Z-man. Встреча в Нью-Йорке

Встретить в Нью-Йорке соотечественника — обычное дело. Он оказался успешным бизнесменом — вполне вероятно. Кандидатом в президенты — уже неординарно. Но то, что реализуемый им проект способен изменить жизнь всего человечества, выглядит совсем уже фантастикой! Тем не менее нам повезло пообщаться с таким человеком. Зураб Цицуашвили, интеллигентный и по-настоящему скромный, всячески старался уклониться от беседы, ссылаясь на свою непубличность, но интрига, которую создает его нынешний глобальный проект, не давала покоя…

Зураб, среди своих американских друзей и партнеров вы известны как Z-man. Это специальный маркетинговый ход, ассоциация с супергероями, чтобы продвигать ваш действительно неординарный проект?

Отчасти. Когда я приехал в Америку, при знакомстве мои фамилия и имя становились проблемой для воспроизведения. Представляюсь: «Зураб!». И в ответ чего только не получаю! Американцы — люди простые, поэтому, услышав «Z», стали обращаться «Z-man». Поскольку в бизнесе я везде стремлюсь к оптимизации, то посчитал, что такой вариант оптимизации моего имени для речи американцев очень подходит, и не стал сопротивляться. А сейчас создается мой сайт Z-man, где я как раз буду освещать все вопросы, связанные с нашим блокчейн-проектом.

Кстати, с какими ожиданиями вы приехали в Америку? Пришлось ли столкнуться со стереотипами?

В Америке я оказался по стечению ряда жизненных обстоятельств. Этакий вариант американской мечты. Почти без денег, без знания английского языка, без родственников или друзей — все нужно было начинать с нуля.

По поводу стереотипов: я думал, что с ними столкнулся, а на самом деле это было просто недопонимание из-за незнания языка в тот момент, отсюда и сложности с социализацией. Скорее не понимал жизненной философии Америки. Потом я осознал всю привлекательность американской социальной системы: она очень открытая, принимает всех, в бизнесе нет какого-то непотизма. Пример Цукерберга показывает, что возможности Америки как площадки для роста безграничны, если есть талант, упорство и любовь к своему делу. Мне, считаю, в самом начале улыбнулась удача: повезло попасть в хорошую команду большой финансовой компании Softbank, где я каждый день в течение 15 лет учился вести себя, понимать и принимать разные вещи, анализировать. Начинал я, к слову, программистом. В этом я всегда хорошо разбирался, и меня ценили как специалиста. Но в Softbank’е научился и многому другому и благодарен этим людям, очень известным и влиятельным, но одновременно простым и скромным. В общении с ними, даже в начале своей карьеры, на самой низкой корпоративной должности, я никогда не чувствовал себя ущербно. Это по-настоящему удивительное, человеческое отношение.

Чем помогла учеба в Гарварде? В Америку вы приехали уже дипломированным специалистом. Этот бэкграунд помог или помешал?

Я благодарен советскому образованию, ставшему основой для моего дальнейшего роста. Но если в советской системе нам давали хорошие академические знания (так я, например, выучил множество математических теорий), то в Америке учат применять знания на практике, в бизнесе. Когда закончил Тбилисский государственный университет (кибернетика и прикладная математика), то, обладая серьезными знаниями, просто не знал, как применить их в жизни. Именно поэтому, оказавшись в Америке, я понял: нужно идти учиться. Но учиться именно для получения прикладных навыков. Всегда стоит стремиться к лучшему, так что Гарвард стал очевидным выбором. Очень благодарен человеку, который помог мне оплатить обучение. Как он потом сам вспоминал, молодой парень пришел к нему с горящими глазами и сказал, что мечтает учиться. Он не смог отказать.

Что, на ваш опытный взгляд, требуется в современном образовании, чтобы молодые специалисты отвечали вызовам времени? И какие компетенции специалистов актуальны в вашей команде?

В настоящий момент, наверное, необходимо понимание новых технологий, их применения в оцифровке бизнес-процессов. Технологии сегодня — ключ к успеху! Знать, как их использовать относительно бизнеса, — это конкурентное преимущество. Мне важен профессионализм, умение принимать самостоятельные профессиональные решения. Вообще я не уделяю большого внимания резюме, когда подбираю людей в команду. Намного важнее, что этот человек в данный момент сможет сделать для проекта, есть ли в нем драйв, отвечает ли он текущим задачам.

То есть вы готовы делегировать полномочия? Или не отказываетесь и от вертикальных методов управления?

Это больше похоже на симфонический оркестр, где все — профессиональные исполнители, а руководитель управляет процессами как дирижер.

Я сейчас веду большой проект, который, уверен, станет прорывным для всего мира. При этом каждый в моей команде отвечает за свой участок работы, зачастую не представляя себе общей картины. Так вот, это целостное видение как раз есть у меня, и моя задача — собрать этот «конструктор».

