Работать и работать

С Виктором Кожиновым, владельцем и руководителем компании Silver  — самого крупного предприятия в России по производству маломерных судов  — мы не раз встречались: в редакции, на выставках, у него на производстве. И в MBY уже появлялись его интервью, в которых он затрагивал многие актуальные аспекты бизнеса, связанного с лодками. Но, как сказал сам Виктор Александрович, «жизнь коротка, а время летит быстро: казалось, еще недавно я закончил училище Дзержин-ского, а вот уже отметил свое 50-летие».

Поэтому мы решили снова побеседовать с Виктором Кожиновым, чтобы понять его видение текущей рыночной ситуации. Мы беседуем в огромном демонстрационном зале его компании, где в парадном строю ожидания покупателей расположились образцы продукции его компании.

• Сколько у вас сегодня моделей, какой ныне объем производства?

Моделей разных типов всего около трех десятков, в год выпускаем не более 400 корпусов. Наибольшим спросом пользуются лодки из легкого сплава. Стекло-пластиковых моделей строим немного, алюминий с пластиком — мы были среди первых, кто в 2000 году начал строить такие лодки, — тоже продается не очень хорошо…

«Сложная ситуация на рынке будет продолжаться, поэтому выход у нас один — работать и работать» 

Но у нас есть лодки довольно крупные и дорогие, например NorthSilver 1440. Даже если спрос останется на уровне пяти таких корпусов в год, эту товарную группу следует учитывать отдельно, не в общей массе. Подобные лодки требуют значительных производственных мощностей, специального оборудования, высокого уровня квалификации мастеров, что есть
не  у многих. Затраты только на подготовку производства составляют не один миллион рублей. В этом сегменте конкуренция не такая большая, но и потенциальных клиентов здесь существенно меньше.

У нас свое конструкторское бюро, в котором работают четыре специалиста самой высокой квалификации. Я исполняю роль генерального конструктора: генерирую идею, выдаю техническое задание, осуществляю общий контроль. Несмотря на в целом невысокий рыночный спрос мы планируем выпуск новых моделей. Уже есть наработки и даже проекты…

Сверху вниз: Выставочный зал с образцами готовой продукции. На переднем плане стоит модель NorthSilver 1440. В выставочном зале во время интервью Виктор иллюстрировал свои слова конкретными примерами на своих лодках.

• А чего хочет рынок, и как сегодня вы ощущаете конкуренцию?

У рынка несколько сегментов, и в каждом свои приоритеты. Массовый рынок хочет дешевого качественного продукта. Вот NorthSilver PRO 470 — алюминиевый корпус, простая конструкция, цена немногим более 400 000 руб. без мотора. Для производства недорогих лодок и комплектующие приходится выбирать по минимальным ценам…

Когда мы начинали почти 20 лет назад, была совсем другая рыночная ситуация: мало производств — мы были практически единственными, ограниченный ассортимент лодок, слабый импорт. Сейчас нам трудно эффективно конкурировать с производителями небольших, недорогих и простых лодок: их выпускают чуть ли не в гаражных кооперативах, все вдруг оказались судостроителями. Хотя некоторые судостроители в слове «кринолин» делают ошибки и считают, что оно идет от слова «крен»…

Конечно, если считать, что лодка — это просто корпус, стекло, штурвал и два кресла, ее как-то можно соорудить и в необорудованном ангаре. Некоторые сегодня варят и продают пустой корпус, а покупатели долгими зимними вечерами после трудового дня или по выходным в гаражах самостоятельно дооборудуют такой корпус до «боевого» состояния.

Но у меня иное понимание экономики таких процессов: каждый должен заниматься своим делом, и тогда можно гарантировать качество, соблюдение обязательных требований, безопасность и прочее, что отличает хорошие лодки от «просто лодок». Довести конструкцию до уровня готового продукта в условиях завода проще и дешевле. Но если человеку очень хочется заниматься этим самому, то что уж тут поделать… Хотя мне казалось, что времена, когда почти каждый сам ремонтировал свой автомобиль, миновали. Для меня провести выходные в гараже — нонсенс: мне и без этого есть чем заняться, а строительство лодок следует доверить профессионалам.

