Важнейший навык шкипера — умение правильно собирать команду

Кен Рид — человек в постоянном движении. Ему, обошедшему земной шар два с половиной раза, удается сохранять свежесть восприятия и интерес к профессии, где он, кажется, знает все вдоль и поперек. Если вам посчастливится встретить его на регате, с огнем в глазах он станет рассказывать, насколько сегодня удалось разогнать «хищника» — так он называет лодки. Один из самых нашумевших недавних проектов 55-летнего яхтсмена — Comanche. В этом году команда в пух и прах разнесла предыдущий рекорд трансатлантического перехода. Яхта пересекла океан за 5 дней 14 часов 25 минут и 21 секунду, более чем на сутки улучшив рекорд, установленный в 2003 году яхтой Mari Cha IV. Вполне предсказуемо Comanche отличилась и в одной из самых сложных офшорных гонок — Rolex Sydney Hobart.

• Comanche — звезда многих регат. Два года назад в Rolex Sydney Hobart вы были близки к победе, а в прошлом году сумели завоевать один из главных трофеев регаты — Line Honours. Что было сделано для улучшения результата?

Comanche создавали для офшора и самых известных регат. Когда мистер Кларк (Джим Кларк — владелец яхт, техасский миллиардер и основатель Netscape. — Прим. MBY) решил построить яхту, мы составили список целей, понимая, что одной из самых сложных будет первая регата Rolex Sydney Hobart.

"Важнейший навык шкипера — умение правильно собирать команду. Я стараюсь окружить себя самыми умными людьми, каких могу найти, и дать им возможность хорошо делать их работу." 

Яхта была новая, мы боролись с Wild Oats — сильнейшей командой флота. По условиям мы понимали, что будет жестко. Я бы сказал, что в 85% условий лодка показывает себя хорошо, но есть еще и остальные 15%, тяжелых. И в первой гонке мы оказались в неблагоприятной ситуации: слабый ветер, волны, что невероятно трудно для первого раза. На следующий год мы уже знали, как обращаться с лодкой, произвели кое-какие изменения и к началу второй регаты Sydney Hobart чувствовали себя вполне комфортно. Хотя, повредив руль и киль, думали, что уже проиграли. На Comanche мы установили суточный рекорд скорости, рекорд перехода через Атлантику и еще один — на Bermuda Race. Поэтому мы гордимся лодкой: она оправдала даже самые безумные ожидания.

Сверху вниз: Comanche в гонке Rolex Sydney Hobart Yacht Race в декабре 2015 года. Команда Comanche на церемонии награждения Rolex Sydney Hobart Race. С часами — Кристи Хинце-Кларк — австралийская модель, она же второй рулевой Comanche.

• Что сложнее: трансатлантический переход или Rolex Sydney Hobart?

Это совершенно разные истории. Гонка есть гонка: нужно быть готовым к разным ситуациям, нельзя заранее просчитать, какими будут условия. А в океане рассчитываешь на определенный сценарий, надеешься пересечь его одним курсом. Самое сложное в океанском переходе — дождаться идеального погодного окна. Навигатор просчитывает, когда следует выйти, чтобы добиться определенной скорости. И поскольку цели совершенно разные, то разные и приоритеты для их достижения.

• Какая часть Volvo Ocean была для вас самой трудной, а какая — самой интересной?

Я прошел две с половиной гонки — два с половиной круга вокруг земного шара. (В Volvo Ocean Race 2005–2006 Кен Рид вошел в команду Ericsson на вторую половину регаты. — Прим. MBY). В этой гонке нет ни одного одинакового дня или момента. Это одновременно и лучшее время в твоей жизни, и худшее. Порой желаешь, чтобы все быстрее закончилось, а иногда ни в каком другом месте не хочешь быть в данный момент. Физически это очень трудно, но и ментальная часть сложная.

В любом случае я не променяю свой опыт в Volvo Ocean Race ни на что. Нас постигла неудача: мы сломали мачту на одном из этапов (в VOR 2011–2012 с командой Puma. — Прим. MBY). У нас были хорошие шансы выиграть эту гонку, но случилось то, что случилось.

• Писали, что вы прекращаете свою карьеру в Volvo Ocean Race. Почему?

Я становлюсь слишком старым. По окончании последней гонки я получил предложение занять пост президента North Sails на глобальном уровне. Нужно выбирать: либо бизнес, либо серьезные гонки. Занимаясь проектами масштаба Volvo Ocean Race или America’s Cup, невозможно руководить такой компанией, как North Sails. Пришло время делать выбор. Volvo Ocean Race — игра для молодых мужчин. А по всем этим морщинам вы же видите, что мне уже двадцать пять. (Смеется.) Это нормально, когда вы, пройдя пару гонок Volvo Ocean Race, обретаете новый образ и выглядите намного старше.

