MOTORBOAT
Дорога и есть счастье - фото Дорога и есть счастье - фото

Дорога и есть счастье

# Путешествия # Движение

Наверное, мало кто из мотоциклистов не мечтал проехать нашу огромную страну из края в край, но часто мечты так и остаются мечтами. Валерий Минков, член псковского мотоклуба «Позитивная механика», считает, что такие путешествия под силу каждому, и делится своим опытом.

Как родилась идея экспедиции в Среднюю Азию и на Кавказ?

В 2011 году мы с друзьями поставили перед собой цель посетить как можно больше бывших советских республик: проехать через всю Среднюю Азию, а на обратном пути, обогнув Каспий, посмотреть Кавказ. Нам хотелось узнать, как живут люди, как и мы, «рожденные в СССР». Это был наш первый столь протяженный маршрут: до этого мы ездили в Мурманск, Архангельск, Тюмень и Екатеринбург. В итоге мы не попали лишь в Таджикистан, где тогда было неспокойно, и Туркменистан с его сложной процедурой оформления виз. Осталась «за бортом» и Армения, но уже сугубо из-за нехватки времени и средств. С Кавказа на пароме мы отправились в Крым, а последним пунктом в нашем плане значилась Одесса, где мы собирались участвовать в фестивале «Гоблин-шоу».

Как готовились к поездке?

Идея путешествия совпала с продажей «асфальтного» мотоцикла и желанием приобрести ­что-нибудь для езды по плохим дорогам. У нас были довольно свежие туристические эндуро и «спорттуристы»: Honda Varadero, Honda Transalp и Honda Africa Twin. Взяли с собой запасную резину, цепи, звездочки, моторное масло, инструменты, мотоаптечки для колес. Газовый баллон, горелка, провизия, спальники и палатки обеспечили нам полную автономность: если мы ­куда-то не успевали, то могли просто развернуть палатки, разжечь костер и приготовить себе ужин — пару дней можно продержаться вообще без магазинов.

Из экипировки брали дождевые комбинезоны — «запаса» качественного изделия хватает примерно на 600 км. Правда, когда тепло, в комбинезоне, который надевается поверх одежды (плюс рукавицы и бахилы), довольно сильно преешь.

Перед поездкой мы пытались составить подробный маршрут и график передвижения, но со второго или третьего дня пути поняли, что не укладываемся в этот график. Сейчас я считаю, что лучше ничего не планировать, потому что весь кайф — в ощущении свободы.

Ваше самое яркое приключение в Средней Азии?

Знакомые из Казахстана, когда мы сообщили им о предстоящей поездке, предложили приехать к ним в Костанай и присоединиться к их экспедиции «Найти упавшую звезду». Они наладили взаимодействие с поисковой группой Роскосмоса и выезжают на все приземления космонавтов в Казахстане. Поэтому дату нашего выезда (15 мая) мы подбирали с таким расчетом, чтобы приехать к приземлению капсулы с космонавтами в районе Жезказгана, и прибыли за день до начала экспедиции. Ребята выдвинулись на джипах, а мы на мотоциклах. Предстояло преодолеть около тысячи километров, 250 из них — по бездорожью. Знакомые поражались: как на в ­общем-то шоссейных мотоциклах можно передвигаться по этой степной глине!

Два дня прожили под открытым небом, палатки раскладывать не хотелось — так ласково приняла нас казахская степь. По дороге к месту приземления капсулы мы немного заплутали, так что сам момент приземления увидеть не удалось: космонавтов уже увозили на вертолете. Но потрогать еще теплую закопченную капсулу смогли.

