С Бьорном Пиллом — о реальных и мнимых угрозах

В 2018 году было зарегистрировано более 200 случаев пиратства и попыток вооруженного ограбления судов, и крупные частные яхты с обилием ценных вещей на борту нередко становятся объектом интереса преступников. Не меньшую ценность представляет информация о владельцах частных прогулочных судов, которая может использоваться для шантажа или промышленного шпионажа, поэтому защита собственности и жизни людей на борту — серьезная задача. О реальных и мнимых угрозах рассказывает Бьорн Пилл, офицер элитного немецкого спецподразделения GSG 9 и бывший телохранитель Ангелы Меркель.

Как сложилось, что бывший телохранитель канцлера Германии оказался в яхтенной индустрии?

Все началось с моей службы в федеральной полиции Германии. В ходе избирательной кампании 2007, 2008 и 2009 годов для обеспечения непосредственной безопасности канцлера Меркель дополнительно потребовались офицеры. Я вызвался добровольцем, и это был мой первый опыт работы телохранителем. Позже я перешел в спецназ, где пилотировал скоростные катера, которые использовались для проникновения на захваченные корабли. Так оформилась моя связь с морем, и спустя 15 лет службы я решил начать работать на себя. Оглянувшись на свой опыт в полиции, рассудил, что лучше всего у меня получится обеспечивать непосредственную безопасность клиентов на воде.

Считается, что когда яхта в море, людям на борту мало что угрожает. Существует ли спрос на подобные услуги?

Проблема в том, что аспект безопасности, особенно в случае супер-яхт, сильно недооценен. Большинство инцидентов не только не попадают в прессу, но даже не доходят до местного полицейского участка, поскольку владелец судна, стремясь сохранять приватность и анонимность, не желает огласки. Поэтому я часто слышу, что на яхтах вполне безопасно, так как с ними ничего плохого не происходит.

Основные опасения людей связаны с пиратами где-нибудь в Красном море, тогда как Карибское и Средиземное моря считаются спокойными. Это не совсем так. Бояться стоит не столько пиратов, сколько, например, организованных преступных группировок, которые следят за владельцами и директорами крупных компаний, пока те отдыхают на яхтах. Люди, которые владеют лодками или берут их в чартер, обычно поддерживают определенный уровень безопасности у себя дома, в автомобилях и во время выхода в свет. Но как только они оказываются на борту, то ошибочно полагают, будто им ничего не угрожает, хотя на самом деле уровень их безопасности падает до критического. И это самое главное, что должны в первую очередь понять наши клиенты, которые недооценивают риски нахождения на яхте.

Раз инциденты случаются, откуда ожидать угрозу? В портах и маринах есть охрана, экипаж несет круглосуточную вахту, да и точек проникновения на крупные яхты не так много… Если, конечно, мы не говорим о людях-пауках и суперменах.

Если честно, проникнуть на территорию порта несложно, и нам удавалось сделать это почти везде, где мы пробовали. Не нужно быть спайдерменом — достаточно просто важно выглядеть: надеть хороший костюм и взять портфель подороже или, скажем, раздобыть униформу, похожую на ту, что носят экипажи. Это проходит даже в сертифицированных портах и маринах, где, как правило, стараются создать особые условия для клиентов, чтобы не мешать им наслаждаться своим хобби. Поэтому охраны там мало, она зачастую не на виду и не проводит проверки, поскольку это нарушает атмосферу безмятежности. В итоге возникает компромисс, и обеспечить 100% безопасности не получается.

Попасть на борт сложнее, поскольку на суперяхтах круглосуточно есть экипаж, а трапы под наблюдением. Злоумышленнику понадобится отыскать другой способ: воспользоваться тендером или швартовным концом, — что, разумеется, может привлечь внимание. Однако это занимает всего несколько секунд и тоже не составляет проблемы. Вопрос в том, зачем им проникать на борт, поскольку вряд ли стоит задача захватить или угнать судно. Как правило, целью становится информация о владельце, желание запугать пассажиров или кража ценностей вроде произведений искусства. Последнее особенно актуально и часто случается в маринах, а не только на якорных стоянках. Но если на борту есть профессионалы, то уровень безопасности можно легко поднять.

Воображение сразу рисует людей в черном… Но ведь для суперяхт это не работает, поскольку пассажиры не должны чувствовать, будто им что-то угрожает.

Здесь есть два подхода: наступательный, когда наши сотрудники носят соответствующую униформу и всем своим видом показывают, что на судне профессиональная охрана и лучше туда не соваться. Во многих случаях это достаточно эффективно. Второй подход — невидимый, когда охрана неотличима от экипажа или находится на соседнем судне, патрулирует порт в гражданской одежде и наблюдает за посетителями. Это в большей степени полицейская тактика, и она обходится дороже, так как требует больше сотрудников.

Насколько эффективны технические средства обеспечения безопасности на яхтах: камеры наблюдения, системы учета людей на борту и т.  п.?