• Вы планируете развивать тему NorthSilver 1440?

Это серьезная лодка — начиная с проектирования и подготовки производства и заканчивая сложным и многоэтапным построечным циклом. Если появится заказчик на корпус длиной 50 футов, мы такой тоже сделаем. Для этого у нас есть всё: дизайнеры, конструкторы, шесть больших цехов, современное оборудование — плазменная резка металла с компьютерным раскроем, мощный гибочный станок и пр. Но это будет уже другой проект по многим показателям: конструктивно, по компоновке, силовой установке, движителям, прочему оснащению.

• Как вам удается соблюдать Технический регламент Таможенного союза о безопасности маломерных судов?

Если выбирать выражения, то этот регламент — даже не головотяпство, а нечто хуже. Получить признаваемую всеми европейскую сертификацию много проще, чем российскую, с ее невыполнимыми требованиями и кипой «необходимых» документов.

400

корпусов

в год выпускает предприятие в текущий период

Но это еще не все. В России комплектующие для катеров практически не производят — их приходится ввозить, уплачивая пошлину. На некоторые модели лодок общая стоимость ввозимого оборудования достигает 50% стоимости всей лодки. Например, на модели NorthSiver 1440 российского нет ничего: стекла турецкие, краска немецкая, тик из Бирмы, дельные вещи — Тайвань, Италия, Финляндия…

Учитывая грядущую отмену ввозных пошлин на готовые импортные лодки, к 2020 году катерные производства в России должны закрыться: пошлину на комплектующие отменять не планируют. И совершенно непонятно, как все это увязать с принятой в стране концепцией импортозамещения.

Сверху вниз: При точном компьютерном раскрое удается обеспечить идеальную подгонку листов и аккуратный сварочный шов. Идеальный борт, практически не требующий шпатлевки, — обычная практика для Silver.

• А есть ли лодкам Silver и другой российской продукции место на западном рынке?

Тут свои сложности. В настоящий момент ситуация такова, что если лодка произведена, скажем, в США, то ее цена может быть на 40% выше рынка, а если в России, то на эти же 40% ниже. Это вызвано не качеством, а скорее политическими мотивами. Мы не первый год участвуем со своей продукцией в выставках за рубежом: в Финляндии, Швеции, Норвегии. В Стокгольме на нашу лодку NorthSilver 1440, которая удостоилась приза «Лучшая новинка выставки», каждый день выстраивалась очередь, даже приходилось ограничивать доступ на борт. Вроде бы успех, но европейцы готовы купить российский продукт, только если он будет значительно дешевле их моделей. Или наша NorthSilver PRO 745. Лодка сделана достойно, лучше западных аналогов, собранных, скажем, в Эстонии. Если бы ее построили хотя бы в  Украине, она продавалась бы активнее. Так политика влияет на бизнес.

• Вы затеяли бы лодочный бизнес сейчас?

Вряд ли. Чтобы продавать, например, автомобили, достаточно договориться с держателем бренда, получить инструкции по  формату бизнеса, его организации, построить здание и начать. С производством все не так. Когда мы начинали, то узнать, как и что требуется сделать, было не у кого. Мы все придумывали сами, пробовали, ошибались, исправляли ошибки и двигались дальше.

«В России комплектующие для катеров практически не производят — их приходится ввозить, уплачивая пошлину» 

Если начинать сейчас, я бы сделал все по-другому, но, скорее всего, не стал бы ввязываться вообще. Изменилась рыночная ситуация: платежеспособный спрос населения резко снизился; у большинства людей желание купить лодку вроде бы есть, но не хватает денег. Вот в зале мало народа: можно сказать — не сезон. Но мы 15 лет ведем статистику продаж, так что можем сравнить текущий период с тем же в предыдущие годы. Да, сейчас не сезон, но по сравнению с «несезоном» прошлых лет спрос упал заметно. Поэтому пришлось втрое сократить выпуск катеров, и в последние годы прибыль компании практически нулевая; нам удается содержать инфраструктуру, платить людям зарплату: у нас работают 150 человек, но развитие не получается.