Узбекистан. Начинается пустыня Кызыл-Кум - фото
Узбекистан. Начинается пустыня Кызыл-Кум
В Ташкенте.
До дома по кратчайшему
пути — 4000 км - фото
В Ташкенте. До дома по кратчайшему пути — 4000 км
Мусульманское кладбище под Кунградом
(Узбекистан) - фото
Мусульманское кладбище под Кунградом (Узбекистан)
Ремонт
мотоцикла
в Баку - фото
Ремонт мотоцикла в Баку
На месте
приземления
космонавтов - фото
На месте приземления космонавтов
Боомское
ущелье
(Киргизия) - фото
Боомское ущелье (Киргизия)

Ну а потом в Караганде мы отмывались, пытаясь избавиться от дисперсной пыли в волосах и одежде. Стиральная машина сутки работала без передышки, а чтобы просто расчесать мои длинные волосы, потребовалось минут сорок.

Сегодня экспедиция «Найти упавшую звезду» стала более комфортной для туристов, число которых растет. К месту приземления выдвигается целый караван из «заряженных» джипов, позволяющих передвигаться по степи на скорости 100 км/ч.

Как вас встречали местные жители?

Где бы мы ни оказывались, везде ощущали поддержку, помощь и радушный прием простых людей. Такова традиция Востока: люди стремятся помочь путникам, как это, наверное, было всегда, и неважно, на чем те путешествуют — на мотоциклах, автомобилях или, как раньше, на верблюдах и лошадях.

В Бухаре возникли проблемы с аккумулятором, собрались его менять. Спросили у водителя междугороднего «Икаруса» ключ на десять (свой был глубоко упакован), так он отвез нас на такси на рынок, нашел там лавку с аккумуляторами, угостил в кафе, привез обратно и от денег отказался. После таких встреч в голове ­что-то меняется, приходит осознание ­каких-то истин, и ты сам становишься лучше.

Или вот случай в Азербайджане: подъехали к посту ДПС узнать про ближайший мотель (на Кавказе и в Средней Азии с ними проблема). А там: «Давайте за нами!» Завели свой BMW, включили мигалку, перекрыли встречную полосу автобана и провели нас до мотеля.

В Баку один из мотоциклов забарахлил, подъехали к автосервису. Нам говорят: «Загоняйте, вот чай, конфеты, садитесь, угощайтесь!» Нашли причину, починили мотоцикл и интересуются, куда едем. Говорим, что хотели в Каспии искупаться. Дверь в сервис тут же закрывают на лопату и ведут нас на пляж. Пока купались, наш спутник заказал в прибрежном кафе жареную свежепойманную рыбу, а когда узнал, что мы направляемся в Грузию, показал дорогу «покрасивее», снабдив сигаретами и водой, обняв и расцеловав на прощание.

На этом ваши экспедиции не закончились?

Следуя все тому же зову, на 2013 год запланировали Владивосток — пришло понимание, что если откладывать, потом собраться будет гораздо сложнее. И жизнь это подтвердила. Поехали почти в том же составе. Путешествие длиной 26 тысяч километров заняло у нас почти два месяца. К датам не привязывались, только назначили старт на 15 июня.

В былые времена тем, кто отваживался отправиться во Владивосток, предстояло совершить настоящий подвиг: их ждали две тысячи километров бездорожья, в том числе россыпи скальника, который резал резину. Мы этого уже не застали: в одну сторону плохих дорог было в общей сложности километров двести. Конечно, этот путь можно пройти и на «Харлее», и на «Голдвинге», но зачем технику насиловать? Поэтому подбирали мотоциклы с пониманием того, что нас ждет.

Вот она —
настоящая
свобода! - фото
Вот она — настоящая свобода!
Дорога и есть счастье - фото 2
Иволгинский дацан в Бурятии — центр буддизма в России - фото
Иволгинский дацан в Бурятии — центр буддизма в России
Алтайский «экоотель» - фото
Алтайский «экоотель»
Монумент Чингисхану в Цонжин-Болдоге — крупнейшая конная статуя в мире - фото
Монумент Чингисхану в Цонжин-Болдоге — крупнейшая конная статуя в мире

Везде по маршруту нас встречали друзья-­мотоциклисты, предоставляли кров, помогали обслужить технику и давали советы, что посмотреть. Бюджет нашей экспедиции составил около 150 тысяч руб­лей; сейчас, думаю, этой суммы хватит в лучшем случае на половину маршрута. В палатках провели лишь пару ночей, несколько раз останавливались в отелях или домиках, а в остальных случаях жили у людей, что дало существенную экономию средств и море позитивного общения. Спасибо всем ребятам!

