MOTORBOAT

Алексей Михайлов — о яхтах Bering и специфических предпочтениях заказчиков

Алексей Михайлов — совладелец и президент компании Bering Yachts

Алексей Михайлов, совладелец и президент компании Bering Yachts: Сменяется поколение судовладельцев, людям приходит новое понимание, как лучше ходить по морю, на чем и с какой экономичностью.

Какое у вас базовое образование? Как и когда вы начинали бизнес?

В 1985 году я закончил Ленинградский гидрометеорологический институт по специальности «инженер-гидролог» и несколько лет работал по специальности. Потом основал свой бизнес в области экологии и природоохраны. Дела шли неплохо, и мы купили почти «убитый» кораблик длиной 42 м, восстановили и с удовольствием отдыхали на его борту, временами используя в коммерческих целях. После этого я, что называется, заболел темой.

Как вы пришли к строительству яхт?

В 1993 году судьба забросила меня в США; там я купил лодку длиной 23 фута, на которой ловил рыбу в свое удовольствие, но при этом мечтал о дальних путешествиях. Наиболее подходящими для них мне показались траулерные яхты. Очень нравились Nord Haven и другие «взрослые» яхты, но сталь я считал наиболее подходящим материалом. Особенно после того, как сгорела моя лодка из стеклопластика,— меня это напугало на всю жизнь. Потом я оказался в Китае и там понял, что можно относительно бюджетно строить стальные траулеры. Пришлось учиться всему, что связано с судостроением. Первым был 55-футовый корпус; мы продали эту яхту, затем появился клиент на следующую… В Китае я построил шесть лодок.

Но в итоге для строительства своих яхт вы выбрали Турцию…

В этой стране давняя культура судостроения, и по объемам производства яхт она входит в число мировых лидеров. Здесь есть необходимый уровень развития индустрии, представители главных брендов по оборудованию, квалифицированные специалисты во всех областях, включая изготовление интерьеров. Законодательство более гуманное (не сравнить с Китаем и многими другими странами), позволяющее иностранцам владеть компаниями и оперировать на территории страны.

Мы работаем в Анталье, в свободной экономической зоне, где большая часть индустрии—судостроение: здесь около 20 верфей, в том числе принадлежащих Damen Group. Своего рода бизнес-парк, позволяющий эффективно работать.

Кто занимается проектированием ваших яхт?

Будучи инженером, имея опыт научно-исследовательской работы, я понимаю важность специалистов, особенно с сфере судостроения. Концептуальным дизайном лодок Bering, развитием линейки и клиентами я занимаюсь сам. У нас есть главный конструктор Валерий Савельев, который в компании с самого начала и, надеюсь, еще долго будет работать с нами. Его задача — обеспечить лодкам надежность, требуемые мореходные качества, эффективность. Дизайном экстерьера занимается австралиец Скотт Бли—очень талантливый человек. Интерьеры разрабатывает команда из пяти специалистов высокого класса. В разработке дизайна интерьеров участвуют и заказчики: наши проекты позволяют менять для одной модели даже общее расположение и создавать модификации в довольно широких пределах.

Весь инженерный цикл работ мы проводим сами, без привлечения кого-либо со стороны: в компании работают инженеры — системщики, электрики, механики… Сегодня на верфи работает около 100 человек. Есть субподрядчики, но основные работы, связанные со строительством яхт, мы также осуществляем сами, лишь иногда, как, например, сейчас, привлекая дополнительно судовых маляров и сварщиков.

Почему вы занялись траулерами? В чем вам видится перспективность этого типа?

Понятие «траулерная яхта» возникло в США в 1950-е годы, когда еще не было прогулочных судов для дальних путешествий, и в этих целях началась переделка рыболовецких судов, преимущественно траулеров — мореходных, безопасных, экономичных. Мы ушли от рыболовной специфики, сохранив все необходимые качества «рыбаков». 

Моторная яхта Bering 106 — это представитель нового поколения яхт верфи, сочетающих высокие мореходные качества и современные тренды наружного и внутреннего дизайна

Не все воспринимают термин «траулерная яхта», поэтому свои суда мы называем экспедиционными. На наши лодки многие пересаживаются с быстроходных композитных круизеров и даже с парусных яхт. Люди стремятся к высокому уровню комфорта и, полагаю, к некоторой гламурности, присущей большим моторным яхтам, при этом желая оставаться в «оболочке» серьезного «морехода». Оболочка эта тоже меняется: сейчас у нас в постройке яхты длиной 92 и 106 футов, которые имеют более классический облик — траулерами их назвать уже сложно.

Вы сразу начали строить крупные яхты?

Как я уже сказал, мы начали с 55 футов, потом появилась лодка длиной 65 футов, за ней — 85 футов. Увеличение длины наших яхт обусловлено запросами клиентов. К примеру, какому-то заказчику нравится наша яхта длиной 80 футов, но хочется что-то покрупнее, и появляется лодка длиной 95 футов. После нее кто-то просит 115-футовую. Далее поступает запрос на 130 футов…

Насколько обширен модельный ряд яхт Bering?