Конечно, новые технологии оказывают свое влияние, и мы отмечаем, что недавно построенные суперяхты гораздо более совершенны в плане безопасности на борту. Это следствие не только технического прогресса, но и требований заказчиков к обеспечению определенного уровня защиты. На мой взгляд, наша работа значительно облегчается, если на борту есть хорошие камеры, оптические и термальные датчики, маячки и прочие решения. Вместе с тем на рынке достаточно средств, которые стоят дорого, но не повышают безопасность, поскольку экипаж не умеет ими пользоваться и правильно интерпретировать информацию.

Обеспечиваете ли вы защиту от прослушивания на борту? Насколько легче или сложнее обнаружить «жучки» и средства для скрытого наблюдения на крупной яхте, чем на вилле или в офисном здании?

Предоставляя услуги клиентам высокого уровня, мы часто сталкиваемся с промышленным шпионажем и необходимостью защиты от прослушивания во время общих собраний и поездок за границу. Мы предлагаем базовую процедуру обнаружения и защиты от спецсредств, когда есть подозрения общего характера. Для более глубокого поиска и противодействия мы привлекаем наших партнеров, которые специализируются по профилю: этой компанией руководят бывшие агенты германской разведки.

 

  • В своей работе Pyll Protection руководствуется немецкими законами и собственными этическими нормами

Методика обнаружения «жучков» на яхте не отличается от той, что применяют на суше: поиск осуществляется похожим образом, а способы защиты работают даже лучше. Единственное слабое место на борту — это рубка, ведь из-за обилия электроники там очень тяжело получить достоверные результаты от систем обнаружения подслушивающих устройств.

Входят ли в ваши задачи контроль и проверка поступающих на борт предметов (провизии, запчастей и т.  п.) для предотвращения попадания на судно взрывчатки, ядов или радиоактивных изотопов?

Все, что доставляется на борт в рамках общего обеспечения судна, выборочно проверяют экипаж и менеджер яхты. Такие меры, как взятие проб пищи и использование дозиметров, применяются только в ситуациях, когда существует особая угроза. В этом случае охранная команда участвует в комплексном мониторинге с привлечением рентген-сканеров и собак-ищеек. Кроме того, большинство поставщиков провизии и прочих товаров для яхт предлагают особые услуги для обес-печения высоких стандартов безопасности. Наконец, полиция и таможенная служба имеют право проверить имущество на судне при входе или выходе из территориальных вод!

Что вы скажете о системах обнаружения подводных пловцов вроде Far Sounder? Стоит ли их ставить и как защититься от дайверов без них?

Прежде всего необходимо понимать уровень риска, связанного с конкретным клиентом, и вероятность нахождения яхты в зонах риска. Если мы говорим о небольшой яхте, которая проводит значительную часть времени в маринах, то такая система будет излишеством. Но если речь о суперяхте, например, российского олигарха, у которого могут быть враги с большим бюджетом, то вместо обычного пиратства мы будем иметь дело с высокоорганизованными профессиональными криминальными и террористическими структурами. В таком случае применение подобных систем оправдано, поскольку без них невозможно мониторить акваторию вокруг судна. В нашей практике было несколько случаев, когда дайверы почти наверняка пытались вести слежку за яхтами, и такая система помогла бы нам их обнаружить.

Сколько сотрудников понадобится для эффективной охраны, скажем, стометровой яхты, если вероятность нападения составляет 30%?

Я не могу ответить на этот вопрос, так как это раскроет наши карты, но могу дать вам подсказку. Количество людей всегда связано с размерами судна, и если минимум два человека охраняют его круглосуточно в две или три смены на протяжении года, то дальше вы сможете посчитать сами. Конечно, во многом это также вопрос бюджета.

Сколько людей в вашей организации?

Достаточно! В этой профессии сложно постоянно держать всех специалистов в одной компании, поскольку каждый клиент и каждый случай требуют особых знаний и навыков. Поэтому мы уже давно выстраиваем сеть, в которой есть офицеры полиции, спецназовцы, специалисты в узких областях, а ключевые сотрудники Pyll Protection взаимодействуют с ними.

В таком случае клиент может требовать проверки не только ваших анкетных данных, но и ваших конфидентов?

Более того, он должен это делать, хотя зачастую я наблюдаю обратное. Мы предоставляем все необходимые документы для проверки, а каждого человека, который работает с нами, я знаю лично. Все наши ключевые сотрудники раньше служили в полиции или в армии, что облегчает проверку.

Логично, что владелец яхты может попросить вас обучить экипаж. Занимаетесь ли вы этим?

Да, и мне нравится слышать такой вопрос от клиента, поскольку это означает, что он задумывается о ситуации и хочет усилить охрану. Конечно, мы можем обучить экипаж специальным навыкам и работать с ним в тандеме. До определенного момента это очень помогает, особенно когда речь идет об оказании первой помощи, перемещении в убежище или эвакуации. Мы вместе отрабатываем эти сценарии, что дает нам больше времени на реагирование. Когда речь идет о прямом контакте с преступниками, кем бы они ни были, я не поддерживаю стремление клиентов обучать экипаж защите судна, поскольку они не спецназовцы. Я бы ни за что не доверил члену команды оружие, поскольку знаю, что он никогда не станет действовать, как я. Это очень рискованно, и это наша работа.

