Интервью с Франсуа Зуретти

Мы встретились с Франсуа Зуретти в Петербурге, рядом с портиком Нового Эрмитажа, там, где «атланты держат небо». Издалека этот довольно пожилой, но еще активный француз сам чем-то походит на монументальные гранитные фигуры. Слушая Зуретти, невольно проникаешься уважением к его огромному жизненному опыту и удивляешься тому, какие интересные люди составляют главный корпус яхтенных дизайнеров современности.

Франсуа, выучившийся на архитектора, тяготел не столько к созданию архитектурных форм, сколько к разработке интерьеров, поэтому начал свою дизайнерскую карьеру во французской компании, которая занималась оформлением дворцов для королевского дома Марокко.

оформил Франсуа  Зуретти
за все время работы в яхтенной индустрии

«В какой-то момент у короля возникли разногласия с нашим руководством, и он предложил мне работать на него, возглавив новое предприятие, — вспоминает Франсуа. — Однако я посчитал, что это было бы некорректно по отношению к моему начальнику, и отказался, лишившись работы. В то время я случайно познакомился с мексиканским бизнесменом Эмилио Аскаррагой, которому очень понравилось наше оформление одного из марокканских отелей в стиле ар-деко. Вместе с дизайнером Мартином Фрэнсисом и тогда еще очень молодым его помощником Эспеном Ойно мы соревновались с титаном дизайна Джоном Банненбергом за право создавать яхту для Эмилио. Мы подготовили презентацию, где моя интерьерная часть состояла всего из пяти эскизов, которые клиент быстро оценил и четко пояснил, что ему нравится, а что нет. Однако сразу после собрания он назначил мне встречу в книжном магазине за углом, где на примере нескольких иллюстрированных изданий рассказал, какие ему нужны интерьеры. Согласитесь, такое встречается нечасто!»

Декораторы оперируют существующими объектами, собирая их в единую композицию, а дизайнеры придумывают все с нуля

Спустя некоторое время после этой встречи со стапелей немецкой верфи Blohm & Voss сошла знаковая яхта Eco, ставшая важной вехой в развитии всей индустрии, а Франсуа Зуретти вошел в увлекательный мир яхтенного дизайна, чему и посвятил дальнейшую жизнь.

На фото: Интерьеры в современном стиле сочетают классические материалы в новом, необычном исполнении.

«В Марокко мне порой приходилось оформлять полсотни помещений для одного и того же человека, — рассказывает он. — В то время я считался одним из лучших специалистов в этой области, но яхты требуют совершенно иного опыта, а у меня не было ничего общего с морем».

Тем не менее молодой француз принял этот вызов и даже в каком-то смысле продолжил дело своего отца, занимавшегося дизайном и изготовлением винных этикеток.

Самое сложное при разработке дизайна  — преодолеть путь от мечты к реальности

«За свою жизнь отец создал более сорока тысяч этикеток и всегда мечтал, чтобы я пошел по его стопам, — говорит Франсуа. — Мне до сих пор тяжело вспоминать, как он плакал, узнав о моем намерении учиться на архитектора. У нас были особенные отношения, и тогда я пообещал себе не выбирать стезю для своих детей».

Изучая портфолио Франсуа Зуретти, можно подумать, что он специализируется исключительно на пышных интерьерах в дворцовом стиле, однако это не так. Сам он, например, считает себя минималистом и декорирует свою повседневную жизнь именно в этом ключе.

АКЦЕНТЫ

Искусственные и природные узоры являются неотъемлемым элементом любого стиля.

«Когда работаешь в индустрии суперяхт, имеешь дело с харизматическими людьми из разных стран и культур, у которых сильно выражены качества лидеров, — поясняет Франсуа. — Здесь важно понять, чем живет и дышит человек, чтобы создать на борту подходящую ему атмосферу. Помню, когда я работал над интерьерами Lady Lola для клиента из Северной Америки, то начальные концептуальные наброски сделал исключительно по итогам первого разговора, еще не зная вкусов и привычек заказчика. Каково же было мое удивление, когда позже, прибыв к нему в офис, я увидел интерьер в точно таком стиле!»

