Дверь в бессмертие

Одна из особенностей работы яхтенных журналистов состоит в том, что в боль- шинстве случаев нам приходится иметь дело с новехонькими яхтами, которые

едва покинули верфь и если чем и страдают, так только мелкими недоделками по причине нехватки времени у их создателей. Лодки с десятилетним «стажем» нам показывают гораздо реже, а речь о свиданиях с двадцатилетними «старушками» вообще не идет (если, конечно, это не какие-нибудь восстановленные исторические экспонаты).

Однако немецкая верфь Lürssen, напротив, не стесняется демонстрировать широкой публике свои яхты из прошлого века, да не где-нибудь, а на выставке в Монако, куда люди в основном стремятся за новинками. Пока яхтенное сообщество обсуждало пышные формы несравненной Dilbar, построенной Lürssen несколько месяцев назад и во время Monaco Yacht Show стоявшей в марине Антиба, затмевая собой весь приморский городок, директор верфи Питер Люрсен с гордостью показывал нам Coral Ocean — одну из самых знаковых суперяхт в мире, которой недавно исполнилось 22 года. Прежде эта 72-метро- вая лодка именовалась Coral Island, однако после недавнего рефита (о нем мы рассказали в прошлом выпуске MBY) получила более емкое название.

«Яхта вызывает массу сентиментальных воспоминаний и у меня, и у всех тех, кто участвовал в ее проектировании и строительстве, — рассказывает Питер Люрсен собравшимся на Coral Ocean журналистам. — Я искренне считаю, что наряду с яхтами Rising Sun и Carinthia VI, к сожалению, недавно погибшей в огне, Coral Ocean является одним из вели- чайших творений дизайнера Джона Банненберга. К тому же это была первая крупная яхта, которую я продал практически самостоятельно — конечно, не без помощи Джона. Он был невероятным человеком: ничто не могло заставить его нервничать. Но в день крещения яхты, когда заказчик, за время строительства ни разу не посетивший верфь, впервые должен был увидеть свою лодку, Джон суетливо заглядывал в каж- дый угол, проверял каждую подушку. Я никогда не видел его таким, и в какой-то момент моя жена была вынуждена сказать Джону: “Остановись, успокойся!”.

Все эти годы за Coral Ocean бережно ухаживали. Яхта никогда не была открыта для случайных людей, не становилась объектом фотосъемки; все вечеринки проходили исключительно в корме на главной палубе, где сейчас хранятся тендеры, и посторонних внутрь не пускали. Когда в конце прошлого года хозяин решил продать яхту, несколько человек, включая меня, объединились и совместно выкупили судно. После этого мы решили сохранить лодку в точности такой, какой четверть века назад ее задумал Джон Банненберг.

Сегодня, когда его сын Дики проведет вас по этой яхте, вы сможете сами испытать часть эмоций, которые

она у меня вызывает. Единственные изменения, которые мы сделали в ходе рефита, касались требований для использования Coral Ocean в чартере, и у нас уже заполняется график на следующий сезон».

И вот наконец мы попадаем внутрь яхты в сопровождении Дики Банненберга и его партнера по студии Саймона Роуэла.

«Когда эту яхту спускали на воду, мне был 21 год, и я хорошо помню, как радовался Джон,— рассказывает Дики.— Он хотел создать полную антитезу блестящим напыщенным лодкам, потому вы не увидите в интерьерах ни золота, ни вензелей. Вместо этого на борту царит этническая атмосфера Индии и Африки, которую подчеркивают необычные национальные предметы, включая ритуальные маски. Часть мебели была вручную сделана британским мастером-кустарем, который собирал старую древесину и конструировал из ее мелких кусочков невероятные комоды, серванты и стулья. У нас в офисе до сих пор стоит прототип этой мозаики высотой более двух метров, напоминающий мне о тех днях.

Кроме того, я помню, как Джон ездил в Париж к своим секретным поставщикам и выбирал все эти стеклянные скульптуры, ракушки, этнические вещицы и прочие уникальные безделушки. Отец просто обожал делать это, и отчасти поэтому до сих пор продолжает жить в созданных им интерьерах».

Coral Ocean оформлена в стиле полинезийского пляжного домика с обилием натуральных материалов, которые, к примеру, создают аллегорию разбивающихся волн. Местами здесь использована краска, традиционно применяемая в Австралии для деревянных домов.

