минут, были проигнорированы, и Azimut нетерпеливо вытолкнула своей подрулькой нос, чтобы протиснуться мимо нас в канал. Дальше, словно в замедленной съемке, я наблюдал, как лодку наваливает на наш правый борт. Она продолжила двигаться, и нам пришлось задействовать все кранцы, чтобы не ободрать краску с бортов.

Пройдя четыре мили, мы наблюдали этот Azimut, уже сидящий на мели в ожидании буксировки. Отличная демонстрация непредсказуемого характера движущихся песчаных отмелей прямо в обозначенных на карте каналах. Я переключил все свое внимание на навигацию по этому непростому участку.

Морской парад

По мере того как мы заходили все дальше вглубь побережья, пейзаж менялся. Мы шли вдоль обсаженного деревьями канала, метко названного Аллигаторовым, и вскоре заметили нескольких крупных рептилий, прячущихся в мангровых зарослях. Еще 12 миль — и мы вышли из канала на простор озера. Буквально за несколько минут ветер сменил направление, и накатились большие грозовые тучи, неся с собой ветер и дождь.

Когда скорость ветра на порывах уже превышала 25 узлов, в небе громыхало, а над головой сверкали молнии, я заметил 40-футовый парусный катамаран, который пытался идти под мотором. Спросив по радио, нужна ли ему помощь, получили ответ, что он «изо всех сил» старается повернуть против ветра, чтобы отдать якорь, но все в порядке. Мы наблюдали за ним до тех пор, пока он не встал на якорь на заболоченном мелководье. За штормом пришла зона низкого давления, и за считаные минуты температура упала с +31 °C до +15 °C. Но по крайней мере стихли и ветер, и четырехфутовая волна.

Миля за милей тянется военное
Миля за милей тянется военное "хозяйство" США. Столько боевых кораблей в одном месте!
На верфи ВМС США в Норфолке, штат Вирджиния - фото
На верфи ВМС США в Норфолке, штат Вирджиния
Princess V48 кажется крошечной среди огромных боевых кораблей - фото
Princess V48 кажется крошечной среди огромных боевых кораблей

Впереди нас ждали шлюз и разводной мост через реку Нансмонд перед заходом в Норфолк. Незадолго до заката мы оказались на «задворках» знаменитой верфи ВМС США Norfolk Navy Yards и пока шли миля за милей по реке со скоростью 22 узла, нам встречались американские боевые корабли. В жизни не видел их столько, тем более почти рядом — на расстоянии около 5 миль! Мы уже ощущали на себе гнев военных, когда попытались взглянуть на подводную лодку Trident в Джорджии, так что я предусмотрительно решил не замедлять ход. Поэтому, честно говоря, я удивился, когда, проходя мимо одной из этих громадин, увидел моряков, высыпавшихся на понтон и машущих нам руками. Опасаясь худшего, я огляделся и увидел Макену, единственную в нашем экипаже женщину, которая сидела на лежаке для загорания, махала им в ответ, а за ней развевался звездно-полосатый флаг. Возможно, если бы она была с нами на борту в Джорджии, мы смогли бы подойти к той подводной лодке ближе!

С последними лучами солнца мы зашли в Tidewater Marina и встали напротив авианосца и зловещего корабля-невидимки. На другой стороне реки был виден линкор Wisconsin времен Второй мировой войны, ярко освещенный на фоне ночного неба. Глядя на его 900-футовый корпус, ощетинившийся тяжелыми орудиями, могу себе представить, какой эффект он должен был произвести, войдя 2 сентября 1945 года в гавань Токио, чтобы принять капитуляцию Японии. Теперь это музей и национальный памятник.

Это были замечательные дни: мы благополучно добрались до места встречи с еще одним другом и членом экипажа, чтобы начать следующую главу нашего приключения — уже во внутренних водах, на могучей реке Потомак, затем в Аннаполис и снова в океан, к Нью-Йорку и Статуе Свободы.

Тем самым, мы завершили второй этап ознакомления с "Большой петлей". Но это ещё не конец. Для получения полной картины и более ярких впечатлений мы рекомендуем вам ознакомиться с первой частью путешествия по Восточному побережью США. А также дождаться финала трилогии. Ведь всё самое интересное ещё впереди...

Похожие статьи