Когда работаешь в индустрии суперяхт, имеешь дело с харизмати-ческими людьми из разных стран и культур, у которых сильно выражены качества лидеров

Самое сложное при разработке дизайна, по мнению Франсуа Зуретти, — преодолеть путь от мечты к реальности. Каждый последующий проект становится для него интереснее предыдущего, поскольку весь накопленный опыт нужно трансформировать в еще более совершенный результат.

На фото: Классический стиль прошел проверку временем и предполагает применение позолоты, хрома и бронзы.

«Во время творческого процесса важно привносить в дизайн не свое отношение и взгляды, а желания и потребности заказчика, — уточняет Франсуа. — Чтобы понять, в правильном ли направлении я двигаюсь, мне достаточно просто время от времени внимательно смотреть в глаза клиенту и его супруге. Остальное — дело опыта и техники».

Беседуя, мы прогуливаемся по Дворцовой площади в направлении Исаакиевского собора, и Зуретти признается, что не в совершенстве владеет английским, оттого при общении с клиентами всегда полагается на визуальный контакт.

«Невербальное общение значит для меня гораздо больше, чем безупречно составленные фразы, — говорит он. — Помню, как однажды клиент из Японии выбирал материалы отделки, закрыв глаза и предельно сконцентрировавшись. Для меня это было очень тяжело. В этом отношении мне нравятся заказчики из России, у которых зачастую тоже не идеальный английский, поэтому мы быстро находим общий язык».

Сверху вниз: Тонкий выбор цветов и фактур помогает визуально увеличить объем. 

Франсуа внимательно относится к тому, в какой команде ему предстоит работать, ценит общение с людьми и готов выслушивать их идеи, даже если разговор идет на технические, не связанные с интерьерами темы. Он всегда старается наладить эмоциональную связь, которая гарантирует лучший конечный результат, и при необходимости тактично напоминает клиентам о том, что в целях сохранения ценности яхты для чартерного и вторичного рынка необходимо выбирать сбалансированное, не слишком индивидуальное оформление.

Зуретти довелось много работать с европейскими верфями из южного и северного «кланов», поэтому он хорошо знаком с особенностями тех и других.

«Пожалуй, наиболее существенное различие заключается в том, что, например, в Германии и Голландии превалирует инженерный подход к изготовлению элементов отделки и мебели, — поясняет Франсуа. — Зато никто так не любит дерево, как итальянские плотники, которые знают о нем буквально все. Еще до начала работы над суперяхтой Eco Эмилио Аскаррага попросил меня придумать интерьеры для 55-метровой Lady Azteca. Итальянцы и немцы получили абсолютно одинаковые эскизы, и итальянские мастера справились с задачей лучше немецких, чья работа вышла излишне правильной и оттого немного скучной. Можно сколь угодно точно пытаться воспроизвести звездное небо на потолке каюты, но поистине красивым оно станет только при условии определенного несовершенства. Кстати, это справедливо и в отношении девушек, — иронично добавляет Франсуа. — Сложно объяснить, но такова жизнь».

Сверху вниз: Современный стиль подразумевает использование соответствующих произведений искусства. Даже такое утилитарное помещение, как кинотеатр, требует продуманного подхода к оформлению.

У Зуретти был небольшой опыт работы с парусными яхтами, однако он честно сообщает, что никогда не считал себя настоящим яхтсменом и мало ходил под парусом для того, чтобы понимать все нюансы этих судов.

«Я бы с удовольствием оформил большой парусник или круизный лайнер, — признается он, — но, к счастью, у меня пока еще много работы с моторными яхтами, на которых я специализируюсь».

Если задуматься, в мире не так много дизайнеров, которые были бы одновременно заняты в четырех комплексных проектах суперяхт длиной свыше 100 метров, и Франсуа Зуретти в их числе. Он всегда рассматривает интерьер яхты как единое целое и крайне удивляется, если, к примеру, на верфи клиенту показывают исключительно салоны и гостевые каюты, оставляя за кадром помещения экипажа, где люди живут круглый год.

На фото: Легкость и воздушность — ключевые элементы дизайнерского стиля Зуретти.