Он включает 15 моделей в четырех линейках; мы даже считаем, что их слишком много, но планируем развитие в сторону увеличения длины. Такая эволюция, думаю, свойственна всем компаниям, хотя «малые формы» мы тоже не оставляем без внимания. Мне представляются оптимальными яхты 65–80 футов, где хорошо ощущаешь единение с морской стихией, не являешься пассажиром и даже стоишь вахту. А более крупные лодки уже требуют команды. Поэтому младшие модели, хотя они и менее рентабельны, мы оставим. Их труднее строить: начинять практически тем же оборудованием, что и супер яхты,— более сложная инженерная задача, которую, впрочем, интересно решать. Полагаю, наши экспедиционные яхты длиной 65 футов — самые «заряженные» на рынке. Лодки длиной более 24 м мы строим под жестким надзором классификационных обществ: сейчас у нас в эллингах две такие модели, и планируем начать еще две.

Трудно ли конкурировать с другими верфями?

Экспедиционные яхты — популярная тема, их строят многие именитые и новые верфи. Спустя время этот сегмент может начать доминировать на рынке. Сменяется поколение судовладельцев, скорость уже не так востребована, людям приходит новое понимание, как лучше ходить по морю, на чем, с какой экономичностью. Поэтому мы строим наши лодки «вокруг» комфорта и безопасности. Наверное, мы проигрываем итальянцам в плане дизайна: они гении, с ними сложно конкурировать. Мы стараемся не уступать им в эстетике, хотя наши клиенты как раз этого и не требуют — им важнее надежность.

Среди конкурентов в верхнем размерном диапазоне назову Cantiere delle Marche (Италия). Но людям свойственно строить лодки, ориентируясь на родную акваторию. Голландцы с их стальными яхтами прибрежного плавания и для внутренних вод стоят особняком: лодки мелкосидящие, невысокие — для прохода под мостами, у них «легкая начинка». Я вырос на Охотском море и, наверное, генетически стремлюсь строить суда, которые в состоянии в ноябре пройти по нему, несмотря на суровые условия: я знаю, каким оно бывает.

Еще есть суда американских брендов из Юго-Восточной Азии, но с ними мы не конкурируем: наши яхты стальные. К нам приходят люди, которые выбирают, к примеру, между Nord Haven и Bering. Некоторых сталь почему-то останавливает, они предпочитают стеклопластик, хотя владельцев суперяхт сталь не пугает, а радует. Есть композитные модели из Китая, но и с ними мы не пересекаемся.

Есть ли у заказчиков траулерных яхт специфические предпочтения?

Да, конечно. Зачастую они хотят попасть на лодке туда, куда на других судах не пройти, чтобы при этом длительное время находиться в комфорте без ощущения нехватки чего-либо. Если сравнивать с внедорожниками, то четыре ведущих колеса, межколесный дифференциал, лебедки спереди и сзади — гарантия того, что доберешься куда угодно и при этом обязательно вернешься.

Людей интересует запас хода, расход топлива — это всегда обсуждается вплоть до рисования графиков. Многие интересуются «гибридами». Сейчас мы строим две такие лодки, одну — с большим банком батарей на 500 кВт∙ч. Важна тишина, контроль за состоянием всех систем из рубки одним человеком, возможность ходить далеко вдвоем, надежность — мы дублируем не только основные, но и второстепенные системы, толщина металла на днище и стекол — на многих наших моделях она до 25 мм.

Все это касается живучести, надежности и безопасности судна. Мы очень серьезно относимся к сертификации применяемых материалов, особенно к их негорючести — возможно, это следствия пережитого мною пожара.

Что для вас бренд Bering?

Теперь это серьезный бизнес, который вырос из увлечения, но отчасти остается хобби. Такое вот счастливое стечение обстоятельств. Но и большая ответственность: плохо спроектированная и построенная лодка может «выдавливать» человека, потому что качается, вибрирует, гудит, где-то приходится нагибать голову, протискиваться бочком… Даже день-два на такой лодке не в радость, и подобных историй я слышал немало. Понимающие люди после тестового выхода на 65-футовом Bering говорят, что здесь комфортнее, чем на иной лодке длиной 100 футов.

Я работаю 24 часа в сутки, мне совершенно не хочется ни выходных, ни отпусков. Это какое-то наваждение или даже в некотором смысле obsession — одержимость в переводе с английского.

Каким вы видите будущее компании?

Мы будем развиваться и продолжим строить стальные экспедиционные яхты semi custom: спрос на такие суда, уверен, будет расти. Опытных людей всегда привлекали яхты комфортабельные и безопасные в любых погодных условиях, с прочным корпусом и надежными системами. А в отношении дизайна мы стараемся применять современные стилистические решения для экстерьера, которые в сочетании с не менее элегантными интерьерами наделяют наши яхты вневременным обликом. И самое главное — мы всегда открыты для сотрудничества с клиентами, чтобы воплотить интересные идеи и создать яхту их мечты.

Похожие статьи