Только что вы упомянули убежище. Рекомендуете оборудовать на яхте секретный бункер?

Да, однозначно, и на большинстве новых суперяхт он есть, даже если вам говорят обратное. Внимательно посмотрите на чертежи — и найдете специальные комнаты с более крупными и мощными дверями. Это очень полезная штука, когда вы находитесь в море и нет возможности эвакуации. Если на борту отсутствует охрана или защититься от нападающих невозможно, то единственным выходом будет закрыться в бункере и ждать помощи. Если на борту нет такого убежища, у нас остается гораздо меньше времени на реагирование, поскольку придется защищать пассажиров и команду, а преступникам, захватив членов экипажа, будет намного легче получить управление судном. Я бы рекомендовал всегда иметь бункер на яхте.

Между здоровым желанием обеспечить безопасность и паранойей тонкая грань. В вашей практике были случаи, когда приходилось останавливать клиента, требовавшего все больше и больше в отсутствие реальных рисков?

Иногда трудно найти такой баланс, особенно если клиент или чего-то сильно боится, или хочет продемонстрировать, какой он крутой. В таких случаях мы дожидаемся подходящего настроения, когда ему можно тактично объяснить, что он перегибает палку, или пытаемся донести это через его доверенных лиц. В конце концов, мы предоставляем услугу, а клиент — король, поэтому мы делаем то, о чем он просит. Но если мы посчитаем, что принимаемые меры выходят за рамки разумного, негативно влияя на имидж заказчика, то мы, конечно, вмешаемся.

Как далеко вы заходите в оказании ваших услуг? Что, если клиент не хочет обращаться в полицию и просит вас найти и наказать обидчиков?

У нас есть разведывательно-аналитическое подразделение и отдел расследований, которые имеют дело не только с яхтенным сектором. Поэтому мы можем найти преступников и определить местонахождение украденного объекта. Однако вернуть его — это уже другая история, поскольку даже если он был украден, мы не можем украсть вновь, вломившись в чей-то дом. Это противозаконно, и мы не переступаем эту черту. Всегда есть другие пути, без вовлечения полиции… Например, можно обратиться к юристам и с их помощью оказать давление на преступников.

Есть ли у вас какие-то этические стандарты, которые не позволяют соглашаться на охрану тех или иных клиентов?

Это трудный вопрос. Конечно, у каждого из нас есть собственная этическая планка — перечень людей или организаций, с которыми мы никогда не станем работать. Проблема в том, что, как правило, клиента представляет его доверенное лицо или управляющая компания, и мы не всегда знаем, кто стоит за ними. Обычно, если мы обеспечиваем безопасность судна, то получаем полную информацию о владельцах и людях на борту, так как она необходима для оценки рисков. Если мы поймем, что они занимаются чем-то противозаконным, то откажемся от сотрудничества, чтобы не испортить репутацию.

А как насчет лиц под санкциями?

Это не проблема. Будучи немецкой компанией, мы не должны нарушать законы Германии, а американские санкции не помешают нам выполнять нашу работу, если она не выходит за наши личные этические рамки.

Текст Антон Черкасов-Нисман Фото Pyll Protection

Новости

 Что нам готовит новый день

Отвечаем на вполне закономерные вопросы наших читателей и партнеров.

Яхты

Pearl Yachts

Интересная британская верфь, которая строит лодки столь же практичные, сколь и необычные.

Стиль жизни

Новый Continental GT V8 — скоро в шоу-руме Bentley Москва-Волгоградский

Новая версия Bentley Continental GT V8, оснащенная 4-литровым бензиновым двигателем последнего поколения, появится в шоу-руме Bentley Москва-Волгоградский Авилон уже в начале второго квартала 2020 года.
По теме

Подведем итоги Volga Boat Show 2015

В Тольятти завершила свою работу выставка яхт и катеров «VOLGA boat show», которая проходила с 4 по 7 июня.

Предвосхищая праздник

Пролетел еще один год! Подводя его итоги, с удовлетворением отметим: наш журнал не только прожил его без признаков упадка, но уверенно продолжает развиваться. В новогоднем выпуске вы найдете для себя много нового — и это не пустые слова: некоторые поднятые здесь темы освещаются впервые в российской и мировой прессе.

Лекарство от старости

Генуэзская компания Amico & Co входит в тройку самых современных верфей, которые специализируются на рефите суперяхт в Средиземноморском регионе. Ее средняя годовая загрузка — порядка сотни проектов: от быстрого мелкого ремонта до масштабных вмешательств в конструкцию судна, которые длятся более года.

Лодки, которые мы выбираем

Чем руководствуются люди, выбирая себе судно? Каковы их ожидания при покупке и насколько результат им соответствует? Разные люди, разные лодки… Но вот что об этом говорит Владислав Гусев, бизнесмен из Иркутска, недавно ставший владельцем итальянского Absolute 56 Fly.