Ваш путь предпринимателя показывает, что вы не являетесь приверженцем какой-то конкретной сферы бизнеса и старались реализовать проекты в разных сегментах. Как найти себя, как научиться преодолевать сложности на пути к успеху?

У меня действительно никогда не было одного направления, часто загорался идеями и всегда воплощал их в реальность. Признаться, не всегда это был успех: бывали и провалы. Провалы, кстати, учат намного большему, чем успехи. Когда все идет хорошо, не замечаешь огрехи, и только неудачи дают возможность для анализа. Так накапливается опыт работы в незнакомой сфере, опыт работы с людьми, опыт реагирования на процессы, которые идут вне бизнеса. Например, я твердо осознал, что для любого продукта нужен четкий маркетинг и системная дистрибуция. Твоя команда должна понимать идеологию создаваемого продукта.

Можете назвать кого-то, кто оказал особенное влияние на развитие вашего бизнеса?

Пожалуй, самую большую роль в моем бизнесе сыграл мой ментор в Softbank МэриЛю Бэрк: она мне, по сути, передала свой огромный уникальный опыт. Позже обстоятельства сложились так, что я фактически принял решение о ее увольнении. Она по-человечески поначалу обиделась, но потом, спустя несколько месяцев, отбросив эмоции, сказала, что гордится мной и это было правильное бизнес-решение. Мы до сих пор близкие друзья. И, конечно, мои родители, которым я неимоверно благодарен! Сейчас я отец шестерых детей и прекрасно понимаю, как важно воспитать правильного человека…

Ожидаете ли, что дети пойдут по вашим стопам, или оставите им свободу выбора?

Старшей дочери уже 24 года, и она свой путь выбрала, как и самая младшая. Мы как родители можем лишь научить их человечности, показать, что важно в жизни и как правильно воспринимать мир.

В воспитании детей вы выступаете как ответственный человек и хотите, чтобы у них все было хорошо. Чувство ответственности подтолкнуло в 2013 году к участию в президентских выборах в Грузии? Было ли это личным эмоциональным решением, или роль сыграло окружение, желающее видеть вас в этом качестве?

Я вернулся в Грузию после долгого перерыва и увидел, что люди живут в катастрофических условиях. Это был первый порыв: нужно срочно что-то менять. Почему бы не попробовать баллотироваться независимым кандидатом? Оценил все за и против и решил действовать. Я не стремился к статусу и считаю, что быть во главе государства — это серьезная работа. Я политиком себя не вижу, но в тот момент посчитал, что мои знания и умения, полученные в Америке, смогут пригодиться на родине. Однако политическая система тогда оказалась не готова принимать президента с двойным гражданством. Считаю, что в демократической стране один человек не может решать всё: управление страной — командная работа. Поэтому я собрал хороших специалистов, фактически у меня был готов кабинет министров. Но в Грузии тогда и сейчас требуется не проактивный подход с планом долгосрочных реформ, а реактивная позиция, поскольку надо реагировать на имеющиеся проблемы, реализовывать программы здесь и сейчас.

В какой области готовятся ваши новые проекты?

Проект, над которым мы сейчас работаем, носит глобальный характер. В его основе лежит технология блокчейн, которая действительно является революционной, и ее внедрение, по нашему мнению, уже неизбежно.

При этом проект никак не связан с криптовалютами. Более того, на мой взгляд, криптовалюты вносят определенный хаос в мировую экономику. Я убежден, что никакое государство никогда не даст подобным процессам развиться, поскольку денежная система — всегда прерогатива государства, и любые сбои — прямая угроза национальной безопасности. На мой взгляд, эти проекты могут быть интересны в качестве определенных научных и бизнес-экспериментов (к примеру, биткойн показал, что можно оцифровать value, и это гениально!), но постепенно они сойдут на нет.

Технология блокчейн, напротив, имеет в своей основе очень четкие алгоритмы. И главное здесь — возможность оцифровки всего и вся. Вот в этом направлении мы и смотрим. Наша задача — создать универсальную цифровую платформу, которая будет автоматизировать процессы на всех трех уровнях как по вертикали (между государственным аппаратом, бизнесом и гражданами), так и по горизонтали (на государственном уровне, на уровне бизнеса, на уровне взаимодействия между гражданами). Например, можно будет оцифровать личную информацию, максимально упростив для человека множество процедур. Скажем, при пересечении границы виза не потребуется, поскольку все будет привязано к вашему телефону. Новая технология поможет упростить и обезопасить сделки, в том числе — связанные с приобретением яхт. Или можно будет оцифровать целые направления государственной службы, сделав ее автоматизированной, прозрачной. Аналогичные процессы можно запустить для бизнеса. При этом каждое государство в этом формате можно рассматривать как отдельный подпроект — «цифровое государство» — с возможностью последующей интеграции в глобальную мировую сеть таких же «цифровых государств».

