На родине викингов

По официальным данным, протяженность Норвегии с севера на юг составляет 1770 км, а длина береговой линии страны — 28 953 км! И это без Шпицбергена. Только вообразите, насколько изрезано ее побережье, изобилующее фьордами, бухтами и островами! Представьте живописную картину самых невероятных оттенков темно-синего моря и черных камней, зеленых красок лесов, раскинувшихся на склонах гор, и белых снегов, укутывающих скалистые высокие пики; водопадов, прозрачных как хрусталь, и посеребренных форелью рек; разноцветных домиков, то разбросанных по уединенным уголкам, то собранных воедино в энергично пульсирующие города.

Неудивительно, что земля эта издавна привлекает путешественников. И первое, с чем (вернее, с кем) у большинства ассоциируется Норвегия, — это викинги. Их изображения в этой северной стране мы видим повсюду: на футболках и матерчатых сумках, в сувенирных лавках, в том числе в виде шахмат… Один подвыпивший абориген с красным от горячительного лицом, добродушной улыбкой и хитрыми глазами еще в Эйвиндвике, обняв меня за плечи, душевно поинтересовался, что я знаю об их родном крае Гулен. Я замешкался, отчего собеседник пришел в счастливый восторг и, наказав никого не слушать, поведал: ИМЕННО ЗДЕСЬ (в Эйвиндвике, разумеется) и нигде больше в Норвегии и тем более в Швеции или какой-нибудь Дании — подлинная родина викингов.

  • Под ногами — Норвежское море. А там, за горизонтом, — Исландия, Гренландия и, наконец, Канада

  • Под крылом самолета — фьорды Норвегии

Позднее в магазинчике в Скуденесхавене из рекламного буклета я узнал, что ИМЕННО ЗДЕСЬ (на острове Кармой, разумеется) и нигде больше в Норвегии и во всей Скандинавии — единственная и неповторимая родина викингов! Я верю всем. Викинги жили, викинги живут, викинги будут жить! А мы в нашем путешествии на взятой в чартер парусной яхте «Чарли» (Elan 40 Impression) посмотрим, что еще есть в Норвегии, кроме викингов.

Морская страна

Что касается прогулочного флота, Норвегия — страна больше моторная, нежели парусная. Это хорошо видно, когда подходишь к какой-нибудь местной марине, и по данным статистики.

Как сказано в отчете Королевской норвежской лодочной ассоциации (2018 год), в Норвегии насчитывается более 900 000 лодок; из них моторных (без кают) около 400 000, а моторных с каютами порядка 160 000. Парусных яхт, соответственно, 13 000 и 27 000; остальное — это весельные шлюпки, каяки и пр. От общего количества лодок 81% составляют суда из стеклопластика, 9% — деревянные и 6% — из алюминиевого сплава. При населении страны около 5,3 млн, согласитесь, такой прогулочный флот впечатляет.

Напрашивается логичный вопрос: а где же все эти лодки пришвартованы? Вот тут статистика носит уже более размытый характер. Классических «средиземноморских» марин с водой, электричеством и душем одновременно в Норвегии не так много. Да и те в основном расположены в крупных городах, рядом с ними или в некоторых туристических местах, например в Розендале. В остальном это небольшие причалы и понтоны, часто с оплатой на полном доверии в виде небольшого почтового ящика, куда нужно опустить причитающуюся сумму, и только наличными. В таких местах, конечно, тоже можно подключиться к коммуникациям или найти душ, но тут уже иногда не помешает удача или личная смекалка. Например, душ с горячей водой может оказаться просто в номере отеля неподалеку, но вы туда никогда не попадете, если не спросите. А вот это и есть основная проблема, ибо спрашивать часто просто не у кого.

Шампанское, крабы и не только

Наш маршрут начинался и заканчивался в Бергене. Сперва мы поднялись на север до входа в Согнефьорд и, влекомые попутным западным ветром, дошли почти до его конца — до деревушки Флом. Это одна из главных достопримечательностей западной Норвегии, место, где пассажиры круизных судов, уже порядком измученные морским путешествием и крабами с шампанским, пересаживаются в вагончики старинной и весьма колоритной железной дороги в надежде насладиться уже преимущественно сухопутными пейзажами и, может быть, выпить черного чая в граненом стакане с кусковым сахаром. Пейзажи есть, но чай в граненых стаканах (в подстаканниках) подают на железной дороге примерно 1500 км восточнее, и разочарованные туристы возвращаются к шампанскому и крабам.