Сверху вниз: Построила Comanche американская верфь Hodgdon Yachts. Парусное вооружение — North Sails. По слухам, разработка и строительство Comanche обошлись Джиму Кларку в $ 100 миллионов. При этом вся роскошь на борту — карбоновый унитаз и подставка на шесть чашек кофе.

• Тем не менее какие у вас планы на гонки?

Я много гоняюсь с клиентами. У Джима Кларка две большие лодки: Comanche и Hanuman, реплика J-класса длиной 140 футов. Наступающий год будет насыщенным для J-класса. Запланированы гонки в рамках America’s Cup — думаю, на старте будет семь лодок J-класса. Также будет чемпионат мира в классе. Конечно, мы будем гоняться на Comanche этой зимой, но Hanuman остается в приоритете. И потом, у меня много клиентов, таких как Леонардо Феррагамо (глава верфи Nautor’s Swan. — Прим. MBY), с которыми я гоняюсь время от времени. Это, наверное, основная гоночная программа на данный момент.

• Какой вы лидер? Как управляете командой: демократически или авторитарно?

Моя философия заключается в том, что я управляю командой или проектом точно так же, как компанией. Стараюсь окружать себя самыми умными людьми, каких могу найти, и давать им возможность хорошо делать их работу. Это такая философия, когда я хочу быть самым большим профаном в комнате. Каждый силен в своей области, имеет свое мнение по разным вопросам. И они настолько хороши, что я не считаю нужным вникать в каждую ситуацию и руководить на всех уровнях. Я хочу, чтобы меня окружали талантливые люди, хочу дать им возможность заниматься тем, что они любят. Это касается и команды Comanche, и, в общем-то, других тоже. Такая тактика обычно приносит успех.

• Что вы чувствуете, если проигрываете?

Люди моего склада любят побеждать — в этом нет сомнения. На любой регате я стараюсь выиграть и ожидаю победы, и это важно. Мне кажется, все, кто выигрывает, имеют этот внутренний движок, который не позволяет им стать вторыми или сказать: «Ну, я на этой неделе просто погоняюсь». У меня такой возможности нет, я не могу так поступать, хочу выигрывать несмотря ни на что. И владельцы яхт тоже хотят получать драйв — даже на любительской регате в конце гоночного дня важно видеть счастливые лица.

Команда Comanche в пух и прах разнесла предыдущий рекорд пересечения Атлантики 

• Какие качества нужны профессиональному шкиперу для победы?

Страсть, возможность получить хорошую подготовку и снаряжение, а еще — способность мыслить нестандартно, чтобы улучшать лодку через креативность, через науку. Но успех шкипера зависит еще и от его команды. Поэтому важнейшее качество шкипера — навык собирать лучших людей. И мне очень повезло, что такая возможность у меня есть...

Яхты

Prestige 590

Четко следуя избранной стратегии, Prestige Yachts с завидной регулярностью поставляет на рынок новые интересные модели.

Стиль жизни

Виртуальные реалии

Представляя свою продукцию, компания Glancy Fawcett широко использует технологии виртуальной реальности.

Оборудование

Счет за электричество

Крупнейшая выставка оборудования и материалов для производства прогулочных судов METS Trade — это не только место для поиска поставщиков, но и главная сцена, на которой обсуждают проблемы и перспективы яхтенной индустрии.
По теме

Не знаю, что люблю больше — парус или мотор...

Как люди приходят в яхтинг? Какие лодки предпочитают? Почему переделывать яхты не только сложно, но и интересно? Глава «СМ-Клиника» Николай Смыслов рассказывает о собственном опыте яхтинга в России и за рубежом.

Кристина Оддоне и Денис Новиков

В прошлом году в Монако открылось новое представительство компании Princess Yachts. Для чего оно появилось и какие преимущества получат покупатели яхт британской верфи, рассказывают представители Princess Yachts в России.

«Курсовая разница сейчас позволяет локализовать производство в России»

В декабре жизнь «вдарила колотушкой» по многим отраслям российской экономики. Однако не все российские производители катеров пессимистично смотрят в будущее. Михаил Клопоух, руководитель казанской верфи Velvette Marine, видит в сложившихся условиях уникальный шанс для развития компании.

Работать и работать

Побеседовали с Виктором Кожиновым, руководителем компании Silver — самого крупного предприятия в России по производству маломерных судов, чтобы понять его видение текущей рыночной ситуации.