• Как-то вы обмолвились, что все надоело и есть желание бросить бизнес…

Действительно, желание окончательно отойти от дел возникало. Останавливает то, что выйти из бизнеса без потерь практически нельзя и собрать коллектив просто невозможно. К тому же работа стала неотделимой частью моей жизни… Считаю, что человек на работе, если она по душе, должен получать такое же удовольствие, как и от остального.

Я с удовольствием прихожу на завод, смотрю, что и как сделано, что готовится к производству, когда уезжаю на отдых, то стремлюсь обратно. Находясь, например, за рубежом, ежедневно 2–2,5 часа провожу в общении с руководителями участков, что при современных средствах связи больших трудностей не вызывает.

И еще очень хочется, чтобы начатое дело могло продолжаться. Здесь у меня надежда на сына Антона. Он закончил Корабелку, работает вместе со мной с большим интересом, у него масса энтузиазма и здоровых идей. Но Антону всего 25 лет, и ему нужно помогать.

• Вы по характеру оптимист или пессимист?

Скорее оптимист. Такой, как в анекдоте, когда пессимист говорит, что все плохо, а оптимист — что не так уж плохо, будет еще хуже. А если серьезно…

До 2008 года, пока в России росли ВВП и яхтенный рынок, все активно развивалось и приносило доход; перспективы казались хорошими. Потом случился кризис, но я все же надеялся, что за несколько лет общая экономическая ситуация выровняется. Действительно, в 2009 и 2010 годах началось какое-то восстановление, но потом все практически остановилось. Сегодня, к большому сожалению, я не вижу оснований для роста в нашем секторе. Сложная ситуация будет продолжаться, поэтому выход у нас один — работать и работать. 

Сверху вниз: У станка плазменной резки металла. В год на предприятии перерабатывают до 1000 т алюминия. Готовую яхту  NorthSilver 1440 установили на трейлер и готовят к отправке заказчику.

Новости

Bentley Bentayga V8 оснастили бензиновым двигателем

Компания Bentley представила новейшую спортивную версию самой титулованной модели Bentayga V8, оснащенную 4-литровым бензиновым двигателем V8 нового поколения с двойным турбонаддувом.

Новости

Объявлены победители премии Motor Boat Awards 2018

10 января в рамках London Boat Show 2018 прошло чествование победителей престижной премии.

Стиль жизни

Искусство — в яхты!

О произведениях искусства на яхтах, о том, чем отличается собиратель от инвестора, о настоящем и будущем коллекционирования в России беседуем с директором Музея Фаберже (Санкт-Петербург) Владимиром Воронченко.
По теме

Старт яхтенной выставки SPIBS 2015

В четверг, 3 сентября, в Императорском яхт-клубе открылась яхтенная выставка Saint-Petersburg International Boat Show, которую журнал MBY Russia проводит уже во второй раз. Не пропустите возможность стать частью этого события и приходите в гости.

В море как дома

Крым, и особенно Севастополь, всегда являлся важным центром судостроения. Сегодня, когда многие судостроительные заводы проходят реорганизацию, частная компания Popilov Yachts остается единственной на полуострове верфью, производящей серийные стальные водоизмещающие яхты.

Парусная неделя в Петербурге

Уже в эти выходные в Северной столице стартует Большая Санкт-Петербургская парусная неделя, которая продлится до 14 августа.

Новинка от отечественного производителя

Компания Baikal Yachts Group представила в январе 2016 года новую разработку - яхту Baikal 16, которая сочетает в себе мореходные качества траулерных яхт и внутреннее пространство хаусбота.