Значит, мотоциклетное братство существует?

Мы колесим по России не первый год, так что знакомых много. Но вообще, в мотокругах бытует такая поговорка: «Чтобы путешествовать по России, нужно знать двух людей. До Урала это Саша Варданянц (Вард) во Владимире, а за Уралом — Игорь Шемчук (Шем) в Кемерове». Просто звонишь: «Игорь, мне в Новосибирске нужен ночлег». — «Какой ночлег? Просто переночевать или помыться-­постираться? Хорошо, вот телефоны людей, я их предупредил». Мы на своем опыте узнали, что значит ехать по рекомендациям уважаемых людей. Все здорово!

Что запомнилось больше всего?

Больше всего эмоций вызвал Алтай — настоящая жемчужина России! Пару дней провели на Телецком озере, или, по-местному, Алтын-­Коль (Золотое озеро). Потрясающее место! Потом отправились по Чуйскому тракту в сторону Монголии, до Акташа. Ехать по этой дороге настолько приятно, что не хочется гнать: идешь со скоростью 80–90 км/ч и любуешься пейзажами, стремясь «глазами наесться» — запечатлеть всю эту красоту… Переночевали в «экоотеле» — юрте: чистейший воздух, а ­где-то рядом в темноте бегают суслики, журчит горная речка. Далеко не все на Алтае удалось посмотреть, так как техника у нас была не такая, чтобы лезть в самую глушь.

И, конечно, Байкал: каждый знает про него, но не все там бывали. Волнительно осознавать, что созерцаешь нашу географическую легенду. По моим ощущениям, Байкал действительно несет особую энергетику, ­какую-то жизненную силу: заходишь в воду (а она холодная, +15...16 ºС) по грудь и полностью сливаешься с природой, как будто заряжаешься космической энергией, и выходить не хочется!

Из Улан-­Удэ, где нас прекрасно встретил президент мотоклуба «Оппозит» Женя (Чемпион), мы съездили в Монголию, пробыв три дня в Улан-­Баторе. Это интереснейший регион, страна контрастов, где во дворах многоэтажек можно обнаружить юрты; часть населения говорит по-русски, машины праворульные, все ездят с дальним светом и постоянно сигналят. Цены низкие, а в ресторанах и кафе еда наисвежайшая, даже в придорожных юртах ни разу не отравились. Друзья нас предупредили, чтобы следили за карманами — народ, мол, хороший, но вороватый. Обошлось, мы видели только радушие и доброжелательность, так что воспоминания о Монголии остались самые приятные.

Перед отъездом мы отправились к памятнику Чингисхану в степи. Я бы назвал его одним из чудес света: огромная 250‑тонная конная статуя высотой с 18‑этажный дом полностью покрыта листовой нержавеющей сталью, а на голове лошади устроена смотровая площадка. Мы приехали туда ­где-то в шесть утра, видим, из-за кургана ­что-то блещет ярким огненным светом. Это восход солнца отражался в памятнике, который горел, как меч самурая! Пускать нас в столь ранний час не хотели, но когда узнали, что мы из России, — тут же ворота нараспашку…

Обратный путь всегда короче?