У нас было интереснее и разнообразнее. К выходу из Согнефьорда мы пошли вдоль северного берега, попутный ветер стал встречным, а горячительные напитки в свете частичной смены экипажа и пополнения корабельных запасов во Фломе кардинально изменили цвет: солнце заиграло в янтаре разлитого за ужином в рюмки коньяку.

В отношении ночевки и на южном, и на северном берегах Согнефьорда довольно большой выбор стоянок, но идеальная — только во Фломе, ибо там имеется даже стиральная машина. К остальным стоянкам есть вопросы. Например, в Вадхейме, помимо величественных гор, вам придется наслаждаться видами гидроэлектростанции и завода по производству хлората натрия. Да-да, в Норвегии есть не только нефть и треска!

В Балестранде в неспокойную погоду стоянка мне показалась недостаточно защищенной. Что касается якорных стоянок, то желательно иметь якорь-цепь длиной минимум 70 м: везде глубина места изрядная, а там, где неглубоко, уже очень близко к берегу. Другими словами, с нашей 50-метровой цепью встать на якорь мы могли не везде.

Но это общее замечание для норвежских вод. Такая же общая рекомендация и по размерам судна. При длине лодки 40 футов можно рассчитывать на швартовку почти везде, а вот для того, что покрупнее, место уже придется поискать. Для предварительного планирования путешествия я пользовался яхтенной лоцией Norway (автор Джуди Ломакс, издательство Imray). Все описано не так подробно, как Греция у Рода Хайкеля, но если лоцию рассматривать в комплекте с норвежскими изданиями (увы, на норвежском языке, зато картинки хорошие) и бумажными норвежскими картами, получается очень неплохая подборка материалов.

Фьорды, фьорды…

За пределами больших фьордов, глубоко врезающихся в Скандинавский полуостров, хитроумно переплетаются фьорды малые, будто близнецы-братья шведских и финских шхер. Здесь, еще по пути в Согнефьорд, я заприметил Скерьехамн — небольшой остров, соединенный дамбой с более крупным островом Сандьёна.

Тут стояла большая двухмачтовая яхта под английским флагом, с которой мы потом пересекались еще несколько раз. Встать можно лагом с внутренней стороны плавучего причала; нужно только осторожно смотреть, как идут цепи, которые крепят его ко дну. Есть еще пирс у самых домиков, но он был занят яхтами. Стоять ближе к выходу мне понравилось больше: люблю, когда поглубже в незнакомых местах. К тому же вблизи пирса столько из воды торчит камней — жуть просто! Для Норвегии это нормально, но я пока еще не привык.

Местечко очень симпатичное. Местный народ сюда валом валит, в первую очередь в ресторан, конечно. Но все не так просто. Эта деревушка издавна была центром пересечения местных водных путей. Например, в далеком 1929 году тут были отель, магазин, почта, телеграф, механическая мастерская… Другими словами, Скерьехамн процветал ввиду отсутствия иных дорог, кроме водных. С развитием береговой транспортной сети и постройкой мостов его значение, как это случалось и с другими подобными местами, сошло на нет.

Сейчас тут остались только отель и небольшой парк с памятником норвежскому королю Олафу V, сыну Хокона VII. Памятник какой-то безыдейный, в стиле советского монументализма. Нелюбопытный иностранец пройдет мимо и не задумается, а все потому, что такому человеку, как Олаф V, можно было бы поставить памятник и с большей фантазией, чтобы путешественник заинтересовался: а кто это? Ведь король и впрямь был выдающимся человеком.

«Все для Норвегии» — таков был его девиз, а еще его называли народным королем, настолько он был популярен в народе. Во многом благодаря его деяниям — до 1957 года в качестве кронпринца, а потом уже короля, — Норвегия стала такой, какой мы видим ее сегодня. Показательно, что он, например, управлял автомобилем сам и говорил при этом, что у него четыре миллиона телохранителей, имея в виду подданных-норвежцев. Кстати, Олаф V был чемпионом летней Олимпиады 1928 года по парусному спорту в 6-метровом R-классе. В 2005 году норвежцы провозгласили короля Норвежцем XX века.