«Когда мне было 20 лет, я с гордостью показывал своим итальянским кузенам Париж и водил их в Лувр, — вспоминает Франсуа. — Забавно, как один из них, художник, тогда искренне восторгался искусственным мрамором, что мне казалось глупостью. Но сейчас я его понимаю. Гуляя сегодня по Эрмитажу, вместо картин я с упоением рассматривал элементы отделки, мебель и дверные ручки. Этот музей, как и сам город, может служить неиссякаемым источником творчества!»

Яхта — это единое целое, поэтому к интерьерам нужен такой же подход 

За последние 20 лет индустрия суперяхт сильно изменилась, и, по мнению Зуретти, во многом этой перемене способствовало развитие российского рынка. Уже более пяти лет Франсуа сотрудничает с компанией Imperial Yachts, которая занимается строительством и менеджментом суперяхт, и у них большие планы.

«Все началось с того, что Евгений Кочман, основатель Imperial Yachts, связался со мной и предложил обсудить классические итальянские интерьеры для одного из проектов, — вспоминает Зуретти. — Общаясь, мы постепенно узнавали друг друга, и в какой-то момент я почувствовал, что его команда очень похожа на ту, с которой мы делали Eco. Помню, как меня впечатлило, когда Евгений попросил добавить книжные полки в кают-компании, чтобы свободное время люди проводили не только перед телевизором, но и за чтением! Кроме того, тогда с Imperial Yachts уже работал Эспен Ойно, которого я очень ценю не только как друга, но как талантливого дизайнера и менеджера. В отличие от многих наших коллег, ему удается создавать яхты нынешнего, а не минувшего дня».

Сверху вниз: Перед мастером стоит задача разнообразить отделку, сохранив при этом единство стиля.  Тщательный выбор обивки и штор во многом определяет комфорт интерьера.  Травленое стекло, скульптурный мрамор и алебастр  часто используются в стиле ар-деко.

Заканчивая разговор, Франсуа Зуретти поделился одним из самых главных принципов своей работы: не помещать собственное эго в создаваемые им интерьеры. Он считает это недопустимым в яхтенном бизнесе, а эмоциональное вознаграждение получает от других вещей.

«Во-первых, работа дизайнера дает возможность вплотную приблизиться к миру необычных людей, что в повседневной жизни сделать трудно, — поясняет Франсуа. — А во‑вторых, мне очень приятно видеть их радость от воплотившейся мечты. Помню, как спустя несколько лет после сдачи лодки Эмилио Аскаррага позвонил мне и сказал: “Спасибо тебе, Франсуа, я счастлив на своей яхте!”. Именно это помогает мне двигаться вперед».

Новости

Black Pearl доставлена заказчику

Весной Black Pearl, самая большая парусная яхта верфи Oceanco, была доставлена владельцу.

Стиль жизни

Лето в стиле велнес

Закрытый семейный загородный клуб Pride Wellness Club, расположенный на берегу Москвы-реки, на территории поселка Жуковка-XXI, этим летом предлагает различные спортивные и развлекательные программы для детей и взрослых.

Путешествия

Королевство островов

Морское путешествие вдоль западного побережья Шотландии с его горными кряжами и плоскогорьями, бесчисленными проливами и вереницами островов может стать одним из самых запоминающихся моментов жизни, особенно если отправиться туда на яхте.
По теме

Джонатан Бекетт о работе в России

Каждое из одиннадцати подразделений компании Burgess ее глава Джонатан Бекетт посещает минимум дважды в год. Его график расписан по минутам, но, будучи в Москве, он нашел время рассказать нам о последних трендах в индустрии суперяхт и атмосфере на российском рынке.

Вечер от Van der Valk

Этой весной в городке Ваалвейк голландская верфь Van der Valk провела Experience Event 2016, на котором поделилась планами на грядущий сезон и рассказала о состоянии новых проектов.

В ожидании премьеры

Скоро британская Princess International представит публике Princess 35М — новую модель из своей линейки суперяхт. Но о том, какой она будет, мы можем рассказать уже сейчас.

Важнейший навык шкипера — умение правильно собирать команду

MBY посчастливилось пообщаться с Кеном Ридом — человеком в постоянном движении. Ему, обошедшему земной шар два с половиной раза, удается сохранять свежесть восприятия и интерес к профессии, где он, кажется, знает все вдоль и поперек.