Вообще примеры нестандартного дизайнерского мыш- ления Джона Банненберга можно приводить бесконечно. Взять хотя бы модульный обеденный стол: в разо- бранном состоянии он разделяется на два круглых стола, за которыми могут сидеть по семь человек, а когда ком- пания большая, их можно сдвинуть и соединить специ- альными треугольными панелями, являющимися частью художественной композиции на соседней стене.

Или кровать в мастер-каюте: мало того что над ней устроен огромный круглый световой люк, чтобы ночью рассматривать звезды, так она еще наделена автоматическим приводом, позволяющим чуть ли не на метр поднимать ложе до уровня панорамного остекления, дабы любоваться окрестным пейзажем, не отрывая головы от подушки!

Центральным объектом внимания на Coral Ocean, безусловно, выступает роскошная коллекция предметов национального искусства стран Африки и Азии, которую прежний владелец яхты целиком приобрел на выставке в Нью-Йорке. Важно отметить, что, хотя изрядную долю коллекции составляют всевозможные маски, она не давит на психику, не вызывает дискомфорт или страх и гармонично воспринимается в интерьере.

На увлечение прежнего владельца Coral Ocean искусством указывают и некоторые источники, свидетельствующие, что в 1999 году именно с этой яхты похи- тили оригинал картины Пикассо «Дора Маар», которая до сих пор не найдена. Так или иначе, в ходе рефита Coral Ocean на Lürssen основной упор был сделан именно на приведение безопасности на борту к уровню современных требований, и теперь гостям яхты можно не опасаться за свои жизни.

Coral Ocean удивляет не только интерьерами: это одна из первых суперяхт, на которых появилась зона спа, где, помимо бассейна c прозрачной стеклянной чашей, оборудованы сауна и массажная зона. Кроме того, Lürssen одной из первых реализовала конструкцию открывающегося борта, позволяющего стереть границу между апартаментами и морем. Сейчас всем этим никого не удивишь, но представьте, какие яхты швартовались в Монте-Карло в 1991 году, и сразу станет понятно, насколько далеко в будущее тогда смотрели конструкторы и дизайнеры.

Я не знаю, как лучше всего передать впечатления от интерьеров Coral Ocean: описать эмоции, полученные после экскурсии по этому почти что этнографическому музею, очень непросто. Думаю, достаточно будет сказать, что после возвращения на причал порта Эркюль все представители крупнейших мировых яхтенных изданий пребывали в легком шоке и сошлись во мнении: Coral Ocean — лучшая яхта на MYS 2016, поскольку выступает живым примером того, что дизайн, над которым не властно время,— это не выдумка маркетологов, а реальность. 

Текст Антон Черкасов-Нисман 

Фото Джефф Браун 

Оборудование

Как проплыть в библиотеку?

До сих пор технические средства для подводной навигации были актуальны в основном для коммерческого применения и не доступны для дайверов-любителей. Однако ситуация изменилась с появлением RedWAVE.

Стиль жизни

Топ-5 суперяхт, посетивших Yalıkavak Marina

Yalıkavak Marina сегодня — лучшая марина для суперяхт по версии Британской ассоциации яхтенных портов. Познакомиться с ней можно будет на международной выставке Monaco Yacht Show 2019 с 25 по 28 сентября. В этом сезоне марину посетили самые знаменитые яхты мира.

Яхты

Fairline Squadron 68

Британская верфь Fairline Yachts готовит сногсшибательную премьеру этой яхты на боат-шоу в Каннах.
По теме

Неведома зверушка

Не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка… Именно эта пушкинская строка приходит в голову, когда начинаешь знакомиться с новым проектом Cross Over, который совсем недавно представило голландское конструкторское бюро Vripack. О том, что такое Cross Over, рассказывает Барт Баухаис, креативный директор Vripack.

Идущие за солнцем

Так можно перевести с английского название знаменитой яхтенной верфи Sunseeker International, с историей, философией и технологическими возможностями которой мы продолжаем знакомиться.

Выбор будущего #1

Предлагаем ознакомиться с серией статей, которые посвящены суперяхтенным концептам, представленным на Monaco Yacht Show в этом году. Многие дизайнеры фантазируют на тему яхт будущего, но не у всех смелые концепты имеют столь реальную основу. Начнем с проекта Choice от Feadship.

Он обязательно вернется!

Мы уже рассказывали о голландской верфи Amels и основополагающих принципах, которыми руководствуется эта компания. Теперь представляем проект YN 471, демонстрирующий успешность концепции Amels Limited Editions.