Острова, острова…

Путешествуя среди бесчисленного количества островов, я подумал: «А сколько островов в Норвегии вообще, и в какой стране их больше всего?» Провел небольшое исследование, и вот результаты. Четкого ответа на вопрос нет. Чаще остальных упоминается Индонезия, но более справедливо утверждение, что это самое большое островное государство, а не государство с наибольшим количеством островов. В числе претендентов на первенство — Швеция и Финляндия. Цифры разнятся, но некоторые данные превышают 150 тысяч. Правда, многие из островов — это скорее небольшие скалы и камни, торчащие из воды и временами украшенные сосной. Этакий северный вариант мультяшного острова с пальмой. А вот устойчивое второе место занимают как раз Канада и Норвегия, где островов, больших и малых, примерно 50 тысяч. В моем любимом Средиземном море, для сравнения, у Греции их насчитывается около 1400, а у Хорватии — 1145. К чему это я? Швартуемся на острове Федье.

Это самая западная точка нашего путешествия. А неподалеку — Холмебоен, подлинная САМАЯ западная точка страны, мыс на крошечном острове Штейнсёй в архипелаге малых островов к северо-западу от островов Утвер в муниципалитете Солунд, Согн-ог-Фьордан. Это не считая острова Ян-Майен, конечно.

Погода испортилась. Солнышко спряталось. Мы настолько привыкли к нему, что даже стало как-то неуютно: свинцовые волны и низкое небо уныло выглядят вкупе с голыми низкими островными скалами. Хорошо, что местные рыбаки красят домики в веселенькие цвета, белый и красный. Вход узкий, но хорошо обозначенный. В главном порту — несколько понтонов с водой и электричеством, где можно встать яхтам. Без труда находим место…

Федье привлекает туристов остатками немецких укреплений времен Второй мировой и затонувшей неподалеку немецкой же подлодкой. Как старая субмарина, лежащая на глубине 150 м где-то в открытом море, может скрасить досуг прибывшего на остров туриста? Непонятно, но факт этот фигурирует во всех найденных нами информационных источниках про остров. Пикантности добавляет, что на лодке находился опасный груз — около 40 т ртути, которую должны были доставить в Японию, но по причине неисправности дизеля лодка возвратилась в Берген.

Ее удалось засечь кораблям британских ВМС, и английская подводная лодка «Вентурер» отправила на дно вражескую субмарину, выпустив по цели четыре торпеды… Вроде бы планировались работы по подъему подлодки и очистке моря, но когда это произойдет и не свернут ли программу, нам неизвестно.

К основательно разрушенной немецкой артиллерийской батарее мы тоже прогулялись, но не ради нее, конечно, а ради вида на открытое море: по понятным причинам батарея расположена на одной из господствующих высот. Где-то за горизонтом — Шетландские острова, всего в 180 милях отсюда…

Самое веселое развлечение в Федье — канатная паромная переправа через узкий проливчик, разделяющий глубоко вдающиеся в берега бухты острова. Мы стоим на одной стороне, а паромная пристань и супермаркет — на другой. Электричество включают на пять минут по телефонному звонку, и за это время ты должен запустить движение с помощью рычага управления и успеть переправиться. У нас больше всего времени ушло не на переправу, а на поиски ящичка, куда класть 10 крон за пользование аттракционом по самодоставке. В процессе поиска я чуть было не разобрал силовой щит; хорошо, что в нашей команде не все такие сообразительные инженеры, как я, и ящичек для денег нашелся раньше, чем я обесточил единственную, хоть и маленькую, паромную переправу на острове.

И снова — море

Утром выходим. Прогноз обещает хороший попутный ветер, и мы поначалу действительно неплохо идем, поставив паруса «бабочкой». Но потом ветер стихает, а паруса сменяет двигатель. В 10.00 встречаем судно с необычным по форме корпусом. Как только сближаемся, видим название: «Иван Губкин». Вот что пишут о нем в Интернете: «Научно-исследовательское судно геофизической разведки “Иван Губкин” (Ivan Gubkin), бывшее Polarcus Amani, 21 апреля 2017 года было приобретено дочерней структурой группы компаний ПАО “Совкомфлот” — ООО “СКФ ГЕО” для производства морских геофизических исследований, в первую очередь на арктическом шельфе Российской Федерации».