Проект по созданию такой цифровой платформы у нас в разработке, при этом отдельные его блоки готовятся независимо друг от друга, поэтому я здесь выступаю одновременно в роли и интегратора, и дезинтегратора.

Как будут решаться вопросы безопасности?

Блокчейн-технология обеспечивает самую высокую защищенность для инфраструктуры. Мошенничество там невозможно. Если бы телефоны были на этой технологии, то никакой хакер не смог бы туда залезть. Сейчас ваша личная информация собирается через Facebook, Google, другие сервисы, которые ее используют, и здесь есть большие вопросы к защите персональных данных, а на блокчейн-платформе уже только вы владели бы этой личной информацией и, оцифровав ее, могли бы распоряжаться этими данными на свое усмотрение. По нашему мнению, это оптимальный вариант сосуществования персональной и коммерческой информации.

Понадобятся при данной системе национальные валюты?

Как я уже говорил, у меня консервативный подход к этому вопросу, и я не считаю вероятным, чтобы какая-либо страна уступила право на эмиссию национальной валюты кому-либо. На нашей платформе государство лишь автоматизирует на определенных уровнях направления своей деятельности или останется в своих правах. Будет глобальная цифровая инфраструктура, общая и понятная для всех участников. Валюта внутри государства может в этой связи претерпевать определенные изменения, но всегда останется прерогативой государства.

Мы ничего для себя не извлекаем: наша выгода — глобальное внедрение платформы, на которой мы так же, как и другие участники, сможем внедрять уже свои аппликации под государственные или бизнес-процессы.

Где черпаете силы и вдохновение для таких грандиозных замыслов? Если говорить об отдыхе, какие предпочтения по региону, стране, стилю?

Отдыхаю с семьей, обычно там, где дети выбирают. Люблю Соединенные Штаты. Вообще, не имеет значения, где: имеет значение — с кем! Поэтому привязываю себя не к месту, а к людям. Важно, кто тебя поддерживает. В любом месте на Земле, где был с женой, были и энергия, и вдохновение! Для семейного отдыха великолепно подходят круизные лайнеры, а вдвоем с супругой хотели бы посетить Японию, увидеть, как расцветает сакура.

Лично мне нравится активный отдых: пилотирование самолета, океаническая рыбалка. Получил сертификат пилота и полетал за штурвалом. Обожаю море, его простор, аромат, оно дарит непередаваемое чувство свободы!

Однажды на рыбалке у Каймановых островов довелось даже поймать огромного голубого марлина весом 485 кг! Выдержал нешуточную борьбу с ним в течение нескольких часов, он нам даже обшивку катера пробил! Я — очень удачливый рыбак, не преувеличиваю.

Текст Виктор Авдеев Фото Роман Кадария

Яхты

На палубе Palumbo

Новые для российского рынка бренды суперяхт разных верфей, входящих в один итальянский концерн.

Стиль жизни

В снег за свободой

Холодает, однако... Самое время познакомиться с обновленными моделями Ski-Doo Expedition.

Яхты

Королевский альбатрос

Проект Lürssen Mistral на всем протяжении строительства оставался чрезвычайно секретным, и только сейчас, спустя два года после передачи Amadea владельцу, у нас появилась возможность побывать на борту.
По теме

Большие и разные

«Для человека, который не знает, куда двигаться, не бывает попутного ветра». Такими словами Сенеки встречает посетителей сайт верфи Nobiskrug. Еще пятнадцать лет назад ее известность редко выходила за пределы Германии, но за этот период компания проделала большой путь, навсегда войдя в историю индустрии суперяхт.

И целого мира мало!

На январской выставке в Дюссельдорфе все модели Hallberg-Rassy были сгруппированы на одном стенде. Кроме одной: Hallberg-Rassy 64 стояла в линии с крупными круизерами других брендов, словно бы приглашая сравнить. Впрочем, я свои сравнения сделала давно, как только познакомилась с этими лодками.

Яхта на Балтике

Ирина Липовецкая: Так выглядит катер финской морской полиции. Законопослушным гражданам встреча с ним ничем не грозит. Важно помнить, что ваша яхта имеет право находиться в водах Евросоюза не более 18 месяцев.

Пираты на карте мира

Согласно недавнему исследованию, пиратство остается серьезной опасностью, особенно в Азии, Аравийском море и Гвинейском заливе. В 2015 году было зафиксировано 386 случаев морских нападений, где 66% активности приходится на азиатский регион и 16% и 17% — вокруг п-ва Сомали и западно-африканского побережья соответственно