Когда поворачиваешь обратно, волей или неволей стремишься поскорее добраться до дома, так что уходов с трассы было меньше. Хотя гонок мы не устраивали и ехали в щадящем режиме, на федеральной трассе после Хабаровска, идущей почти без поселков и постов ДПС, мы решили выполнить один из мотоциклетных нормативов по версии американской ассоциации Iron Butt («Железный зад»). Выбрали вариант «полторы тысячи миль за сутки» (примерно 2430 км), или «Печеные булки». С задачей справились, но устали сильно. С той поры я дал себе слово никогда нормативы не выполнять. Ты про­ехал тысячу километров и уже изрядно вымотан, но понимаешь, что тебе надо еще полторы тысячи километров ехать. В конце пути под Читой мы уже грызли лимоны, как яблоки, чтобы только не заснуть, а потом в Улан-­Удэ два-три дня приходили в себя.

Когда ты два месяца в пути, то привыкаешь к этому образу жизни. Приехав домой, задаешься вопросом: как жить дальше? Понятно, что есть работа, дела, но такие поездки как наркотик: тебе надо больше и больше. Хотя ты понимаешь, что другие и в кругосветки ходят, и по Африке или Австралии катаются, но для тебя поездка — большое достижение.

Опасны ли подобные путешествия?

Нас предупреждали, что население ряда мест в Сибири «живет в 90‑х». Накладывает свой отпечаток и обилие в тех краях исправительных учреждений. Так что визит в ваш лагерь агрессивно настроенных «местных» ­где-то возле поселков или городов — допустимый сценарий. Однако мы в таких местах на ночевку не вставали. В глухом лесу останавливаться тоже страшно — могут явиться медведи; даже когда встаешь всего на пару минут, мотоцикл не глушишь — можно ведь не успеть его завести…

Бывали в этих местах и трагические случаи, когда нападали на одиночных мотопутешественников. Конечно, ты едешь на свой страх и риск — в газетах про тебя не пишут и из космоса не отслеживают, по­­этому я бы рекомендовал ехать группой, но чем больше людей, тем сложнее. Даже четыре человека — это ­все-таки многовато, оптимально — вдвоем. Но бояться не надо: я знаю даже девчонок, которые в одиночку ездили во Владивосток.

Памятник
«Покорителям Енисея»
на Саяно-Шушенской ГЭС - фото
Памятник «Покорителям Енисея» на Саяно-Шушенской ГЭС
Чуйский тракт - фото
Чуйский тракт
Такие поездки как
наркотик: тебе надо
больше и больше - фото
Такие поездки как наркотик: тебе надо больше и больше

Что бы вы еще посоветовали тем, кто хочет отправиться в такое путешествие?

Сейчас дороги в Сибири и Забайкалье стали лучше, развивается инфраструктура, но в Забайкальском округе по-прежнему есть места, где на 500 километров ни одной заправки. Поэтому хорошее правило: в незнакомых местах заправляйся при любом удобном случае, даже если бак почти полон. Кроме того, у нас с собой были 10‑литровые канистры. На случай поломки нужно составить «хелплист» с полезными контактами.

Считаю, что в пути не стоит спешить. При том, что наша поездка продлилась два месяца, отчасти она все же прошла «галопом по европам». Возможно, имеет смысл запланировать маршрут покороче, но более качественный и без длинных прогонов. Проехать тысячу километров в день для опытных мотоциклистов не проблема, но ты приезжаешь усталый и успеваешь только поужинать, отдохнуть и помыться. Идеальный режим — 500–600 км в день и ­какая-­нибудь экскурсия по городу вечером или посиделки с встречающими друзьями.

Главное — не бойтесь! Надо просто решиться сделать этот шаг, сесть на мотоцикл. Даже если финансы не позволяют вам купить дорогую технику, а ехать хочется, подготовьте и езжайте на том, что есть, разработав подходящий под ваш мотоцикл и бюджет маршрут. Как говорится, нет дорог к счастью — дорога и есть счастье.

А еще — больше экспромта, импровизации, когда ты не знаешь, где сегодня остановишься и кого повстречаешь. Лучше самому прочувствовать эту подлинную свободу, чем пытаться представить ее, слушая «Арию» в гараже!

Похожие статьи