Ребята идут на север, а мы — на юг. Дальше нас ждет нефтяная столица Ставангер, но это уже другая история.

Интересные встречи

Познакомился я на одной из стоянок с дедком, капитаном небольшой парусной яхты. На его вопрос, давно ли я хожу под парусом, поведал, что начинал на деревянном «Драконе». Он меня послушал, потом протянул лист бумаги и говорит:
— Рисуй профиль яхты и корпус в разрезе.
Я, понятное дело, нарисовал.
— А осадка, — спрашивает, — какая? А вооружение?
Получив ответы, дедок удовлетворенно крякнул, мол, экзамен сдал, юноша (давненько я юношей не был). Потом на другом листе бумаги сам нарисовал два острова.
— Что это, — спрашивает, — знаешь?
В двух нарисованных рядом кусочках земли легко узнавалась Новая Зеландия.
— Вот-вот, — подтвердил дед. — Она и есть. Я оттуда. Пришел сюда на яхте, пленили меня эти места своей красотой, да к тому же еще и встретил тут светловолосую красавицу с голубыми глазами и пропал совсем, женился и больше уже никогда отсюда не уезжал.

Пока мы с ним вели неспешную беседу, солнце отправилось на свидание с горизонтом, ветер утих, и гладь бухты стала напоминать зеркало. И заиграло в нем небо с белыми облачками, и залюбовались своим стройным станом сосны с окаймляющих бухту склонов, и задумчиво засмотрелись в него несколько красных домиков, скучающих в ожидании своих хозяев. Тихо так стало. Благодать — ну просто нет слов!

Я вернулся на лодку, дед пошел по своим делам. А мне подумалось о том, какую же красивую и романтическую историю рассказал этот морской волк. Простым языком — о любви, море, большом мире и свободе. Новая Зеландия, Норвегия, светловолосая красавица… Эх, красиво звучит!

Необычайных приключений и удачи на морских дорогах вам, друзья! И, конечно же, не только в Норвегии.

 

 

Текст Дмитрий Стадниченко Фото Дмитрий Стадниченко, Любовь Ильина, visitnorway.com, visitbergen.com

Яхты

Рождение «Черной акулы»

Эта огромная стальная конструкция с фрагментом киля, словно перышко на волнах, покачивалась над бетонным полом на паутине тросов циклопического козлового крана. В атмосфере явственно ощущались волнение и торжественность момента, нарастающие по мере того как на сцене появлялся соответствующий реквизит...

Новости

Россия на пьедестале чемпионатов мира и Европы по водно-моторному спорту

С 10 по 12 мая в португальском Портимао прошел первый этап чемпионата мира — 2019 по аквабайку.

Яхты

Selene 60

Такое обозначение яхты-траулера не позволяет достоверно идентифицировать судно. Важно знать, что написано дальше: Classic Explorer (Trawler), Ocean Explorer (Expedition) или Ocean Clipper. Во многом это три разные лодки.
По теме

Ярмарка-распродажа в программе Vladivostok Boat Show 2016

С 20 по 22 мая на территории яхт-клуба “Семь футов” пройдет выставка катеров и яхт Vladivostok Boat Show. Помимо экспозиции часть выставки отведется под ярмарку-распродажу водомоторной техники, как новой, так и б/у. Это даст возможность поторговаться с продавцом и купить технику по выгодной для вас цене.

О форме и содержании

Хорошая яхта — это не только изящные линии, оригинальное остекление надстройки и эффектные интерьеры. Хорошая яхта — это, прежде всего, мореходное судно.

Большая регата

На регате Maxi Yacht Rolex Cup можно увидеть парусный флот во всем его многообразии — от роскошных яхт, построенных по новейшим технологиям, до традиционных.

Слева по борту!

Катер в сантиметрах от столкновения с огромным контейнеровозом. Двигатель заглох прямо посередине фарватера.